Как бы Лукашенко не призывал белорусов выйти на Майдан

Как бы Лукашенко не призывал белорусов выйти на Майдан

О дальнейшем противостоянии Минска и Москвы.

События последней недели дополнительно подтвердили, что в переговорах с Москвой все по-прежнему плохо, и Лукашенко готовится отбиваться.

По поводу сценария Путина сохранить свою власть посредством так называемого Союзного государства, Лукашенко сделал еще более мощное заявление, чем в декабрьском интервью для "Эха Москвы". Тогда он заявил буквально следующее:

"Чтобы ради того, что мне где-то в России дадут должность в парламенте... Даже если меня осудят и в наручниках туда посадят — этого не будет! Наевшись за 25 лет, чтобы еще посидеть где-то там, в Москве или, слушай, на обочине в Подмосковье, 2–3 года добавить к 25 — стоит ли это?"

Сейчас "обочину в Подмосковье" Лукашенко метафорично заменил на "ключ от какого-то склада в России":

"Они просто просчитались, они думали, что, утрируя, дадут ключи от склада и я побегу в Россию... Путин напрямую намекал, что если хотите внутренние цены на газ и нефть, мы должны быть одной страной, это ж понятно, к чему... Разные были теории и заключения, вы всех и знаете, наверно все они имели место".

Таким образом, Лукашенко повторно публично дал понять, что сценарий Кремля по решению проблемы-2024 через СГ был на столе. И, возможно, окончательно не сплыл.

Лукашенко публично признал риски для белорусского суверенитета даже при сохранении формальной независимости, следующие из углубленной интеграции:

"Я не могу вас предать и растворить страну, пусть даже в нашей братской России".

Это, кстати, обнуляет его многочисленные заверения, что никаких рисков для суверенитета нет. Гостелеканалы из недели в неделю называли угрозы для суверенитета, следующие из "углубленной интеграции" не иначе как спекуляциями и нелепыми инсинуациями.

"Я не хочу быть последним президентом Беларуси", — разоткровенничался Лукашенко.

Как бы ему скоро не пришлось самому призывать граждан на площадь — тех самых, которых он в прошлом месяце прессовал штрафами и тюремными отсидками. Впрочем, призывать будет не он сам, а его приводные ремни, и призывать будут только "идеологически правильных" — об этом ниже.

Дальнейшая подготовка общественности к "трудным временам" и "трудному году". Про это Лукашенко вещает еженедельно. При назначении Равкова госсекретарем Совета Безопасности:

"Мы люди военные, время не простое, военная организация не терпит неопределенности".

Загадочное заявление на встрече с главой подконтрольной Федерации профсоюзов Беларуси Михаил Орда:

"Не дай бог, какие трудные времена, нам могут понадобиться и профсоюзы, и комсомол. Все организации будут задействованы. Не дай бог этих трудных времен, ориентируемся стратегически".

Вот эти подконтрольные организации типа БРСМ и профсоюзов и будут фильтровать, кого при необходимости надо будет привлечь в качестве членов каких-то дружин или на площадь. А не тех, кто выходит добровольно и от души, вместо разнарядки от властной вертикали, таких Лукашенко боится и репрессирует.

Дальнейшие угрозы по использованию трех рычагов влияния в противостоянии с Россией (транзит энергоресурсов, российские военные объекты и евразийская интеграция). Во время посещения Шклова Лукашенко дал показушное указание правительству учитывать в переговорах во всех сферах, что "за все надо платить".

Очевидно, что это касается прежде всего вопроса аренды двух российских военных объектов. И телеканал ОНТ не постеснялся это прояснить:

"Здесь только на финансовых потерях в военном сотрудничестве Москва может сильно прохудить свой кошелек".

Это поручение белорусское правительство будет выполнять с удовольствием, объяснил ОНТ. И вот почему:

"Нет, белорусские люди не злопамятные. Но все-таки не единожды наши чиновники в конце декабря, вместо того, чтобы праздновать с семьей, слушали бой курантов в мрачных московских кабинетах".

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

БеларусьНовости РоссииАлександр ЛукашенкоВладимир Путин