"Похищения, обыски, аресты": крымские татары в Европе рассказали о преступлениях оккупантов

Каково положение крымских татар через три года после аннексии полуострова? Какими будут последствия принятого в апреле временного решения Международного суда ООН в Гааге, который обязал Россию отказаться от действий, имеющих признаки дискриминации крымских татар и отменить запрет Меджлиса? Реальна ли перспектива присутствия миссии независимых наблюдателей в Крыму?

Об этом шла речь на конференции в берлинском Фонде имени Конрада Аденауэра с участием немецких экспертов и представителей самого крымскотатарского народа, сообщает DW.

В традициях репрессивной политики

"Бесчеловечное отношение к нам со стороны России разных форм правления - сначала царской, потом коммунистической - привело к тому, что оккупацию в 2014 году крымские татары восприняли, как продолжение такой многовековой репрессивной политики", - заявила на конференции первый заместитель министра информационной политики Украины, крымская татарка Эмине Джапарова.

Поэтому, добавила она, у крымских татар не было иллюзий, что Россия устроит им счастливую жизнь. Тот факт, что язык крымских татар сделали в Крыму государственным, что для них строят на полуострове мечети и школы, Джапарова называет "большой и серьезной манипуляцией".

Присоединение Крыма к России Кремль, среди прочего, оправдывал якобы имевшими место на полуострове нарушениями украинскими властями прав человека - не только русскоязычного населения полуострова, но и крымских татар.

"Убедительных доказательств этого Кремль так никогда и не представил, - отметил эксперт Фонда Аденауэра Вольфганг Майер. - А вот за время, прошедшее после аннексии Крыма, международные организации собрали немало сведений о нарушении на полуострове прав человека российскими властями".

Похищения, обыски, аресты, суды…

Вот некоторые факты, которые привел на конференции Ханно Шедлер из немецкого Общества защиты притесняемых народов.

Таким авторитетным представителям крымскотатарского народа, как Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров запрещен въезд на полуостров. Меджлис крымскотатарского народа объявлен экстремистской организацией, его деятельность в Крыму запрещена.

Попытки российских властей создать послушные им органы самоуправления приводят к трениям и напряженности среди крымских татар. Несколько человек из них - оппозиционно настроенных - бесследно пропали, шестеро осуждены на длительные сроки тюремного заключения по явно сфабрикованным обвинениям.

"В 32 случаях были заведены новые уголовные дела, - продолжал перечислять Ханно Шедлер. - Семеро крымских татар были в принудительном порядке отправлены на психиатрическое освидетельствование, в том числе один известный крымскотатарский правозащитник, более 170 человек были временно задержаны, допрошены и зарегистрированы в правоохранительных органах, более 50 раз сотрудники спецслужб проводил обыски в квартирах, домах и мечетях".

Проблема мониторинга в Крыму

Этот перечень, скорее всего, далеко не полный. Проблема в том, что в Крыму нет организаций или структур, которые могли бы регистрировать и документировать случаи нарушений прав крымских татар.

У независимых наблюдателей нет доступа в Крым, говорила на конференции крымскотатарская правозащитница Айше Меметова, и Россия делает все возможное, чтобы так было и впредь.

Те же международные миссии, которые были на полуострове, она называет "профанацией", поскольку все они проходили в сопровождении сотрудников российских спецслужб. Нет у Меметовой больших надежд и на российских правозащитников.

"Российский "Мемориал" сыграл довольно большую роль в сборе информации о правонарушениях в Крыму и подготовке исков в Европейский суд по правам человека, - сказала Меметова. - Но в то же время надо отметить, что правозащитные организации в России не свободны в своих действиях, их влияние не следует переоценивать".

Что предъявят России крымские татары?

И все же сбор информации в Крыму идет. Несмотря на репрессии, рассказала правозащитница, система Меджлиса на местах продолжает действовать, люди доверяют их региональным представительствам, делятся сведениями, рассказывают о происходящем. Плюс крепкие семейные связи.

"Так что любой случай, когда человек пропадает без вести или его арестовывают, сразу становится известным", - отметила Меметова. Она считает крайне необходимым собирать доказательства, документировать все такие случаи, поскольку "без таких доказательств через 5-10 лет не будет ничего, что можно было бы предъявить России".

По мнению Эмине Джапаровой такой работой должна заниматься "международная мониторинговая миссия, которая бы находилась в Крыму постоянно, поддерживала контакт с адвокатами, семьями политических заключенных и ими самими".

Эксперт берлинского Фонда науки и политики (SWP) Сюзан Стюарт также считает важным сбор информации и ее документирование для будущих судебных процессов, но скептически относится к идее учреждения постоянно действующей международной мониторинговой миссии в Крыму, поскольку Россия никогда на это не пойдет.

Эмине Джапарова вообще сильно сомневается, что "Россию можно убедить в том, чтобы она остановила репрессии в отношении крымских татар". Об этом свидетельствует, по ее словам, реакция Москвы на решение гаагского суда. А Украина, сетует она, "ничего не может сделать, чтобы заставить Россию исполнять эти решения".

Читайте все новости по теме "Аннексия Крыма" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги