В киевском метро снимают педофильскую эротику

1,1 т.
В киевском метро снимают педофильскую эротику

Но милиция не видит в этом ничего плохого

В субботу сотрудник «Газеты...» стал свидетелем дикой ситуации на станции метро «Майдан Незалежности». Мужчи­на снимал на камеру девочку, выбирая максимально непристойные ракурсы. Но милиция, услышав об эротических съемках с малолеткой в главной роли, просто махнула рукой.

«Меняем ножку...» - шептали 10-летней девочке

- Я поднимался в субботу по эскала­тору на Майдане и обратил внимание на странную парочку передо мной, - расска­зывает Юрий. - На несколько ступенек выше ехала девочка лет 9-10 в ми­ни-юбочке. Явно позируя, она то припод­нимала край юбки, то выставляла напоказ ногу... словом, ребенок играл в легкий стриптиз. Чуть ниже ее стоял мужчина лет 35, уткнувшийся в книгу. Я находился за его спиной, поэтому решил подойти по­ближе - уж больно подозрительно выгля­дела эта ситуация. И не зря я так подумал: мужчина шептал своей юной модели: «А теперь меняем ножку, вот, а теперь мож­но и попой покрутить...» Только вблизи я заметил, что на открытой книге лежала небольшая видеокамера. Мы почти под­нялись наверх, я подошел к нему и спро­сил: «А вы не боитесь?» Тот сразу же спрятал камеру. В фойе девчонку ждали мужчина с женщиной, которые ее увели. Я пошел на поиски милиционера...

Видео дня

«Если девочка крутила попой -это ее дело!»

Растерявшись - а кто бы не растерял­ся? - Юрий не обратился к дежурному по станции, а отправился за милицией в «трубу» на Майдане. Диалог с милицио­нером, который так и не представился, удивил Юру еще больше.

- Слушай, что ты там видел? Ну, де­вочка поднималась по эскалатору, а муж­чина читал книжку... А если девочка по­пой крутила - это ее дело. Сам подумай: где я сейчас в толпе буду их искать?

Вчера «Газета...» убедилась, что де­журный управления охраны метрополитена тоже «не подскажет», как бороться с педофильскими съемками в метро.

- Ну и что здесь такого? - спросил у нас дежурный Рясынчук. - Милиционер за всем на станции не в состоянии усле­дить. Может, это ее крестный или дядя?

- А камеру тогда зачем прятать? -интересуюсь я.

- Что вы меня спрашиваете - я не знаю. Если бы в милицию поступило за­явление от родителей девочки или были бы доказательства... Милиция ведь не может всех подряд забирать...

- А что милиция может?

- Наш сотрудник должен выяснить все обстоятельства, установить личность и девочки, и «оператора». Если окажется, что ее заставили или уговорили снимать­ся - тогда речь идет о статье за развра­щение малолетних. Это не порнография. Да что там - даже не эротика, за такое че­ловека не накажешь.

- Хоть за съемку в метро можно было его остановить?

- Ну, видео- и фотосъемка в метро запрещена, но если девочка попросила снять ее на память в Киевском метропо­литене, ничего плохого в этом нет...

А законы милиция знает?

Дежурный Рясынчук и безымянный па­трульный из «трубы» неправы: развраще­ние малолетних - это не обязательно при­нуждение или уговоры. Это любое «совер­шение развратных действий в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста», как гласит статья 156 УК. Да и уговоры - «покрутить попкой» - были, сви­детель есть... И наказывается все это «аре­стом на срок до шести месяцев или ограни­чением свободы на срок до трех лет». Если же развратник - отец, мать или лицо, кото­рое их заменяет, то светит ему «ограниче­ние свободы на срок до пяти лет или лише­ние свободы на срок до трех лет». Так по­чему милиция не только не ловит преступ­ников, но и-убеждает нас, что они имеют право снимать свое грязное «кино» на ре­жимном объекте, у всех на глазах?

Евгения ДАНИЛЕНКО, «Газета по-киевски»