Блоги Мир

/ Новости политики

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

3.9т

В редакцию «Обозревателя» поступило письмо от редактора российской самиздатовской газеты Дмитрия Воробьевского, в котором он излагает свою версию подоплеки теракта в московском Театральном центре на Дубровке (кратко именуемого также «Норд-Ост» - по названию мюзикла, шедшего в театре). В годовщину трагедии мы предлагаем своим читателям эти материалы.

На мой взгляд, при официальном «расследовании» того чудовищного теракта было столько, мягко говоря, вопиющих противоречий, нестыковок, оставшихся без ответа вопросов и просто явного абсурда, что изображать хоть какое-то доверие к этому «расследованию» было бы просто неприлично. Надеюсь, читателям будут интересны эти мои попытки разобраться в тех кровавых событиях, предпринятые мной на страницах почти никому неизвестной самиздатской «Крамолы» еще несколько лет назад...

Трагедия «Норд-Ост». Чей сценарий?

Речь здесь, конечно, не о сценарии знаменитого мюзикла, вроде бы не относящегося к жанру трагедии, а об известных трагических событиях в Москве 23-26 октября 2002 года, когда огромное здание со зрителями и артистами этого мюзикла было захвачено террористической группой Мовсара Бараева, потребовавшей прекращения бойни в Чечне.

Российские власти утверждают, что газ перед спецназовским штурмом здания на Дубровке был применен для того, чтобы мгновенно «вырубить» террористов, лишив их возможности нажать на кнопку взрывного устройства, способного, мол, взорвать все здание с заложниками. Но, судя по рассказам многих бывших заложников – например, Ирины Куминовой, Андрея Ушакова и Ольги Рудаковой, выступивших по телеканалк «ТВС» 29 и 31 октября, Ольги Хухриной, выступившей 28 октября по «НТВ», и Ильи Лысака, интервью с которым напечатано в «Новой газете» за 18 ноября 2002 года, – террористы, почувствовав газ, вовсе не «вырубились», а «забегали, прижимая к лицам платки», «стали надевать респираторы» «принялись совещаться», и у них было, как минимум, от 5 до 10 минут (до начала штурма) – более чем достаточное время для нажатия кнопок взрывателей.

Кроме того, по данным ряда ученых Запада – например, выступившего 27 октября по «Би-Би-Си» профессора Белфастского Королевского университета Кэвета Сэренна, – вообще не существует такого газа, которым можно мгновенно (или хотя бы за несколько секунд) отключать сознание людей (тем более – в огромном театральном здании).

Естественно, возникают следующие вопросы:

почему террористы-смертники не взорвали здание с заложниками, когда почувствовали газ или когда начался штурм?

и почему власти дали приказ о пуске газа и о штурме, зная, что у террористов будут многие минуты на нажатие кнопок взрывных устройств?

Сразу на оба этих вопроса, по-моему, есть лишь один правдоподобный ответ: взрывчатка (или, возможно, начинка взрывателей) у террористов была негодная, и российские власти, давая приказ о пуске газа и штурме, прекрасно об этом знали. А знать об этом они, по-видимому, могли лишь в том случае, если сами давали указание снабдить этих террористов через каких-то своих агентов этой «взрывчаткой».

Данная версия может объяснить все, казалось бы – необъяснимые противоречия и странности, связанные с терактом на «Норд-Осте», а также истинные цели его главных организаторов. Думаю, что к этим целям относится и наблюдаемое теперь стремительное восстановление в России тоталитарного режима, которое, так сказать, гармонично сочетается с повсеместным раздуванием античеченской истерии и с усилением геноцида в Чечне. Исходя из данной версии, нетрудно объяснить и упорный отказ властей сообщить кому бы то ни было (даже врачам, лечащим бывших заложников) точный состав примененного газа: если бы он стал достоянием гласности, то ученые легко могли бы доказать не только его заведомую смертоносность, но и – главное – невозможность его использования для мгновенного отключения сознания террористов. Можно объяснить в рамках данной версии и потрясающую кровожадность спецназа, убившего, как объявлено, всех террористов, даже тех, которые были захвачены спящими или в бессознательном состоянии: их показания на следствии и суде могли бы оказаться весьма опасными.

Довольно значителен при этом и такой факт: несколько недель после штурма по многим СМИ говорилось, в том числе и некоторыми официальными лицами, что двое или трое из нескольких десятков террористов все же остались живы и теперь, мол, допрашиваются; а по телевидению (кажется, по НТВ) сразу после штурма было показано, как одного из них, заломив руки за спину, спецназовцы выводят из здания театрального центра, но затем вдруг официально объявили, что убиты все террористы.

Есть и еще один весьма существенный факт, полностью вписывающийся в вышеизложенную версию. В январе в «Новой газете» известный журналист и депутат Юрий Щекочихин сообщил в небольшой заметке, что из проверенных источников ему стало известно следующее: родственники одной из «норд-остовских» террористок узнали ее по телевизору и очень этому удивились, т. к. она была осуждена за какое-то уголовное преступление, этапирована в один из далеких российских лагерей, где и должна была находиться еще много лет, но почему-то оказалась на «Норд-Осте»...

Однако некоторые вопросы, на мой взгляд, все же остаются. Например: какое количество жертв российские власти считали для себя «оптимальным», и сильно ли оно отличается от реальных цифр; куда делись десятки пропавших без вести заложников; и был ли убитый при штурме Мовсар Бараев использован российскими «органами», как говорится, «втемную», или, подобно своему печально известному дяде Арби Бараеву, являлся их агентом? Не все ясно и насчет Шамиля Басаева, вроде бы заявившего о своей причастности к теракту на «Норд-Осте». Возможно, например, что он участвовал в формировании или финансировании отряда террористов, не зная истинных планов и целей главных организаторов теракта.

Еще я хочу добавить следующее. Конечно, любой теракт, при котором жертвами насилия являются невиновные люди, – явно преступен, независимо от сколь угодно благородных целей террористов. Но очевидно, что вообще любое убийство невиновных людей – тоже преступление, независимо от целей тех, кто его совершил (и даже в том случае, если оно совершено не умышленно, а «по неосторожности»). Но почему-то, даже несмотря на то, что вышесказанная мысль подтверждается и официальным Уголовным кодексом, ни журналисты, ни правозащитники, ни депутаты ни в каких СМИ совершенно не пытаются (во всяком случае, мне о таких попытках неизвестно) поднять вопрос об уголовной ответственности тех, кто зачем-то убил газом, как минимум, сотни полторы невинных людей. Не говоря уж об уголовной ответственности за бессудный расстрел пленных террористов. Точнее – лишь подозреваемых в терроризме.

(апрель 2003 года).

Возвращение к «Норд-Осту»

В одном из номеров «Крамолы», вышедшем в середине апреля 2003 года, была опубликована моя статья «Трагедия «Норд-Ост».Чей сценарий?», в которой на основе общеизвестных и легко проверяемых фактов доказывалась прямая причастность российских «органов» к организации этого кровавого теракта. Спустя лишь пару недель – 28 апреля – эти доказательства были подкреплены огромным сенсационным материалом известной московской журналистки Анны Политковской, опубликованным в «Новой Газете». Он назывался «Кто остается в живых» и был основан на подробных откровениях участвовавшего в «норд-остовском» теракте агента российских «органов», сотрудника путинской президентской администрации и редакции правительственной «Российской Газеты» Ханпаша Теркибаева, заподозрившего, видимо, что использовавшие его российские власти решили на всякий случай от него по-тихому избавиться (т.е. «замочить», выражаясь официальным языком).

Возможно, этими откровениями, подтверждение правдивости которых «Новая Газета» получила и из многих других источников, он все же продлил себе жизнь, но лишь на полгода или чуть больше: в декабре российские власти, так и не допросив его официально по делу «Норд-Оста», так и не ответив на запросы «Новой Газеты» ничего вразумительного, объявили, что он, мол, погиб в автомобильной катастрофе. Впрочем, есть подозрение, что ответ властей «Новой Газете» все же имел место – еще в начале июля – и заключался в следующем: с помощью неизвестного яда был убит участвовавший в расследовании «Норд-Оста» заместитель ее главного редактора, депутат Госдумы от «Яблока» Юрий Щекочихин.

Исходя из вышеизложенного, мне остается лишь присоединиться к утверждению Анны Политковской в «Новой Газете» за 22 декабря: «Лично я никогда не смогу поверить в то, что спецслужбы непричастны к организации терактов». Разумеется, я не могу поверить и в то, что эти абсолютно «отмороженные» (даже по бандитским меркам) «спецслужбы»

действуют без прямых и конкретных указаний В. Путина и его ближайших гэбистских «соратников». Я подозреваю, что регулярные кровавейшие теракты нужны им не только ради шкурных «политических» целей (разжигание античеченской истерии, поднятие своих «рейтингов», дальнейшее «закручивание гаек» под предлогом борьбы с терроризмом), но и по сугубо, так сказать, физиологическим причинам: видимо, подобно садистским маньякам, они уже не могут комфортно себя чувствовать без регулярных кровавых зверств. И самое печальное, по-моему, заключается в том, что все вышесказанное – не какие-то измышления злобствующего «очернителя», а очевиднейшая правда.

P.S. На «Норд-Осте», как, кстати, и в истории 1999 года со взрывами жилых домов, особенно – с попыткой взрыва дома в Рязани, террористы из «органов» попались, как говорится, «с поличным». (Недаром недавно под Москвой был арестован тираж книги о тех взрывах – «ФСБ взрывает Россию» – в рамках «уголовного дела» по статье о «разглашении государственной тайны»). Но и почти все другие крупные российские теракты последних лет вызывают, мягко говоря, вопросы и сомнения.

Например, через день после крупного взрыва в дагестанском городе Каспийске (9 мая 2002 г.), унесшего жизни более 40 человек, практически все российские телеканалы сообщили о задержании милицией Каспийска автомобиля с мощной миной и дистанционным взрывателем, аналогичными тем, что были использованы при том теракте. Это сообщение многократно повторялось в течение почти 2-х суток, но потом публично выступил начальник ФСБ Патрушев и объявил, что люди, находившиеся в том автомобиле, к террористам, мол, отношения не имеют. А к кому они имеют отношение, так и осталось тайной: российские СМИ вдруг моментально «забыли» о той задержанной в Каспийске машине. И примеров таких «странностей» – очень много.

Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты «Крамола», г.Воронеж

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Так кто все-таки организовал теракт в «Норд-Осте»?

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram

Блоги / мнения

ads pixel