Ракеты и дроны вместо переговоров. Отношение Запада к России существенно поменялось

Путин и Эрдоган обсудили газовый хаб

От встречи президентов Турции и России в казахстанской столице ожидали сенсации. Накануне поездки Реджепа Тайипа Эрдогана в Казахстан турецкое издание Milliet сообщило, что Анкара пытается подготовить возможную встречу представителей США, Великобритании, Германии, Франции и России, чтобы договориться о прекращении войны и общих параметрах безопасности. Украинских представителей на такие переговоры даже не стали приглашать — автор Milliet лишь указывал, что Турция понимает озабоченность Киева, но хотела бы завершить войну до применения Россией тактического ядерного оружия.

Видео дня

Тем не менее никакой сенсации в Астане не случилось, да и быть, очевидно, не могло. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что президенты вообще не обсуждали Украину. Путин, судя по официальным сообщениям, сосредоточился на идее превращения Турции в новый газораспределительный хаб, который может теоретически понадобиться "Газпрому" после подрыва "Северного потока". При этом вовсе не исключено, что в Москве в нынешней ситуации действительно хотят договариваться с Западом — не случайно же глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что если американцы предложат встречу Путина и Байдена на саммите "двадцатки" в Индонезии, то Кремль не будет отказываться.

Разговаривать на этот раз не хотят именно лидеры западных стран. Если еще несколько дней назад могли возникнуть мысли, что Россия, возможно, готова к реалистичным консультациям, то после массированного ракетного обстрела Украины в этот понедельник стало ясно, что никаких изменений в сторону вменяемости в Кремле не произошло. На этот раз ни сам Путин, ни российские чиновники и пропагандисты даже и не пытались скрыть, что целью российских войск была именно гражданская инфраструктура. А разговаривать с теми, в чьи планы входит лишить людей тепла и света, — это удар по репутации любого политика. Ну и по самоуважению тоже.

Поэтому руководители западных стран в очередной раз ужесточили риторику. Показательно, что именно на этой неделе впервые прозвучало несколько жестких комментариев относительно ядерных угроз Владимира Путина. Об этом говорили и анонимный источник Reuters в НАТО, и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, и президент Франции Эммануэль Макрон, и глава европейской дипломатии Жозеп Боррель. Суть комментариев очевидна: если Путин и в самом деле решится прибегнуть к ядерному оружию, война изменится кардинально. И Запад на этот раз будет использовать не заявления и экономические санкции, а силовой ответ.

Предельно ясно высказался Боррель, который, кстати, был одним из последних западных визитеров, пытавшихся найти компромисс с Москвой перед войной и подвергшийся отвратительной атаке Лаврова и пропагандистской клаки российского министра. Боррель отметил во время своего выступления перед слушателями Европейской дипломатической академии в Брюгге, что в случае применения Путиным ядерного оружия российская армия может быть уничтожена западным неядерным ударом — и российскому президенту не придется больше блефовать. И я бы сказал, что такие заявления уже сегодня изменяют сам характер войны, так как они демонстрируют: "изнеженный" Запад, на капитуляцию которого продолжают рассчитывать в Кремле, не только не сдается, но не собирается уступать.

Более того, международная изоляция России на этом фоне только усиливается. Это показало и голосование по резолюции о поддержке территориальной целостности Украины на Генеральной ассамблее ООН, и голосование в ПАСЕ о признании России страной-террористом. Если вспомнить, что за несколько месяцев до войны тот же Жозеп Боррель настаивал на необходимости диалога с Москвой, а в ПАСЕ меняли собственные правила, только чтобы сохранить российскую делегацию, понятно, что произошли глубинные и необратимые изменения: Россия стала мировым изгоем.

Впрочем, Владимир Путин пока может этого не замечать. Его ближайшая тактическая цель даже не военные победы, а инфраструктурные разрушения, именно поэтому во главе российской группировки официально поставлен генерал Сергей Суровикин, имеющий после Сирии репутацию мясника даже у сослуживцев. Но в условиях одновременного отсутствия боеспособной армии, эффективной дипломатии и реалистичной оценки ситуации любой российский путь ведет в тупик и света в Украине — даже при уничтоженных электростанциях — гораздо больше, чем в путинской голове.

disclaimer_icon
Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...