УкрРус

Партии на внеочередных выборах. Кого поБЮТ?

Немного о содержании переговоров

В апреле Виктор Ющенко, думается, предполагал создать единый блок (или хотя бы достичь «соглашения о ненападении») на базе НУ, БЮТ и «Народной самообороны». Однако, соглашение сорвалось из-за неуступчивости Тимошенко.

Во-первых, учитывая свой высокий рейтинг, она потребовала пост премьера. Причем, ее позиция совершенно честна – набрав голосов больше, чем НУ, она имеет на это полное право. В случае же единого блока, она должна отдаться на волю президента…

Во-вторых, возникли предсказуемые проблемы с разделом портфелей. НУ начала требовать для себя и своих правых союзников более 50% мест в общем списке и при последующем разделе должностей в коалиции в случае победы на выборах. ЮВТ в ответ предложила поделить квоту пополам, а если НУ охота возиться с тарасюками и костенками, то пусть сами выделяют им место – за счет своей квоты.

В-третьих, Тимошенко с самого начала была очевидна шулерская игра руководства НУ, выставлявшего Луценко в качестве самостоятельного участника переговоров – уже после того, как он заявил «самооборону» в качестве части НУ…

И снова раскол…

После провала идеи мегаблока руководство НУ взяло курс на первоначальную модель поглощения мелких партий, – назначив съезд НСНУ на 17 апреля, Балога и Кириленко практически исключили возможность формирования блока.

Это подтолкнуло националистов к созданию блока «Правица», в который вошли НРУ, УНП и «Собор».

Наконец, оказалось, что раздув рейтинг Луценко, СП создал проблему себе же – «Народная самооборона» начала претендовать на статус самостоятельного субъекта, идущего в блоке с НСНУ. Естественно, Луценко намекнули на нескромность его поведения, в ответ на что он обратился к «диванным» партиям «Вперед, Украина!» и ХДС с тем, чтобы они создали ему блок.

Таким образом, «оранжевые» вышли к «выборам» аж четырьмя отдельными блоками, по сути, повторив конфигурацию 2006 года.

20.04 появилась информация, что между НУ и блоками «Рух – Украинская правыця» и «Народная самооборона» достигнута договоренность о создании единого избирательного блока и списка (их квота составит около 12%). Решение НУ было принято в обмен на согласие ряда депутатов написать заявления о выходе из фракции «Наша Украина». Важно, однако, что решение было принято уже просто в силу понимания невозможности провести выборы в установленные президентом сроки.

Почему же произошел раскол?

Конфигурация «оранжевой» части политического спектра позволяет сделать два существенно важных вывода.

В плане текущей политики очевидно, что в такой конфигурации «оранжевые» не смогут радикально изменить расстановку сил в обществе.

Можно дискутировать относительно возможной эффективности единого «оранжевого» блока, однако очевидно, что его появление существенно поменяло бы характер избирательной кампании и результаты выборов.

Напомним, что в 2006 году БЮТ получил 22,29%, НУ – 13,95%, УНБ Костенко-Плюща – 1,87, «Пора»-ПРП – 1,47 (не считая экзотических околооранжевых списков вроде «Свободы», набравших в сумме менее 1,5%). Всего, как видим, почти 40% против 32,14% у ПР, 3,66% у КПУ и 5,69% – у СПУ. При таком распределении (даже если бы единый блок получил меньше голосов, что сомнительно) шансы формирования «оранжевого» правительства были значительно выше, чем в «текущей реальности».

В плане стратегическом можно сделать вывод о том, что причины раскола «оранжевых» не субъективные, а объективные.

Обратим внимание на то, что «оранжевые» охватывают, по сути, весь политический спектр. Юрий Костенко насчитал три направления – социал-демократическое (БЮТ), либеральное (НСНУ) и «национал-демократическое» (на самом деле – ультраправое, в лице «Украинской правицы», КУН и «Свободы»). Отсутствие в этом спектре левых сил (популизм не делает БЮТ социалистами) наглядно показывает – речь идет о полном политическом спектре Западной Украины. Обратим внимание – совершенно самостоятельном спектре, не нуждающемся в представительстве политических сил, базирующихся на восток страны.

Итак, нынешнее позиционирование «оранжевых» – это объективно существующий законченный политический спектр страны. Просто страны этой нет – это либо независимая Западная Украина, либо «эстонская» Украина, где половина населения просто лишена права голоса…

Объединению этого спектра в единый мегаблок мешают не так личные амбиции лидеров, как отсутствие диктатора, заинтересованного в создании единой правящей партии. При президентстве Юлии Тимошенко, думается, эта проблема будет решена.

Что касается последнего «объединения», то это очередная попытка НУ «обыграть» своих «партнеров». Почти наверняка никакого объединения не получится – Луценко, Тарасюку и их сторонникам просто предложат войти в список на индивидуальной основе (то, что НУ предлагала изначально). Если откажутся – Балога выразит сожаление… Согласятся – остатки обманутых сил опять переформатируются, и все равно будет создано 2-3 дополнительных «оранжевых» списка, суммарно претендующих на 2-5% «оранжевых» избирателей.

Кто и что будет выбирать

Многое, конечно, зависит от формата перехода к реальным выборам и их даты. Однако, даже абстрагируясь от того, можно ли действительно провести выборы 24 июня, следует сделать два предварительных замечания.

С одной стороны, совершенно очевидно, что проводить перевыборы с тем, чтобы на них получили голос жители Юго-Востока страны нет смысла.

И очередные выборы 2006 года, и нынешние «внеочередные выборы» виделись Юлии Тимошенко и ее единомышленниками способом удалить с политической арены «коммунистов» и «олигархов»[1]. Достичь этого можно было при помощи выборов в паре областей Западной Украины между 3-4 «оранжевыми» списками.

http://www.phl.com.ua

Правда, президент отказался от «грузинского сценария» проведения «демократических выборов» в 2006 году и пытается отказаться сейчас. Однако, даже ему уже очевидно, что жители «бело-синих» областей не будут голосовать за «оранжевых». Причем вовсе не потому,что они не имеют достаточной информации или на них давят, а потому что не хотят. Зачем же, спрашивается, держать избирателей, которые не способны сделать выбор, который бы совпал с выбором президента?

Решить эту проблему можно двумя способами – «грузинским» (удалить из списков всех граждан, которые могут проголосовать «не так») или «немецко-советским» (предоставить возможность голосовать за «блок коммунистов и беспартийных» – с точки зрения среднего донетчанина вряд ли есть существенная разница между НУ, БЮТ и «правицей»).

Из-за сложностей с созданием реестра избирателей логично использовать второй вариант.

С другой стороны, не обязательно напрямую лишать избирателей Юго-Востока права выбора. Это повысит социальное напряжение, вызовет ненужные разговоры на Западе и т.п.

В то же время, особого смысла составлять парламент без участия представителей Юго-Востока нет – большинства они не получат[2]. Главное же то, что Ющенко уже создал ситуацию, при которой неважно, кто будет иметь большинство в парламенте – в складывающейся системе президент может все, независимо от того, разрешает ли ему это Конституция или нет. Кто бы ни составлял Верховную Раду 6-го созыва, решать она ничего не будет.

Кто еще примет участие в выборах?

Очевидно, что подход к силам, которые могут создать впечатление учета мнения населения Юго-Востока, должен быть дифференцированным.

СПУ – предатели. Поэтому допускать их к выборам нельзя. Даже если они и не наберут 3%…

По поводу КПУ очевидно, что по ее членам сохнет «Нюрнберг-2», институт национальной памяти (чей аналог в Польше добился привлечения к ответственности Ярузельского за то, что он не допустил советской оккупации в 1981 году) и музей советской оккупации (главным экспонатом в котором станет, надо надеяться, партийный билет коммуниста Ющенко).

ПСПУ – правильная партия, удобная для власти и уже поддержавшая досрочные выборы. Однако опыт 1999 года показывает, что Витренко недостаточно управляема и может получить значительную поддержку избирателей. Тут надо быть осторожным.

А вот Партия регионов вполне достойна прохождения в парламент. Надо только убрать оттуда «неморальных» политиков вроде Януковича и Черновола, и оставить «приличных» людей вроде Азарова (его, кстати, даже на оранжевый Майдан выводили…), Рыбака, Ландыка… Они будут вполне управляемы и при этом смогут (один раз) собрать часть голосов избирателей Юго-Востока.

Отдельный вопрос – СДПУ(О). Напомним, что из трех первых должностных лиц, назначенных Ющенко в 2005 году, двое были бывшими членами этой партии. Сейчас «оперативный штаб» Ющенко возглавляет эсдек Балога, а очередное назначение в КС – недавний партнер Медведчука по блоку «Не Так!» Степан Гавриш. До 2 апреля ходили и слухи об интенсивных контактах Медведчука с президентом и его ближайшим окружением. Уж не метит ли эта партия в «оппозицию его величества»?

Василий Стоякин, директор Центра политического маркетинга

[1] Более чем показательной была статья известного «идеолога евроанлантической интеграции» А. Палия в УП от 6.04: «если Партия регионов, СПУ и КПУ не будут принимать участие в выборах, выборы состоятся, и это будет большой подарок для украинской демократии».

[2] Характерный штрих: Комитет избирателей недавно продемонстрировал, как именно он будет наблюдать за выборами, прямо сфальсифицировав результаты исследования КМИС, выдав данные о явке на выборы, если они будут назначены (а такие данные традиционно высокие – около 90%), за данные об одобрении проведения досрочных выборов (в действительности поддерживает это решение 43%). При таких «наблюдателях» результаты можно просто «нарисовать» – кто ж обвинит в фальсификациях героев «оранжевой революции»?

Наши блоги