Ротации в Кабмине, проблема Супрун и реимбурсация – Розенко о политических нюансах

9.3тЧитати українською

В середине апреля годовой иммунитет правительства Владимира Гройсмана истек. Эту черту Кабинет Министров Украины перешагнул относительно спокойно, ведь Верховная Рада как раз ушла на месяц работать с избирателями и в комитеты. Но уже скоро нардепы вернутся в сессионный зал, и тогда правительство может столкнуться с угрозой турбулентности.

О вероятности нового политического кризиса, кадровых ротациях и топ-реформе Кабмина читайте в интервью "Обозревателя" с вице-премьер-министром Павлом Розенко.

- Уже скоро парламент возвращается к пленарной работе. Иммунитет правительства закончился. В связи с этим ожидаете политической турбулентности, попыток отправить правительство в отставку?

- У меня нет сегодня оснований говорить, что есть элементы какого-то политического кризиса. Парламент работает. Есть коалиция в парламенте, нет ли ее – это вопрос философский, де-факто – есть. Ведь Верховная Рада принимает решения, важные не для правительства, не для президента, а в целом для Украины законы. Ситуация в правительстве – это отражение того, что происходит в парламенте, ведь мы все же парламентско-президентская страна. Однако я не вижу никаких признаков политического кризиса, не вижу оснований, чтобы говорить о досрочных выборах в Украине.

На мой взгляд, сейчас прекрасное время. У нас есть еще примерно 1,5 года для того, чтобы в спокойной обстановке, а не в предвыборном угаре, принимать какие-то решения, проводить реформы. Ситуация довольно стабильна как в парламенте, так и в правительстве. И для каких-то глобальных катаклизмов нет никаких предпосылок. Будут или не будут изменения в правительстве – посмотрим. Время покажет, я не исключаю, что какие-то единичные изменения в правительстве произойдут.

- Кстати, по поводу единичных изменений в правительстве. На самом деле практически никто не сомневается, что сейчас отставки правительства не будет, и пока Владимир Гройсман останется премьером. Но в Раде ходят слухи, что возможны отставки отдельных министров. В частности, называют министра энергетики Игоря Насалика, министра инфраструктуры Владимира Омеляна и еще несколько фамилий. Очень много вопросов, особенно у профильного комитета, к и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун. Действительно ли эти персоналии под угрозой?

- Это воля коалиции, воля парламента, воля премьер-министра. Коалиция формирует правительство, парламент назначает персональный состав Кабинета Министров Украины по представлению премьер-министра. Считаю, что точечные изменения в правительстве – это абсолютно нормальный процесс, бояться этого не надо. При формировании команды всегда так происходит: определенные притирки, какие-то люди отпадают или провисают. Парламент может проанализировать работу любого министерства и дать соответствующую оценку.

По поводу персоналий я, наверное, субъективен, ведь тоже член правительства, но не вижу откровенных провалов в деятельности какого-то министерства. Ошибки, конечно, присутствуют, недовольство работой, безусловно, есть. Но не ошибается тот, кто ничего не делает – с одной стороны. С другой, за этот год не могу назвать откровенно провальных или антинародных решений, за которые правительство могло бы нести политическую ответственность. Наоборот, за последнее время мы сделали целый ряд серьезных шагов для повышения качества и уровня жизни украинцев.

- А кандидатуру госпожи Супрун вообще планируется подавать на голосование в парламент? Она ведь и.о. почти год.

- Вопрос же не в том, подать или не подать, вопрос в том, поддержит ли парламент это представление?

- Думаете, не поддержит?

- Премьер-министр неоднократно говорил, в том числе с трибуны Верховной Рады, что есть позитивное восприятие реформ, осуществляемых Министерством здравоохранения. Да, безусловно, не все гладко; безусловно, круг проблем, который приходится сейчас решать, накапливался десятки лет. Проблемы и с закупками лекарств, и с совершенствованием тендерных процедур, и с совершенствованием механизмов финансирования системы здравоохранения, и децентрализацией. То есть круг проблем колоссальный. По этим вопросам есть разные позиции, разные взгляды, но в целом есть понимание того, что команда работает достаточно эффективно.

Консультации относительно назначения министра здравоохранения продолжаются постоянно. Думаю, что внесение кандидатуры произойдет тогда, когда будет ощущение того, что эта кандидатура на должность министра найдет поддержку в парламенте. Безусловно, вокруг Ульяны Супрун ситуация непростая, потому что за последний год ее команде пришлось очень серьезно наступить на интересы определенных групп, которые традиционно работали в орбите Министерства здравоохранения. Там куда ни кинь взгляд – всюду существовала коррупционная схема, или чьи-то интересы, или действовала какая-то группа влияния. В этой ситуации голоса под ее назначение в Раде собрать чрезвычайно трудно, поэтому сейчас и сохраняется статус-кво.

- Кстати, с 1 апреля заработала программа реимбурсации. Какие выводы уже можно сделать? Успешно или нет? Какие есть проблемы?

- Выводы можно будет сделать только через определенный промежуток времени. Систему доступных лекарств пытались вводить в разные времена, но, безусловно, нынешнее правительство подошло к этой реформе наиболее масштабно. Мы определили, что для нас дело принципа обеспечить бесплатными лекарствами людей, которые сталкиваются с тремя наиболее острыми проблемами: бронхиальная астма, диабет II типа и сердечно-сосудистые заболевания.

Мы утвердили всю необходимую нормативную базу, чтобы программа работала. Далее это уже вопрос тесного взаимодействия и решения текущих проблем, которые, конечно, возникают на уровне сотрудничества и на уровне согласования коммуникации, эффективной работы в системе координат Минздрава и местных органов власти. От местных органов власти многое зависит. Все же Кабинет министров формирует политику, согласовывает основополагающие документы, направления реформирования, а вот непосредственная реализация – на местных органах власти.

Сейчас более 3 тысяч аптек включены в этот процесс. Это прекрасный старт, но очевидно, что этого недостаточно. Договоры с аптеками заключают местные органы власти. Второй вопрос, который остро стоит, – недостаточно заключить договоры с аптеками, очень важно, чтобы в тех аптеках был полный ассортимент медикаментов, участвующих в программе (157 лекарственных средств). Не все больницы могут похвастаться наличием этих препаратов в аптечной сети или в конкретной аптеке. Очень важно, чтобы местные органы провели очень быструю и эффективную работу на этом направлении. И вообще мы в постоянном диалоге с дистрибьюторами, которые должны обеспечить поставку необходимых препаратов в аптечные учреждения. То есть это вторая проблема, которая требует постоянного, буквально ежедневного, ежечасного контроля.

Что зависит от правительства на этом направлении? Государство должно обеспечить стабильное финансирование. Система только начала работать, и у многих аптечных учреждений и дистрибьюторов есть опасения, что они будут бесплатно отпускать лекарства, а государство им ничего не компенсирует. Хочу сказать, что на эти цели уже выделено около 500 млн гривен. Все средства распределены между областями. То есть на местах достаточно ресурсов для того, чтобы начинать возмещать аптечным учреждениям соответствующую цену лекарств. Как только пойдут первые проплаты, как только все увидят, что механизм работает, что государство не задерживает компенсации, процесс пойдет гораздо легче: будет меньше опасений. Таким образом, мы этот вопрос в течение месяца-двух отрегулируем.

Другая сторона медали – это философия взаимодействия пациента с врачом. Здесь тоже есть очень много проблем, которые накапливались годами. В первую очередь надо привить гражданину привычку не заниматься самолечением. Если хочешь получить соответствующий препарат, то должен обратиться к врачу. А врачам надо научиться выписывать пациенту рецепт, потому что рецепт – гарантия того, что именно данные препараты пациенту действительно нужны. И здесь тоже очень много проблем, потому что максимум, что делали врачи в течение последнего десятилетия, это выписывали "рецепт" не на официальных бланках, а на обычных бумажках. Не всегда и не везде так, но очень часто, выписывая конкретный препарат, или врач, или учреждение здравоохранения получают определенное вознаграждение. То есть выписывался НЕ препарат, который нужен для эффективного лечения человека, а препарат, который удовлетворял финансовые интересы врача и лечебного учреждения. И эту проблему за один день решить очень трудно.

Сейчас знаем очень много фактов, когда сами врачи говорят пациентам, что не надо брать бесплатные лекарства от правительства, потому что они вам не помогут, а я вот вам напишу на бумажке нужные лечебные средства. То есть схемы продолжают действовать, манипуляции продолжают действовать, правительственную программу пытаются дискредитировать, и здесь очень важно, чтобы местные органы власти жестко реагировали на все обращения граждан. Потому что среди 157 препаратов есть все необходимые медикаменты для проведения эффективного лечения.

Очень часто слышу о том, что правительство внесло в программу самые дешевые лекарства. Это не правда. Присутствуют 13 производителей ЕС, 12 – украинских, и по одному производителю из Израиля и Индии. То есть это не самые дешевые препараты, но они эффективны.

Как видите, круг проблем колоссальный, но для правительства это топ-реформа, и мы доведем ее до логического завершения.

Вторую часть интервью с Павлом Розенко читайте на днях на "Обозревателе". 

Как сообщал "Обозреватель", в Верховной Раде рассказали, какие министры под угрозой отставки

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги

Последние новости

Загрузка...