ГлавнаяБлоги

Вспоминая убийство студента

117Читать новость на украинском

Видит Бог – я не хотел писать об этом. Я перечитал десятки статей о смерти студента, посетил акцию протеста под Шевченковским РОВД, переговорил со многими людьми, так или иначе причастными к раскручиванию истории. Но писать не хотел.

Первой реакцией на сообщение в СМИ было – «фашисты, негодяи». Справедливая реакция рядового гражданина, которого достало бычье в погонах, лимита, напрессованная в стены райотделов столицы. Меня давно не арестовывали на улице, не сажали в переполненный бомжами обезьянник.

Меня очень давно не материли жлобы в форме офицеров милиции, не орали, разбрызгивая слюни, не заставляли подписывать «левые» показания, не угрожали мне моральные уроды в форме, обещая «посадить навечно» или «устроить пресс-хату». Это все в прошлом, вся эта прелесть ушла вместе с отрочеством. Канула в лету. Отмечу лишь одно – ни разу в жизни меня не задерживали «просто так». Всегда был повод – то в драке участвовал, то оказался не там, где нужно, и не в то время (по своей инициативе, а не вследствие стечения обстоятельств).

Автору данной статьи отлично известно о том, кто сидит в кабинетах РОВД, кто ведет допросы, кто занимается расследованием. Зачастую, не имея необходимой суммы, вы, будучи потерпевшим, не добьетесь даже возбуждения уголовного дела. Но ситуация со студентом Игорем Индыло – особенная. Потому что из-за нее десятки СМИ встали на дыбы, потому что Интернет заполонили статьи, а на улицы городов вышли «общественные организации» с требованием наказать эсэсовцев в милицейской форме.

Не будем заниматься обсасыванием вопроса «кому выгодно», просто перечитаем некоторые статьи об «убийстве в РОВД», наиболее растиражированные статьи, наиболее резонансные.

Я не хочу думать за читателя, кроме того, оценки происшедшему, скорее всего, уже сделаны. И они окончательны, как высший приговор суда-тройки. Но мне хочется, чтобы читатель еще раз задумался, не становясь послушной биомассой. Итак, начнем.

Статья некого Вадима Гладчука. В статье журналист ничего нового не сообщает, разве что проводит аналогии с Грецией, и вопрошает – «почему Могилев не подал в отставку?» Не станем перечислять Вадиму все преступления правоохранителей, творимые при Луценко, он и сам их знает. Но сегодняшний храбрый обличитель власти сайта с красноречивым названием «Майдан» тогда помалкивал в тряпочку. О чем же он не помалкивал? Расскажу.

Как-то раз меня попросили вмешаться в ситуацию с застройкой исторической части Киева на Набережно-Крещатицкой, 9. Там некая фирма под прикрытием оранжевых беспредельщиков с мандатами начала прямо перед жилым домом рыть котлован, дабы воздвигнуть очередной бизнес-центр. Копнули, а тут из-под ковша бульдозера артефакты полезли. Оказалось, под землей целая улица сокрыта – с деревянными домами, древней утварью, мостовыми. Строители обнесли раскопки забором, и решили всю эту «рухлядь» вытряхнуть к чертовой матери. Возмущенные жители дома, перед которым вырыли котлован, снесли забор застройщиков, да и сожгли его на проезжей части.

И очень скоро на сайте «Майдан» появилась статья Гладчука, в которой он рассказывал о честных, умных и добрых строителях, и о гадких негодяях, которые сломали «частную собственность» - то бишь, забор. Написал он в статье о том, что жители близлежащих домов чуть ли не с букетами встречают застройщиков, и что они чрезвычайно рады новому монстру в исторической части столицы.

Если кто-то мне скажет что данная статья не была заказом застройщиков, я рассмеюсь такому дурачку в лицо. От заказухи не застрахован никто из журналистов, больно уж зеленые бумажки шелестят привлекательно, но писать явную ахинею, перекручивать факты и откровенно лгать ради денег, зная, что твоя ложь принесет беду, способен только подонок. И тут вдруг этот человек озаботился смертью студента. Просто так. Из чувства справедливости. Вот что он пишет:

«В тот вечер, рассказывают студенты, к Игорю приехал школьный товарищ, они немного выпили, в преддверие праздника, и студент решил провести товарища. На крыльце ребята встретили возвращавшегося домой участкового. Завязалась перепалка, и милиционер предложил проехать в райотдел».

Во-первых, можно ведь указать более конкретно – сколько это «немного»? Что подразумевается украинскими студентами под словом «немного» в контексте выпивки? Это «немного» потом нашло отражение в заключении медиков, отказавшихся забирать пьяного студента из РОВД 3,8 промилле алкоголя при смертельной дозе в 4—5 промилле. Совсем чуть-чуть выпили. Говорят, литруху на троих раскатали, после пивком полирнулись.

Говорят не на диктофон, конечно же. Потому что, рассказав правду, моментально станешь «штрейбрехером», и падет на тебя гнев всей общаги, или даже всего студенческого сообщества страны. Один из тех, кто «раскатал литруху», студент по имени Максим, потом пучил глазки на камеру, рассказывая о том, что «ничего не слышал». Может быть, не слышал, потому что сопел, созерцая картины, написанные затуманенным мозгом?

Гладчук в своей статье идет дальше:

«В каком состоянии алкогольного опьянения был в тот трагический вечер студент Киевского профессионально-педагогического колледжа им. Макаренко Игорь Индило – не так важно. Даже если парень и выпил – он находился в общежитии, то есть, по сути – у себя дома, и мог напиваться даже в стельку – кто ему запрещает это делать? Повод был, парень уже взрослый, в крайнем случае, участковый, который его задержал, мог просто провести профилактическую беседу о вреде алкоголя».

Во-первых, «у себя дома» Индыло мог быть только в одном месте – в селе Черниговской области. Во-вторых, во все времена в общежитиях существовали определенные правила поведения. Потому, не мог студент «напиваться хоть в стельку».

Я допускаю мысль о том, что на сегодняшний день общаги педагогических колледжей стали скотным двором, хлевом, где по обрыганным коридорам шатаются укуренные «ученики». Но это не есть нормально, и говорить о том, что «у себя дома» в общежитиях студенты могут напиваться до полуобморочного состояния – не совсем корректно. Участковый мог, конечно «провести беседу», и поведать Игорю о том, что от алкоголя «печень бо-бо и писюнчик не встанет». В ответ получил бы пару справедливых пожеланий в стиле «пошел на…» Впрочем, что-то типа того он в ответ и получил.

Что за «перепалка» случилась у студента с правоохранителем? Неужели товарищ Индыло не смог описать суть этой перепалки? Или же суть ее несколько не вписывается в канву «подонка-милиционера» и почти трезвого интеллигентного студента? Почему бы не указать о том, что, по показаниям охранника, на которого Индыло начал «нависать», студент орал в лицо участковому следующее – «Ты кто такой? У меня дядя – прокурор Черниговской области. Он тебя в порошок сотрет!»?!

Дальше в статье идут размусоливания и обличительные лозунги.

Берем еще одну статью, растиражированную чрезвычайно мощно. Автор – Юрий Романенко. Тот, что когда-то акцию «Достали», имеющую второе название «свисток» (подудели, пар выпустили, эффекту – ноль) организовал. Этот мастер пера поразил меня не только содержимым статьи «Как убили студента Игоря Индыло: реконструкция преступления», но и удивительным, каким-то нереальным косноязычием.

Начнем.

«18-30 друг Володя уезжает, сам Игорь с Максимом собирался пойти в магазин. На проходной он начал требовать документы Володи, который оставлял их, когда заходил к нему».

Поток сознания. Кто этот загадочный «он»?

Читаем дальше. Следующее эпизод хронологического расследования:

«20-15 -20-20 участковый Сергей Приходько забирает Игоря Индыло вместе с его другом».

Не успел «он» с «него» что-то потребовать, как участковый уже увозит парней в РОВД. Явно что-то упущено, что-то выпало из расследования. Уж не эпизод ли с дядей – прокурором Черниговской области?

«21-40 В общежитие на Глебова, 5 возвращается участковый Приходько вместо с другом Игоря, которому сказал остаться в общежитии и не высовываться. После этого участковый вместе с другом переодевается и уходит из общежития».

Он сказал другу оставаться в общаге, и не высовываться, а потом вместе с ним переоделся, и ушел?! У участкового что – раздвоение личности?

Далее описано, как участковый сообщил руководству общежития о смерти студента, а потом, когда началась истерика в СМИ, покинул стены общежития. Интересная фраза:

«Ему посоветовали вообще не возвращаться в общежитие, поскольку студенты пообещали отомстить».

Глава расследования под названием «Важные факты». Сообщается следующее:

«Родом мальчик, как характеризуют преподаватели, из интеллигентной семьи. Мама сельская учительница, отец – сезонный рабочий».

Хотелось бы оставить этот важный факт без комментариев, замечу лишь, что во времена моей юности понятие «интеллигентная семья» имело под собой достаточно определенные параметры.

Следующий важный факт:

«Участковый имел не лучшую репутацию, поскольку приводил к себе женщин, конфликтовал со студентами и работниками ВУЗа. В момент конфликта в его комнате находилась женщина».

Вот уж сразу видно монстра! Гляди-ка – не мужика к себе приводит, а женщину! «Не лучшую репутацию» имеют поголовно все участковые всех общежитий. Приведу выдержку из комментария правоохранителя, пожелавшего остаться неизвестным, под одной из статей:

«студенты его ненавидели и сейчас сделают все, чтобы рассказать какой он был негодяй. Ведь по любому из-за него студенты не могли покурить траву, напиться в общаге, студентки не могли привести «трахарей». У нас один сотрудник живет в женской общаге, так его полгорода ненавидит из-за того, что вырвавшиеся из-под опеки родителей студентки не могут потрахаться. Так что я бы не сильно доверял студентам».

А «факты» тем временем сыплются, как из рога изобилия:

«Игорь не любил милицию. Был порывист. «Закрыть» Игоря в райотдел участковый пытался и до этого, но тогда его отбили жители общежития».

Странно, мальчик из такой интеллигентной семьи, и не любил милицию. А «закрыть» порывистого интеллигента в прошлые разы злой мент хотел из чувства неудовлетворенности личной жизнью? Или, может быть, интеллигенты не впервые бухалово в общежитии устраивали?

Следующий косноязычный «факт» касается, собственно, конфликта:

«По словам жильцов общежития, Игорь потребовал у охранника документ Владимира Лесенко, охранник сказал, что отдал. Дальше пошло-поехало, но точно нам установить не удалось».

Вот так. Дословно. «Пошло-поехало, но точно нам установить не удалось». Наверное, у свидетелей амнезия приключилась вследствие злоупотребления горячительным. Но кто-то напряг память, и родил еще один «факт»:

«Свидетель советовала Игорю отдать билет и забыть об этой ситуации, но тот отказался. Тогда же он сказала участковому, что он лучше бы пошел к женщине, что в его комнате на первом этаже (передаем суть, а не дословно)».

А почему бы не передать дословно совет интеллигентного мальчика представителю власти? Дословно не шибко печатно получится? У кого имеется опыт общения с бухими студентами, тот прекрасно поймет суть фразы, брошенной Игорем правоохранителю.

«Садясь в машину, Игорь крикнул охраннику: «Дима, зачем ты меня сдаешь?».

Не студенты 19-летние, а зоновские сидельцы. К слову, это тоже преподнесено, как «важный факт». И вот факт:

«Тогда же им были выбиты показания из двух девушек, что он был пьяный и дебоширил».

Каким образом участковый «выбил» показания? К слову, «им выбиты, что он был пьян»?! На себя, что ли, показания выбил, или, все же, на Индыло? Прямо в общаге «выбивал»? Раскаленный утюг на пузо ставил? Сейчас, когда Индыло рисуют однозначно ангелом, девушкам ничего и не остается, как рассказывать сказки о «выбитых показаниях». Иначе на самих гнев студенческий падет, аки стена бетонная. Еще, не ровен час, «отомстят». Студенты ныне мстительные чрезвычайно.

И еще факт, нуждающийся в пояснении:

«Также говорят, что на теле были синяки. На руках были черные следы от наручников».

Про следы от наручников дряблорукий интернет-интеллектуал Романенко написал жирным шрифтом. Мол, вот вам факт. Если бы этот виртуальный герой хоть раз имел бы неудовольствие прочувствовать на запястьях милицейские «оковы», он с удивлением великим узнал бы, что наручники затягиваются, когда начинаешь «дергаться». Чем больше ручками делаешь лишних движений, тем сильнее сдавливание.

Далее в статье идут выводы:

«Первое, очевидно, что попадание студента в участок было следствием более раннего конфликта».

Да ты что? Очевидно? А для меня, к примеру, очевидно, что попадание Индыло в камеру является следствием злоупотребления алкоголем и неадекватного поведения.

«Второе, бросается быстротечность всего произошедшего. По сути, судьба Игоря была решена за несколько минут».

Кто куда «бросается» - непонятно. Понятно одно – кто-то хотел «решить судьбу Игоря». Невидимое зло. В 20.00 увезли, в 5.00 умер. Считанные минуты, что и говорить.

«Третье, ограниченность во времени и характер повреждений трупа (даже на основании официальной экспертизы сделанной судмедэкспертом), указывает, что в отношении Игоря были применено физическое насилие».

На этом остановлюсь подробнее. В СМИ постоянно муссируется пара фраз из медицинского заключения о «переломе костей черепа». Но вот полное заключение того же эксперта, чьи слова тычут к месту и не к месту. Привожу полностью, без купюр и на языке оригинала:

«Зважаючи на наявність ознак однократної дії тупого предмету з необмеженою поверхнею контакту в співставленні з ураженням головного мозку, яке характерне для падіння потерпілого з вертикального чи близького до нього положення з подальшим контактом з тупим предметом (ударно-протиударна травма мозку), слід вважати, що весь комплекс черепно-мозкової травми у потерпілого виник внаслідок його падіння з вертикального або близького до нього положення потерпілого з подальшим контактом голови з тупим предметом з необмеженою поверхнею контакту, яким могла бути підлога.

Ознак, які вказували, що вищезазначена черепно-мозкова травма є наслідком удару по голові тупим предметом (імпресійний механізм черепно-мозкової травми) при дослідженні трупу Індили І.І. не встановлено.

Опосередковано про те, що мало місце падіння потерпілого з вертикального положення на задню поверхню тіла вказують поодинокі ссадна та крововиливи в ділянці ліктьових суглобів по задній поверхні, сідниць.

Інших ушкоджень які б могли спричинити смерть потерпілого, крім зазначеної черепно-мозкової травми, що не вписувалися б в механізм утворення при падіння з вертикального положення, при дослідженні трупу не встановлено».

Как быть с этим заключением? Кто с ним поспорит? Разве что «эксперт» Романенко:

«Следы наручников на руках означают, что они были чрезмерно зажаты, что могло привести к болевой реакции и возмущению истязаемого».

Гениальный вывод. Смотрите выше о наручниках.

«Четвертое,поведение бригады скорой вызывает больше вопросов, чем ответов. Если врачи увидели у Индыло подозрение на «подозрение на интоксикацию, вызванную употреблением алкоголя», то почему они не забрали его?»

Куда забрали? В палату к больным людям? Вы захотели бы, чтобы рядом с вашим дедушкой, страдающим от болей в суставах, положили пьяного, матерящегося «мальчика», обрыгивающего все на своем пути?! Пара умников в статьях вообще написала о «вытрезвителях». Очнитесь, знатоки жизни – вытрезвителей в Украине нет в помине!!!

Не вяжется с образом убийц-ментов многократный вызов ими скорой помощи. Почему медиков не осуждаете, отказавшихся забирать пьяного Индыло, почему их показания нигде не светятся, а если и попадаются на глаза, то с комментариями типа «вот, очередная ложь»?

«Пятое, тот факт, что участковый решил отвезти друга Игоря в общежитие, свидетельствует, что он уехал из РОВД сразу после того, как уехала скорая, а возможно, еще, когда она находилась на территории участка. Согласитесь, странно. «Собутыльника хулигана» вдруг решили быстро привезти домой. Возможно, для того, чтобы не увидел ничего лишнего».

Просто дать собутыльнику поджопник, и выкинуть из РОВД было мало. Нужно было доставить домой, чтобы «не увидел лишнего». А может быть, участковый просто не хотел, чтобы выпивший пацан вляпался еще в какую-нибудь историю, потому и подвез того к общежитию?

«Шестое, очевидно, что ночь прошла в милицейском участке в трудных поисках того, какую из версий выдать в качестве базовой, чтобы минимизировать риски. Была выбрана та, которая казалась наиболее простой и легко доказуемой – вследствие алкоголического опьянения студент захлебнулся в собственной рвоте».

«Алкоголическое опьянение» - это, равно как и довольно-таки странные стилистические обороты – ноу-хау автора Юры Романенко. А концовка «статьи» в стиле надоевшего «доколе?!» - прямо-таки дежавю по «Достали!»

«Когда дописывалась эта статья, то появилась информация, что аналогичный случай произошел в Кировограде, где 23 мая в Ленинском райотделе милиционеры избили трех парней, которые остались живы».

Аналогичный случай, только студенты остались живы. Таких «аналогичных случаев» каждый день по сто штук происходит. Или они избили трех парней, которые остались живы, потому что те остались живы? Остальных убили? Тогда почему не указано – скольких убили? В общем, уровень написания соответствует уровню содержимого.

Я не хотел писать об убийстве Игоря Индыло. Потому что смерть ребенка (для матери он и в 45 – ребенок) – трагедия, и я не желал озвучивать то, что могло бы ударить по скорбящим родителям. Кроме того, в период «Индыломании» меня моментально обвинили бы в заказе.

Сегодня прошло время. Взгляните на событие полуторамесячной давности спокойно. Здраво. Подумайте. Сопоставьте некоторые факты. И сделайте выводы…

Наши блоги