17 октября • обновлено в 16:39
МоваЯзык
Главная Блоги

/ Общество

Живем по принципу "как-то будет": Жебривский о курсе Украины и мире на Донбассе

12.4т Читать материал на украинском

Чем опасен "путь к миру", который избрала действующая власть? Принесет ли окончание войны согласие Украины на так называемую "формулу Штайнмайера" и существует ли альтернатива Минским договоренностям? Как на самом деле команда Зеленского собирается преодолеть коррупцию и возможно ли это сделать вообще?

Об этом, а также о "троянском коне" - ОРДЛО, перспективах реинтеграции оккупированных территорий и основных угрозах и вызовах, стоящих сейчас перед Украиной, OBOZREVATEL побеседовал с экс-главой Донецкой военно-гражданской администрации, лидером партии "Республиканская платформа" Павлом Жебривским.

- Новость о том, что представители Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске согласовали так называемую формулу Штайнмайера, вывела людей на улицу во многих городах Украины. По вашему мнению, чем именно угрожают такие действия власти и могут ли мирные митинги, которые происходят сейчас, перерасти в массовые серьезные протесты?

- Мы сейчас обсуждаем то, чего люди не понимают. Согласно социсследованиям группы "Рейтинг", две трети украинцев не понимают, что такое "формула Штайнмайера" и что же в конце концов подписали.

"Формула Штайнмайера" была предложена еще в 2015 году. Согласно ей, первичными являются выборы. А вот составляющая безопасности там отсутствует вообще. Поэтому, когда сегодня Лавров говорит, что эта формула – это компромисс по Минску-2 – это от лукавого. Потому что если в Минских соглашениях предполагалось принятие и внесение в Конституцию вопроса об особом статусе ОРДЛО, а сегодня говорят об имплементации этого сразу после выборов – то это не что иное, как перестановка слагаемых. От которой сумма, как мы знаем, не меняется.

Важно, что именно они подписали. В темниках, которые раздали представителям Зеленского, сказано, что нет там никакой "формулы Штайнмайера", что там просто согласовали вопрос по выборам. Это манипуляция. Потому что, обсуждая, когда ОРДЛО получит особый статус на постоянной основе, никто ни слова не говорит, что именно парафировали советники Зеленского по "нормандскому формату" с представителями России и ОРДЛО. Мы ничего не знаем об этих договоренностях. Темники от Зеленского настолько забили информационное пространство, что на этом никто не акцентирует внимания.

Еще один тревожный момент. Зеленский несколько раз говорил, что впоследствии Верховная Рада примет закон об особом статусе. То есть он уже знает, какие политические задачи поставит перед своей фракцией – но не рассказывает об этом обществу. Они уже обо всем договорились. И это зафиксировано в тех засекреченных договоренностях советников по "нормандскому формату".

И именно эти договоренности будут положены в основу того закона, о котором говорит Зеленский. Их выдадут за то, что согласовала "нормандская четверка". И поставят перед фактом: хотите мира? Тогда вперед!

Одна из причин, по которым Порошенко не избрали на второй срок – отсутствие решений по миру. Его упрекали: ты же обещал закончить войну за две недели, почему не закончил? Все критиковали Минские соглашения. В том числе и люди, которые призывали выбрать Зеленского и "Слугу народа" в качестве альтернативы. Команда Зеленского свою предвыборную кампанию строила на критике Минских соглашений как вредных, плохих и отвратительных. А сегодня реализует то, что так беспощадно критиковала.

- Причем в наихудшей из возможных интерпретаций.

- Именно так. Я бы хотел увидеть "формулу Зеленского". Хотел бы, чтобы он свое видение достижения мира представил мировому сообществу как путь к решению вопроса. Но они выбирают худшую форму реализации такого ненавистного "Минска" и уверяют, что их к этому вынудил Порошенко.

Минские договоренности – действительно очень плохо. Однако давайте вспомним, когда они были подписаны. Сентябрь 2014 года, после Иловайска – Минск-1 и февраль 2015-го, Дебальцевская операция – Минск-2. Тогда это был вынужденный шаг. Но сегодня уже новые обстоятельства. И согласно новым обстоятельствам на востоке Украины, должно быть предложено новое, правильное решение по достижению мира на Донбассе. Мы этого не видим и близко.

И именно против этого - даже не до конца понимая все тонкости, но подозревая, что здесь заложена какая-то пакость – и протестует активная часть украинского общества.

- И вы разделяете эти подозрения?

- Конечно. Когда мне в этой части кто-то говорит "Я порешаю" - я не верю. Потому что Путину не нужен мир в Украине. Путин хочет иметь полный протекторат над всей Украиной. Именно поэтому он с февраля 2015 года пытается впихнуть в Украину "троянского коня" - ОРДЛО.

Поэтому существует всего две модели решения проблемы на востоке Украины.

Первая модель – это настоящая победа. Это когда мы наведем порядок в Украине, достигнем устойчивого экономического роста, реального увеличения доходов людей. Параллельно мы строим мотивированную украинскую армию. Четко показываем людям на оккупированных территориях, что Украина – это белое, а ОРДЛО – черное. А дальше проводим короткую военную операцию - и уже через 5-6 дней освобождаем Донбасс.

В Германии после Второй мировой в течение 10 лет проводилась денацификация. Нам на оккупированных территориях необходимо проводить дерашизацию. Мы сейчас живем в информационном обществе, поэтому можем сократить срок ее проведения в два раза. Назначаются военно-гражданские администрации, проходит дерашизация местного населения и только потом мы проводим там выборы по закону о децентрализации в Украине. И те территории получают ровно такие же полномочия на местах, которые имеет вся Украина.

Это – победный путь Украины. При нормальном правительстве, при нормальной политике Офиса президента это можно сделать за три года.

- А вторая модель какая?

- Вторая модель – компромиссная. Здесь мы вынуждены пойти на определенные потери и уступки. По этой модели прежде всего мы должны обеспечить составляющую безопасности: прекращение обстрелов на линии разграничения, обмен пленными, вывод всех иностранных войск с временно оккупированной территории, разоружение незаконных вооруженных формирований, контроль за границей, который будет осуществлять международная миссия, потому что на первом этапе Украине границу не отдадут. На оккупированной территории вводится международная администрация и международные полицейские силы, которые обеспечат общественную безопасность и безопасное проведение выборов в соответствии с децентрализацией.

Эта модель также предусматривает амнистию для всех, кто не совершал военных преступлений.

И это – максимальный компромисс, на который может согласиться Украины.

- Но пока он не рассматривается, верно?

- То, что предлагается Минскими договоренностями и их худшим проявлением – "формулой Штайнмайера" - это легитимизация "фунтов", назначенных Россией на тех территориях. Это преобразование НВФ в милицейские силы. Это отсутствие контроля за украинско-российской границей. Это восстановление за счет Украины того, что разрушила там Россия. Это социальные выплаты из украинского бюджета. Это миллиарды на разминирование. Это назначенные с согласия "фунтов" суды и прокуратура...

Фактически, мы, не получая никакого контроля за той территорией, получаем одни "обязы". А после этого вся эта язва полезет на свободную Украину. Так какой же это мир?!

- Выглядит как капитуляция.

- Это и есть капитуляция. Поэтому люди и протестуют. И именно поэтому, убежден, вряд ли Зеленскому и его команде удастся это сделать.

Тем более, что за последние три месяца, согласно социсследованиям, количество людей, которые готовы получить мир только по первой модели, о которой я говорил, выросло с 18% до 23%. Навязанная Украине пелена уже начинает понемногу сползать с глаз. И именно в этом есть гарантия того, что так просто капитулировать власти никто не даст. Даже если на референдуме, о котором уже начинают говорить некоторые политики, 73% проголосуют "за мир", остаются эти 23%, которые с таким "миром" никогда не согласятся.

- И что в таком случае? Уже настоящий гражданский конфликт?

- Если не стереть эти острые грани между диаметрально противоположными позициями патриотов, "ваты" и равнодушного большинства – да, огромный конфликт, который разорвет Украину. И 73% передавить 23% количеством – не удастся. Потому что эти 23% - это активные люди. Это воины, волонтеры, патриоты.

- Как же можно стереть эти острые грани?

- Нужен диалог с обществом. Нужны аналитические группы, которые четко показали, что этот компромисс - это то, что принесет меньше вреда Украине. А в будущем объединит ее и сделает мощной. Нужен путь к единению.

И только после реализации коммуникативной стратегии и сглаживания острых углов можно выходить на эти все вещи.

Но знаете, что самое печальное? Богдан Яременко недавно заявил, что согласование текста, который сейчас называют "формулой Штайнмайера" - это залог встречи "нормандской четверки". Но посмотрите: письмо подписали, а Сурков тут же выходит и заявляет, что встреча состоится не после подписания письма, а после разведения войск в Золотом и Петровском. Завтра команда Зеленского проведет одностороннее "разведение" - и Россия придумает еще что-то. Это все напоминает морковку, которую цепляют перед носом у осла, чтобы он шел вперед. Московиты нам постоянно какую-то морковку цепляют.

Зеленский должен четко осознать: его рейтинг будет падать. Бесконечно надувать мыльный пузырь не удастся. Вопросы мира на востоке, земельной реформы, кассовых аппаратов, Бюро финансовых расследований, вопрос "Приватбанка" дальше оттягивать невозможно. Надо давать на них ответы.

Тем более, что время на оттягивание уже исчерпано. Это раньше можно было жаловаться, что булаву не дают, что полномочий не хватает, что его Рады нету, что свой Кабмин не сформирован... Уже не только "100 дней" президента и парламента прошли – скоро правительство свои 100 дней будет отмечать.

Говорят, лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Сегодня некоторые думают, что у нас будет ужас без конца. Ничего подобного. Для кого-то уже очень скоро может прийти ужасный конец.

- Вы упомянули о вопросе "Приватбанка". Не так давно несколько солидных европейских СМИ вышли со статьями-предупреждениями для Зеленского о том, что чрезмерное сближение с Коломойским может печально для него закончиться. Прозвучали намеки на то, что такая ситуация негативно скажется на сотрудничестве Украины с МВФ...

- Если бы это закончилось плохо только для Зеленского – Бог бы с ним. Но это плохо закончится для нас с вами.

С начала 2015 года кредитный рейтинг Украины с ССС + поднялся до В. Это произошло благодаря достаточно серьезному развитию экономики и сотрудничеству с МВФ. Потому Международный валютный фонд – это не только о деньгах. Это - маркер для инвесторов: с этой страной можно иметь дело, вкладываться в нее.

Кроме того, наша экономика демонстрировала достаточно хороший, стабильный рост: по второму кварталу - 4,6%. И ключевыми драйверами роста ВВП Украины на протяжении последних 1,5 года были три составляющие. Первая – потребительский рынок: рост соцвыплат, зарплат и пенсий, поступления от украинцев, работающих за рубежом. Люди получали больше денег, тратили их – и это давало толчок для развития экономики.

Но на следующий год предусмотрен минимальный рост доходов - всего около 500 грн для минимальной зарплаты, никакого роста пенсий, а из-за падения курса доллара переводы из-за границы в гривневом эквиваленте будут меньше. То есть этот драйвер, как минимум, просядет.

Вторым драйвером развития экономики был рост сельского хозяйства: свыше 10%. В этом году безответственная позиция правительства привела к скупке биржевыми спекулянтами облигаций внутреннего государственного займа. Если на начало года было продано валютных облигаций примерно на 6,7 млрд грн, то сегодня этот показатель увеличился до 97 млрд грн, то есть новая власть продала на 3 млрд долл. валютных облигаций. Что и привело к падению курса доллара.

И это падение отразилось на сельском хозяйству. Урожай в этом году лучше. Но если в прошлом году подсолнечник люди продавали по 10 800 грн за тонну – в этом году цена упала до 7 800 грн. Цена пшеницы второго класса по сравнению с прошлым годом упала с 6 тыс до 4,4-4,5 тыс. грн, кукурузы – с 4,8-5,2 тыс. грн до 3,4 тыс. грн. Падение – более чем на треть. И несмотря на увеличение урожайности, мы получим минусовый финансовый результат от сельскохозяйственной деятельности.

Третьим драйвером экономики была наша экспортная составляющая: металл, железные окатыши и тому подобное. В связи с началом рецессии мировой экономики цены на сырье упали - от 18% до трети. Поэтому и это перестает быть драйвером.

Скоро мы получим отчет по ВВП за 3 квартал – и я ожидаю рост не более 2%. А если такая политика будет продолжаться и в 4 квартале – можем вообще выйти на ноль.

- Согласно всем социологическим опросам, кроме вопроса мира украинцев очень беспокоит борьба с коррупцией. Как оцениваете действия властей по ее преодолению, тем более, что это было одним из ключевых обещаний во время выборов?

- Я не устаю повторять, что глобальная борьба с коррупцией - это задача Кабмина и парламента. А вот наказание коррупционеров - это ГПУ, НАБУ и так далее. Борьба с коррупцией и наказание коррупционеров – это далеко не одно и то же.

- А в чем ключевая разница между ними?

- Борьба с коррупцией – это уборка коррупционных рисков, уменьшение контакта гражданина и чиновника. Это именно то, что предусматривали центры предоставления услуг, о которых много говорили в 2017-м году и совсем замолчали сейчас. ЦПАУ – это когда человек не идет за справкой к чиновнику, который только и ждет, чтобы ему что-то дали, а пишет заявление и через две недели получает эту справку, без контакта с чиновником вообще. Это – борьба с коррупцией? Да.

Мы не преодолеем коррупцию, пока не заберем распорядительные функции у министерств. Пока от подписи министра будет зависеть решение какого-то вопроса – будут существовать коррупционные риски. Поэтому Кабмин должен вырабатывать политику и контролировать ее реализацию. А распорядительные функции надо предоставить другим органам, которые бы контролировались, в том числе, и КМУ.

Борьба с коррупцией - это формирование институтов, которые конкурируют друг с другом. Чистая и прозрачная конкуренция уменьшит коррупционные риски. К сожалению, я не слышал от Кабмина и ВРУ не только о формировании таких институтов, но даже о желании их создать.

Я не слышал ничего о подготовке, скажем, антитрастового законодательства, подобно тому, которое в 1930-е годы помогло преодолеть коррупцию Америке. Нам также нужна ликвидация вертикально интегрированных компаний. Потому что если человек имеет возможность одновременно добывать уголь, руду, производить электроэнергию и плавить металл – конкурентов у него не будет. Поскольку при такой ситуации всегда остается возможность на каком-то этапе опустить цену, уничтожить конкурентов и продолжить монополизацию.

- И как это изменить?

- Отбирать ни у кого ничего не надо. Но должны быть созданы законодательные условия. Если человек, к примеру, хочет производить металл, - он должен избавиться от других активов, как то добыча угля или руды, например – и заниматься исключительно металлом.

Тогда будет конкуренция. И как следствие – минимизация коррупционных рисков, потому что тогда в действие вступает его высочество рынок.

- А как насчет антикоррупционных институтов? Как оцениваете их эффективность сегодня?

- Институты - это вообще интересно. Сейчас в парламент внесен закон о Государственном бюро финансовых расследований. Когда мы его разрабатывали с нашими зарубежными партнерами, предполагалось, что будут ликвидированы три учреждения: департамент "К" в СБУ, управление по борьбе с экономической преступностью в МВД и право вмешиваться в экономику у ГПУ. Все эти функции будут сконцентрированы в Бюро финрасследований.

Так вот, я почитал реформу СБУ: ликвидация департамента "К" там не предусмотрена. Забыли также о заявлениях по ликвидации УБЭП в МВД. А прокуратура как занималась экономическими вопросами, так и продолжает.

Но больше всего меня удивило обоснование, высказанное по Бюро финрасследований. Интересный тезис: в связи с тем, что сформированное Бюро финансовых расследований будет заинтересовано в финансовых преступлениях - наша цель в будущем ликвидировать Бюро финансовых расследований, потому что с ним ликвидируются финансовые преступления. А дальше идет обоснование, почему нельзя одному органу отдавать борьбу с экономической преступностью: потому что он, мол, будет только по одной сфере рассматривать. Так они обосновывают существование всех этих вещей.

- Но если плодить многочисленные антикоррупционные органы, то коррупция будет только расти...

- Абсолютно. Нам необходимо создать один орган, ответственный за это все. А контролировать его должны другие компетентные органы. СБУ должна следить не за экономикой, а за тем, чтобы ребята из Бюро финансовых расследований нормально работали.

Сегодня нивелируется сама значимость Бюро финрасследований. Фактически, они просто переформатируют в БФР существующую налоговую милицию. Те же функции, только вывеска другая. Так в чем здесь реформа?

Печальная картина и с другими антикоррупционными органами. Сейчас уже есть проект переподчинения НАБУ президенту, с правом назначать директора. Та же история – с ГБР. Фактически, вся институциональность, которая закладывалась под давлением наших западных партнеров и которая, пусть пока плохо, но работала – сейчас ликвидируется.

Но именно развитые институты – это ключевой фактор существования демократии. Яркий пример – США. Сейчас основная задача Трампа – переизбраться на второй срок. Ему по барабану Зеленский, все остальные. И он давно натворил бы всякой бяки. Но – там есть Сенат, Конгресс, независимая прокуратура, независимый Верховный Суд – все те институты, которые оставляют президенту совсем узкий коридор для принятия решений по собственному желанию. И в этом – залог демократичности и неизменности курса развития США.

У нас же сами зачатки сложившихся в сотрудничестве с западными партнерами институтов сейчас уничтожаются.

- Фактически, вместе с самой возможностью преодолеть коррупцию?

- Да.

- Имеете ли собственный рецепт борьбы с коррупцией, который был бы действительно действенным?

- Я считаю, хорошим началом стало бы внедрение "нулевого варианта" - для всех. В нашей стране нет кристально чистых людей. Так как при нынешнем уровне коррумпированности вести в Украине полностью чистый, прозрачный бизнес невозможно. Не потому, что бизнесмены хотят нарушать закон – уродливая система заставляет это делать.

Также – следователи, судьи, прокуроры. Не оправдываю их ни в коем случае. Когда в 1991 году у меня, тогда старшего следователя по борьбе с организованной преступностью, в сейфе лежал миллион долларов, а зарплату я получал в размере 4 доллара – я сделал свой выбор и пошел зарабатывать себе на жизнь в другой сфере. А кто-то – крутился, брал взятки, решал какие-то вопросы за "вознаграждение"...

Кристально честных людей у нас нет. И коррупционеры с коррупционерами бороться не могут. Преступники преступников не посадят. Поэтому нам нужна отправная точка – "нулевой вариант".

- Что он предусматривает?

- Что мы, скажем, с 1 января 2020 года начинаем жить по новым правилам. Прокурор, следователь, судья получает зарплату, которая позволяет ему обеспечивать первоочередные нужды свои и своей семьи, не ища дополнительных путей "заработка". Плюс небольшой профит. И понимание, что с развитием экономики его доходы будут расти. Для большинства этого будет достаточно. Потому что откровенных подлецов – не более 30%. Остальные готовы честно работать на государство. Надо им только дать такую возможность.

Параллельно мы должны установить серьезную ответственность за коррупционные действия.

Кроме того, все должны задекларировать то, что имеют сегодня. Конечно, если человек всю жизнь проработал в налоговой и прокуратуре – и задекларирует несколько особняков в Крыму, в Карпатах, кучу квартир в Киеве, такого человека оставлять на посту нельзя. Но если там какого-то заоблачного состояния нет, и человек все, что имеет, задекларировал – надо дать ему возможность работать и жить по-человечески. А если он что-то нарушит после этого – тогда уже он будет нести серьезную ответственность.

- Не будет ли это своеобразной легализацией незаконно нажитых состояний?

- Мне часто об этом говорят. Мол, я предлагаю уйти от ответственности тем, кто что-то там наворовал. Но поверьте, тот, кто больше всех наворовал, давно уже все вывел в офшоры, легализовал – и имеет возможность нанять лучших юристов. Поэтому вряд ли вы сейчас докопаетесь к любому олигарху. Им наоборот такая "мутненькая водичка" интересна. Украинскому обществу не интересна. Потому что нет прогресса, развития.

Вот в чем ключевая задача ВРУ и Кабмина.

А антикоррупционные органы должны заниматься наказанием коррупционеров. Сейчас очень модно вспоминать Ли Куан Ю. Но почему он говорил, что надо посадить 4 ближайших друзей, а не 10, 20? Потому что ключевое в борьбе с коррупцией – это страх. У человека на одной чаше весов должна быть возможность честно работать и получать достаточную для достойной жизни зарплату, а на другой – понимание неизбежности серьезного наказания в случае выхода за рамки закона. Осознание того, что антикоррупционные органы работают.

В этом, а не в количестве судебных приговоров – залог преодоления коррупции. Поскольку в Китае расстреляли десятки тысяч коррупционеров, а коррупция как была, так и остается.

- А как насчет инициативы власти вознаграждать тех, кто сообщает о фактах коррупции? Может это сработать?

- В Украине – нет. Это не в нашем генотипе. У нас в каждой семье, если покопаться в родословной, найдется кто-то, кого посадили "за политику", за "три колоска", еще за что-то – вследствие доноса. Моего дедушку, зажиточного крестьянина, репрессировали по доносу его двоюродного брата. Наш народ получил серьезную прививку против доносов. Именно поэтому я не верю, что это сработает. Это – хайп. Это – шоу. Не более.

И именно эта тотальная хайповость, эта некомпетентность - и стимулирует коррупцию как философию способа роста. Но это не работает. Потому что это не шоу. Аплодисментов не будет.

- Вы за этим шоу видите хоть какие-то призрачные намеки на то, что, возможно, за борьбу с коррупцией эта власть все-таки возьмется?

- Из ничего ничего не делается. Кого мы видим сегодня на должностях? Кто-то говорит, что закончил Оксфорд, а потом оказывается, что это были курсы Блавацкого при Оксфорде. Кто-то был у кого-то советником – что в украинских реалиях означает, что человек просто выискивал и приносил своему боссу какую-то информацию из интернета...

Когда мне говорят, что за развитие подконтрольной и реинтеграцию оккупированной части Донбасса будет отвечать Сергей Сивохо – меня начинает трясти. Я не знаю, хороший это человек или плохой, не знаком с ним. Но я точно знаю, что не может человек, который не понимает ничего ни в гуманитарной сфере, ни в экономике, ни в военном деле, определять развитие и реинтеграцию Донбасса. Можно, конечно, там устроить пару концертов. Но от того людям не перехочется есть, ездить по нормальным дорогам, отдавать детей в школы или получать качественную медицинскую помощь в больницах.

Не бывает из ничего – ничего. И именно в этом заключается самая большая опасность прихода к власти некомпетентных, непрофессиональных людей.

Не существует распределения политиков и чиновников на "старые" и "новые" лица. Есть деление на здоровых и больных, на умных и глупых, на патриотов и ватников, на специалистов и любителей похайповать. И вот между ними мы сегодня и должны выбирать.

- Собственно, выбор был сделан во время президентских и парламентских выборов. Как бы кто его ни оценивал – выбор сделан.

- Да. Но грядет переосмысление. Я не упрекаю людей, которые выбрали этот хайп. Не хочу этого делать в силу разных причин. Во-первых, я понимаю, что была задействована огромная манипуляция. Во-вторых, сказалось разочарование в предыдущей власти через неоправданные надежды. И поскольку лидеров, которые бы предложили какие-то реальные идеи и имели бы финансовый ресурс для пропаганды своих идей, не было – люди выбрали то, что выбрали. Мыльный пузырь, усиленный манипуляциями, которые не в Украине были разработаны.

- А где? В ближнем зарубежье?

- Частично. Именно поэтому я не понимаю, когда люди обращаются к 73%, которые выбрали Зеленского – и ругают их, унижают. Вы, когда это делаете, чего добиваетесь? Чтобы они обозлились и еще плотнее сомкнули свои ряды? Вы же не даете им ни единого шанса прозреть! Потому что когда на человека нападают – он сразу в стойку становится.

У меня есть товарищ, мы вместе воевали. Он – зелебот. Я какое-то время с ним спорил, далее понял, что ничего этим не добьюсь – и прекратил. Сейчас он частично уже начинает понимать, что не все так уж хорошо, как он ожидал. Но пелена с глаз до сих пор не спала. И когда мы с ним на днях говорили о "формуле Штайнмайера", он мне выдал тезис из "темников", которые они шуруют по своим группам: "Просто доверяйте президенту". А я ему говорю: ты понимаешь, что у него охраны больше, чем у Януковича? И если линию разграничения откроют – его не грохнут. А тебя и меня – запросто. Они к нам придут, не к Зеленскому!

И, если на то пошло, куда на зиму отводить войска? В голое поле?

Украинцы не любят нести ответственность за свои решения. Многие люди протестовали против того, что было. Но пока никто не спрашивает у власти, они работать пришли или потренироваться. Нету этого общественного запроса еще. Мы проголосовали – и будем терпеть. А это неправильно.

И меня очень не устраивает современный дискурс: или Порошенко, или Зеленский. Не поддерживаешь одного – значит, принадлежишь к фанатам другого. Потому что это выгодно исключительно Порошенко и Зеленскому. А не стране.

Поэтому – слава Богу, что появляются люди, которые задают вопрос: а украинский ли это дискурс? А несет ли он прогресс? Это – первый путь к осознанию и формированию запроса на другой выбор.

Что же касается пути, по которому пойдет Украина – во всем, за что бы мы ни взялись, нужно понимание трех вещей: 1) чего мы хотим достичь? 2) какие средства для достижения результата будем использовать? 3) кто это будет делать? Это три ключевые составляющие, которые обеспечивают результат. Если хотя бы одной из них нет – не будет ничего.

А мы сейчас лишены всех трех элементов. Потому что нет ответа на эти простые три вопроса - Что? Как? Кто? Потому что декларируем, что мы – за все хорошее и против всего плохого, не имеем никакого представления, что и как делать и не имеем специалистов, которые бы это "что-то" делали.

За 4,5 месяца так и не появилось ответа на вопрос, что мы делаем в гуманитарной сфере? Нету даже намека на стратегию в здравоохранении, в молодежной политике, в культуре, образовании, экономике, промышленности, сельском хозяйстве, борьбе с коррупцией. Кругом – один хайп. Я как налогоплательщик хочу понимать, куда мы идем. А ответа нет. И создается впечатление, что реальный лозунг сегодняшнего развития Украины лучше всего сформировал литературный солдат Швейк: "как-то оно будет, потому что еще никогда не было, чтобы никак не было".

А с таким лозунгом – нечего и мечтать о каких-либо переменах к лучшему.

Не надоедаем! Только самое важное - подписывайся на наш Telegram-канал

Читайте все новости по теме "Война на Донбассе" на OBOZREVATEL.

9
Комментарии
3
3
Смешно
9
Интересно
13
Печально
2
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Dubchak Arthur
Dubchak Arthur
Жебрівському респект . Справді розумна людина, якій болить за Україну.
Показать комментарий полностью
Тарр Доктор
Тарр Доктор
Dubchak Arthur, последняя разумная людина, которая болела за Украину, был Бузина и того вы убили.
Показать комментарий полностью
Andria Viktor
Andria Viktor
Пора вводить формулу Швайцвенгера,все равно вам не понять.
Показать комментарий полностью
Тарр Доктор
Тарр Доктор
Andria Viktor, тогда хуле рассуждать про гибридные войны, красные линии и политические сигналы, если в них не то что свинопасы не разбираются, но даже властьпредержащие?
Показать комментарий полностью
Andria Viktor
Andria Viktor
Все равно,что то когда то будет,но вам не понять,не вы решаете.
Показать комментарий полностью

Блоги / мнения

ads pixel