БлогиМир

Православие и протестантизм: солнце не в ответе за немытые окна

15.2т

С талантливой подачи Макса Вебера (113-летней давности) стала устоявшейся в очень широких кругах точка зрения, согласно которой именно Реформации церкви, начавшейся 5 столетий назад, цивилизованные страны обязаны своей цивилизованностью.

Статистика, причем современная, и в самом деле впечатляет. Из 20 топ-стран по ВВП на душу населения 14 являются преимущественно протестантскими, по уровню жизни — 13 из 20, в том числе первые 5, по уровню счастья — 16 из 20, в том числе первые 10.

Обьясняют это тем, что давно обретенная независимость от Папы способствовала искоренению психологии патернализма и тем самым, с одной стороны, раннему развитию демократии (кстати, в большинстве этих стран полномочия первого лица существенно обрезаны: даже в США есть система сдержек и противовесов, от которой так страдает Трамп, и реальная угроза импичмента, погубившая Никсона), а с другой — надежде людей не на государство (оно лишь бы не мешало), а каждого на себя, благодаря чему приобрели ценность знания и квалификация — ради заработка, который перестал считаться грехом.

Прагматичный либерализм протестантов действительно влиял на многие процессы весьма благоприятно, но являлся он, полагаю, не причиной, а следствием ментальности этих народов, уходящей корнями в географически обусловленную историю. Реформация должна была и могла победить именно там, где она и победила, оставив другим — исторически, геополитически и ментально более диким — народам, решавшим совсем иные задачи, более строгие формы веры в Бога.

В выскользнувшей из-под Орды Московии, хотя бы и назвавшей себя Россией, нечто подобное протестантизму было бы столь же невозможным, как в той же Монголии или Туркестане, там надо было спасать страну от междоусобиц, войны кланов и до полезности борьбы с патернализмом дело еще не дошло.

Когда Лютер вывешивал свои великие 95 тезисов, Москва воевала с Рязанью и Псковом, а полвека спустя происходил торжественный разгром Твери и Новгорода.

В те же годы Иван Грозный ввел опричнину, сослал митрополита, вскоре убитого, и имел переговоры с Кучумом.

На таком славном фоне воцарение еще полвека спустя юного Миши Романова — сына митрополита-патриарха — было безусловным благом.

Где уничтожали ПАТЕРнализм, а где ПАТРиарх фактически правил страной вместо сына — в одни и те же времена нравы на Западе и Востоке были слегка разные.

Православие вело борьбу со всевозможной смутой, помогало выжить тому дикому государству, ну а обвинять его в еврожандармерии и последующих революциях так же нелепо, как лютеранство — в начатых Германией мировых войнах. Скорее, ко всему этому привела не сила религий, а их на тот момент слабость — опять же в силу политических ситуаций. Не христианство в разных его формах делало народы злыми, а искалеченный геополитическими факторами менталитет уродовал под себя религию, чтобы не мешала.

Не безбожник Ленин, так безбожник Троцкий, но кто-то бы теми условиями все равно воспользовался, и православие тут ни при чем.

Другое дело, что где-то и ментальность сама по себе была как бы расположена к такому уродованию, но формировалась она задолго до начала столь прогрессивного протестантизма.

За 3 века до Реформации в Англии принимали Великую хартию вольностей, у немцев зарождалось Магдебургское право, а где-то организовывали голод в Новгороде, чтоб наказать его и удержать в повиновении, да воевали с Чингис-ханом.

Владимирский князь получал ярлык на княжение от хана Батыя примерно в те же годы, когда в Германии создавалось земское сословное представительство в территориальных, как сейчас бы сказали, громадах, а в Англии зарождался парламент.

Это различие было в первой половине 13 века — какая Реформация, какие Лютер и Кальвин? До них оставалось столько же времени, сколько сегодня отделяет нас от времен Петра Первого и ближайших наследников.

Так вот, вернемся в наше время. Выход Украины из-под многовековой российской оккупации создает прямо у нас на глазах совершенно новые условия и новую ментальность. Путин объединил Украину более крепко, чем она когда-либо была едина за всю свою историю. Это и есть предпосылка для отдельной религии.

Обособление Украинской Православной Церкви от Москвы — и есть наша Реформация. Со всеми ее взаимосвязанными антипатерналистскими позитивами. Важен отход от России и совковой ментальности, а не от православия.

Просто у них оно извращено имперским шовинизмом, а у нас будет именно ПРАВОСЛАВИЕМ — ПРАВЫМ и СЛАВНЫМ. С уважением к ПРАВУ и СЛАВОЙ Украине и ее героям.

Не должно быть церкви оккупанта в украинском парламенте, необходим прямой перевод Библии с языков оригинала на украинский язык, а не с русского, что было условно допустимо лишь временно.

Уход от патернализма приведет к ограничению полномочий первых лиц страны, созданию настоящих политических партий, включая не стесняющиеся своей правизны правые. ПРАВославие и ПРАВые — тоже одного корня, и это не случайно: их объединяет ПРАВда. ПравДА, а не правНЕТ, как часто бывает, когда к власти приходят левые, которые умеют только делить, но не зарабатывать. Вот они у цивилизованных и чередуются: правые ПРАВильно зарабатывают, а левые потом это тратят, в том числе и наЛЕВо, после чего снова народ зовет правых. Это и есть демократия, другой не придумано.

Стыдно не зарабатывать, а не делиться, но чтоб делиться, нужно зарабатывать, а для этого овладевать квалификацией (ВЫНУЖДАЯ работодателя или покупателя услуг платить деньги), а не канючить свою занятость у государства. Когда нет патернализма в обществе, оно никому не должно искать заработок: свободные — не испорченные совком — люди должны уметь находить его сами.

Общество должно быть не без богатых, а без бедных, бизнес это хорошо, а не уметь ничего хорошо делать это плохо.

Для осознания такой азбуки жизни нормальных стран вовсе не обязательно становиться протестантами — надо просто читать Библию. Я об этом писал очень подробно в материале "Экономические основы от Матфея, Марка и Луки (попытка толкования)". Загляните, там много цитат из Святого Писания.

Не умеющих работать так, чтоб их труд кто-то купил, порождает не православие, а лень, в первую очередь — лень учиться. И не надо валить на "не такую" религию: православие отнюдь не вера лодырей.

Украинцы любой религии и любой нации, говорящие на любом языке, равно дороги Украине. Но корни родины — и большой, и малой — всегда в вере и языке предков, которые жили в этих краях веками.

СЛАВА УКРАИНЕ!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги