УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Человек региона и случая

Человек региона и случая

Я бы его назвал человеком инстинкта и провинции.

Виктор Федорович, как уже всем известно, и не только в нашей стране, прошел очень непростой и даже экзотический для чиновника и политика путь. Вряд ли б кто-то другой, имея со старта своей профессиональной биографии подобные сложности, мог бы добиться должности премьера и лидера партии. Я думаю, что значительную роль в его карьерном и жизненном росте сыграли поистине нечеловеческое чутье и инстинкт.

Когда мы только с ним познакомились, он озадачил меня неожиданным комплиментом. "А Вы мне нравитесь", — сказал Виктор Федорович. "Чем же?",- стушевался я. "А Вы меня не боитесь", — сказал он. "А откуда Вы знаете, Виктор Федорович?" — не смог скрыть я свое любопытство. "От других еще от двери тянет потом. Это они от страха потеют", — пояснил тогда еще премьер. Помниться, я тогда не удержался и ответил комплиментом на комплимент. Я сказал: "И Вы мне симпатичны, Виктор Федорович". "Да?" — скупо удивился премьер. "Да", — подтвердил я. — "Ведь Вы меня тоже не боитесь".

Вот такое вышло знакомство.

Но этот случай многое мне помог понять в его характере. То, что другие политики с трудом постигали через логистику, тратя на это значительные интеллектуально-информационные ресурсы, Виктор Федорович сразу схватывал, чуть ли не на уровне обоняния. Но, видимо, это качество, которое помогало ему ориентироваться в режиме чиновника, то есть, в формате "начальник — подчиненный", подвело его, когда он перешел в режим политика, то есть, формат "лидер — народ". Во-первых, народ, как известно, запаха не имеет. А во-вторых, чутье, даже классовое, никогда не заменяло эрудицию даже банальную.

Другую особенность я понял через его начальника охраны. Он как-то позвонил мне домой и предложил подвезти меня к премьеру. Я сказал: "Если можно, заберите меня от "Палаца Спорта". "А где это?" — спросил начальник охраны. Я упростил ему задачу: "Я тогда подойду к Бессарабке". "А что это?" — спросил начальник охраны. Тогда уже удивился я: "А Вы как долго охраняете в Киеве премьера?". "Да уже почти два года", — был ответ.

Вот это, собственно, и стало ахиллесовой пятой "донецких". Вступив в Киев, они так и не изучили столичную топографию — ни географическую, ни политическую, ни культурологическую. Они все остались там, в своей провинции. Их законная гордость и любовь к своей малой Родине, которой можно и умиляться, и восторгаться, на каком-то этапе вдруг стала барьером на постижении иных ценностей, взглядов, мировоззрения.

Но надо сказать, это вообще одна из самых сложных проблем политики — как сочетать провинциальные корни, которые дают соки и силы, со столичностью, которая дает широту мышления, толерантность и раскованность, и просто знание "волшебного слова".

«Обоз» благодарит Дмитрия Выдрина и Ирину Рожкову за эксклюзивное право публиковать фрагменты из книги «В ожидании героя».