Укрепление гривны — только «через труп» правительства

Укрепление гривны — только «через труп» правительства

фото Дима Богданов/ОБОЗ

В начале недели посчитало нужным высказаться по этому поводу — устами министра экономики Анатолия Кинаха — и правительство. Впрочем, мнение нынешнего Кабмина, сформированного главным образом из представителей Партии регионов, ни для кого секретом не является. Укрепление гривны и, соответственно, ослабление доллара и евро для украинских экспортеров означает уменьшение прибыли при неизменных физических объемах экспортных поставок. Владельцами же крупнейших предприятий горно-металлургической, химической и других отраслей промышленности, работающих, в основном, на экспорт, являются многие видные регионалы.

Видео дня

Кинах заверил журналистов, что правительство и Национальный банк Украины не допустят искусственной ревальвации гривны. «Мы никогда не допустим такого явления, которое было в 2005 году, когда была искусственно ревальвирована гривна, от чего пострадали и экспортеры, и, к сожалению, наши граждане...», — заявил министр. При этом он подчеркнул, что правительство и НБУ в настоящее время проводят согласованную валютно-курсовую политику.

фото Дима Богданов/ОБОЗ«Колебание такой мировой валюты как доллар, безусловно, должно быть учтено в наших планах, тактике и стратегии, включая экспортную и валютно-курсовую политику. Пока не ощущаем… негативного влияния», — объяснился глава Минэкономики. Добавив, что снижение курса доллара по отношению к евро не оказало существенного влияния на украинских экспортеров.

При этом Анатолий Кириллович решил, как бы, успокоить всех тем фактом, что объем золотовалютных резервов Нацбанка является достаточным для удержания курсовой стабильности. «Золотовалютные резервы Национального банка увеличиваются очень динамично… Это дает нам возможность обеспечивать финансирование импорта на протяжении четырех месяцев — это очень хороший стабильный показатель…», — констатировал он.

В вышеприведенных фразах Анатолия Кинаха содержатся сразу три вида информации: достоверная, сомнительная и не имеющая прямого отношения к рассматриваемой теме, но способная сбить с толка.

К последней категории относится высказывание министра относительно «динамично увеличивающегося» золотовалютного резерва НБУ. Ведь в том то и дело, что валютные резервы Нацбанка растут за счет того, что он выкупает на межбанке избыток валюты. Если бы курс гривны равнялся не 5 с небольшим за доллар, как он удерживается с апреля 2005 года, а, скажем, 4 или 3 гривны за доллар, то объемы украинского экспорта были бы сейчас намного меньше — а импорта, наоборот, больше. И, следовательно, величина поступления валюты в страну от внешней торговли (от экспорта) оказалась бы гораздо скромнее, чем есть теперь, а спрос на доллар и евро был бы, наоборот, намного сильнее — за счет возросших аппетитов импортеров.

Говорить же о существенных валютных резервах, как о гарантии стабильности гривны, уместно лишь в случае предпосылок к девальвации гривны. К примеру, во время финансового кризиса 1998 года Нацбанк израсходовал на поддержание курса гривны более 1,5 млрд. долларов из имеемых чуть более 2 млрд. Но валютного резерва тогда было мало (сейчас величина золотовалютных резервов НБУ превышает 28 млрд. долларов), и гривна, как известно, существенно девальвировала. Поэтому информация Кинаха о растущих валютных резервах, «защищающих» стабильность гривны, в данном случае подана министром — сознательно или неумышленно — не к месту.

А вот в чем прав Анатолий Кинах, так это в том, что руководство НБУ, в частности, в лице главы Совета Национального банка Украины Петра Порошенко, также придерживается на сегодня стратегии не допущения укрепления гривны. Об этом Порошенко неоднократно заявлял в последнее время.

Вызывает же сомнение заключение министра экономики о том, что украинское правительство, мол, «не ощущает негативного влияния» на экономику растущего евро, и экспортеры тоже.

Относительно экспортеров Кинах откровенно лукавит. Они очень даже и с превеликой радостью «ощущают» рост евро к доллару и к гривне (благодаря прочной привязке гривны к доллару). В частности, отечественные экспортеры в европейские государства зоны евро.

Оценить размеры выгоды экспортеров от роста курса евро совсем не сложно. К примеру, по данным Госкомстата только в июле украинский экспорт в государства Европы составил 1 152,1 млн. долл. То есть, порядка 1 миллиарда долларов экспортеры получают выручки от поставок в страны зоны евро — за один только месяц. Евро стоил 1,36 доллара еще в июне, а теперь — более 1,41, прирост 3,7%. Аналогично укрепилось евро и к гривне. Следовательно, только за счет подъема курса евро к доллару и гривне украинские экспортеры будут класть дополнительно в карман ежемесячно около 200 млн. грн. (37 млн. долл.).

А ведь еще недавно евро стоило 1,3 доллара, пару лет назад — 1,2, в конце же 2000 года за евро давали всего 0,82 доллара (исторический минимум). Поэтому повышение курса евро к доллару в случае жесткой привязки гривны к доллару очень на руку украинским экспортерам.

Ну а если гривна станет укрепляться, то отечественные экспортеры будут терять не только сверхприбыль от поставок в Европу, но у них уменьшатся и доходы от долларового экспорта. Так что причины столь решительного настроя нынешнего правительства не идти на укрепление гривны абсолютно понятны.

Несут же потери от роста евро к доллару при неизменном курсе гривна/доллар как экономика Украины, так и все население страны. Если бы Нацбанк снизил курс доллара и евро к гривне, то суммы в гривнах, которые он выкладывает при покупке избыточной валюты, оказались бы меньшими. Что способствовало бы снижению инфляции, бьющей, кстати, в 2007 году все новые рекорды.

Кроме того, все украинцы испытывают на своих кошельках рост евро к доллару и гривне за счет постоянно растущих цен на товары, импортируемые из Европы. Ладно бы дорожали только немецкие «Мерседесы», французские духи и швейцарские часы. Но повышаются цены и на многое другое, более важное для украинского потребителя — например, на немецкие и австрийские высококачественные медпрепараты, которые не выпускают отечественные фармацевты.

В случае же ревальвации гривны снизятся цены на весь импорт — и на лекарства, и на бытовую технику, одежду, обувь, прочие товары народного потребления или продукты питания. Кроме того, подешевеют нефть и природный газ, импортируемые из России и среднеазиатских стран. А значит, население Украины при тех же номинальных гривневых доходах станет богаче.

Следует отметить, что политика Национального банка на строгое удержание курса гривна/доллар также вызывает недоумение. Валютные коридоры НБУ устанавливает регулярно, в частности на 2007 и 2008 годы — это 4,95-5,25 доллара за евро. Однако колебаний не делается уже два с половиной года даже в границах оглашаемого коридора, за что Нацбанк, кстати, постоянно подвергается критике со стороны международных финансовых институтов, в частности, МВФ.

Конечно, делать резкую ревальвацию, как в апреле 2005 года (на 5% за одну ночь), не правильно. Но, к примеру, в соседней России уже не первый год осуществляется плавная ревальвация рубля. И страна имеет благодаря этому процессу положительные экономические бонусы, хотя российские экспортеры от него, понятно, и не в восторге.

Может быть, и Украине следовало бы отказаться от страусиной, по сути, валютно-курсовой политики фиксации гривны к доллару? И тогда в стране происходил бы рост не числа миллиардеров, а реальных доходов населения?