Анатолий Семинога: «Тимошенко будет премьером и после выборов в ВР»

2,6 т.
Анатолий Семинога: «Тимошенко будет премьером и после выборов в ВР»

После революции не только у народа, но и у депутатов появилась надежда на то, что ВР будет работать по-новому, поскольку уже нет того невероятного давления на парламент, нет админресурса, нет власти, которая раньше вмешивалась законодательный процесс, не давая верховной Раде эффективно работать

Депутат фракции БЮТ Анатолий Семинога один из тех парламентариев, которые не перебегали из одного лагеря в другой, а всегда были верны своей позиции, своей политической силе, своему лидеру. Анатолий Иванович продолжает защищать интересы Юлии Владимировны — уже премьер-министра. На столе у нардепа стоит портрет его соратника и лидера с дарственной надписью. Да и говорит парламентарий о леди Ю с теплотой и нежностью, заверяя, что лучшего премьера Украине не найти. Вот как раз о Юлии Владимировне, а также ее отношениях с депутатами и руководством ВР мы и решили поговорить...

Видео дня

Анатолий Иванович, на­сколько можно считать серьезным конфликт меж­ду Юлией Тимошенко и Владимиром Литвиным?

— Я бы не называл это конфликтом между Юлией Владимировной и Викто­ром Михайловичем. Это скорее конфликт между новой и старой властью. События на Майдане дали нашим людям надежду, что жизнь должна измениться к лучшему. После революции не только у народа, но и у депутатов появилась надежда на то, что ВР будет работать по-новому, поскольку уже неттого невероятного давления на пар­ламент, нет админресурса, нет власти, ко­торая раньше вмешивалась в законода­тельный процесс, не давая Верховной Раде эффективно работать. Поэтому мно­гие из нас надеялись, что именно седьмая сессия ВР станет началом новой эффек­тивной законотворческой работы парла­мента. К сожалению, этого не случилось, поскольку в работе Рады было замешано слишком много политики. Как мне пока­залось, многие депутаты, да и само руко­водство ВР, больше были обеспокоены тем, какой же будет следующий состав парламента, нежели эффективной рабо­той. Что касается Кабинета министров, то он пытался искать наиболее эффектив­ные механизмы совместной работы с Вер­ховной Радой. О чем свидетельствует и пос­ледняя правительственная инициатива: со­здание правительственно-парламентской рабочей группы, которая отрабатывала за­конопроекты, нуждающиеся в неотлож­ном принятии. В эту группу входили пред­ставители всех фракций, всех профиль­ных комитетов. По законопроектам, в ча­стности необходимым для вступления Ук­раины в ВТО, была проведена огромная работа с депутатами, экспертами, представителями той или иной области народ­ного хозяйства и так далее. Члены прави­тельства и депутаты отработали все про­блемные вопросы, практически по всем спорным моментам вышли на компро­миссы. Мне кажется, что ни единый за­конопроект в ВР не отрабатывался настоль­ко скрупулезно, как это было сделано с 14 законопроектами по ВТО и 6 — по жи­лищному строительству. В конце концов было принято решение, под которым под­писалось большинство парламентских фракций, о том, чтобы голосовать эти за­конопроекты в пакете. Но и сама работа в сессионном зале, и позиция руководства ВР не позволили дойти до рассмотрения этого пакета.

Однако спикер Литвин говорил, что во время того голосования по ВТО на ВР давили, и именно Кабмин...

— Никакого давления на парламент небыло. Ну, разве что если считать дав­лением со стороны Кабмина подачу в ВР законопроектов. Но по Конституции КМ имеет право законодательной инициати­вы. При этом ВР обязана рассмотреть правительственные законопроекты. И задачей Владимира Литвина было выне­сти в зал эти законопроекты, где бы депу­таты сами могли определиться, за что го­лосовать, а за что — нет. А если Кабмин подает законы, они проходят через пар­ламентские комитеты, но не попадают в повестку дня, то это уже давление со сто­роны спикера на правительство.

Также спикер и другие депутаты говорили о нарушении регламентных норм, процедуры приятия законопроектов...

— Регламент — это закон, который был принят депутатами ВР. И депутаты при необходимости могут вносить в этот закон изменения. Задача же спикера — ставить на голосование тот или иной за­конопроект, а депутаты своим голосо­ванием уже определяли бы, нужен стра­не такой закон или нет. Тем более что во время сессии регламентные нормы на­рушались чуть ли ни каждый день....

Чем можно пояснить такую пози­цию руководства ВР, которое во время «оранжевой революции» показало себя с положительной стороны?

— Вы помните, как формировался президиум ВР? Как тогдашнее руковод­ство страны под давлением протягивало нужных людей? Вспомните спикериаду. Поэтому мне кажется, что старая ко­манда не может работать в новых усло­виях так, как того требует новое время.

Значит ли это, что на следующей сес­сии произойдет ротация в президиуме ВР?

— Мне пока сложно об этом говорить. Все будет зависеть от того, с какими настроениями придут в сессионный зал де­путаты. Но для эффективной работы в первую очередь необходимо сформиро­вать парламентское большинство, ко­торое будет нацелено именно на те зако­нопроекты, которые требует сегодняш­нее время. Нужна ли будет ротация ру­ководства ВР, если таки сформируется большинство? Возможно, не на 100 процентов. Однако то, что президиум дол­жен быть изменен хотя бы частично, — это факт, поскольку на данный момент работа в ВР тормозится, причем это де­лается искусственно.

Говоря о частичных переменах в ру­ководстве Верховной Рады, вы кого имеете в виду — Литвина или Мартынюка?

— Говоря об изменениях в президиу­ме, я имею в виду и вакантное место второго вице-спикера Что касается Ада­ма Мартынюка, то я уверен, что он про­водит линию, не идущую на пользу пар­ламенту. Но делать какие-то прогнозы пока бессмысленно. Тем более что мно­гое и в этом вопросе зависит от того, бу­дет ли создано большинство.

А от чего это зависит?

— Не было политической воли. Руководство ВР брало на себя определенные обязательства по созданию законо­дательной базы для формирования пар­ламентского большинства. Однако эти обязательства не были выполнены.

Можно ли говорить о том, что ны­нешние размолвки между спикером и премьером ставят под угрозу существование «блока трех»?

— Еще рано говорить о парламентских выборах, о возможных коалициях и бло­ках. Я не видел пока ни одного професси­онального предложения относительно формирования того или иного блока. Не было таких предложений ни от Литвина, ни от «НСНУ». Хотя вообще на эту тему лучше говорить осенью, когда партии про­ведут партийные съезды и уже точно оп­ределятся, как и с кем идти на выборы.

Тем не менее не так давно БЮТ заключила соглашение с УНП, ПРП, НРУ о совместном участии в выборах. Почему переговоры по этому вопросы были скрыты от публики?

— Мне сложно что-либо сказать по этому вопросу, поскольку лично я в переговорном процессе не участвовал и самого соглашения не видел.

Если предположить, что блокиро­вание Ющенко — Тимошенко состоя­лось, каким образом, на ваш взгляд, дол­жны быть составлены списки, должен ли Президент идти первым номером?

— Президент является консолидирую­щей фигурой для народа, поэтому он не имеет права идти на выборы. Что касает­ся блокирования, то на эту тему можно, конечно, пофантазировать, но это будут лишь фантазии, поскольку пока нет пред­посылок для создания подобных объединений, о которых мы с вами говорим. Есть политические декларации, но не более того. К нам не поступало от «НСНУ» ни каких официальных документов, которые бы позволяли говорить о создании единого блока и о механизмах его формирования.

В свете разговоров о «разводе» Пре­зидента и премьер-министра можно ли предположить, что лидером новой оппози­ции станет именно Юлия Тимошенко?

— Никакого развода не будет. Прези­дент, премьер и правительство — это еди­ная команда. Пусть там и есть какие-то проблемы, как и в любой команде, в лю­бой политике. Но говорить о том, что Юлия Тимошенко отойдет от Виктора Ющен­ко, не имеет смысла К тому же, и коман­да Виктора Андреевича, и команда Юлии Владимировны должны работать на ре­зультат, чтобы оправдать ожидания людей, которые вышли на Майдан. В жизни бы­вает всякое, но это не значит, что у нас есть какие-то расхождения в понимании стра­тегии развития нашего государства

Как вы думаете, удастся ли Юлии Владимировне остаться на премьерском посту и после парламентских выборов?

— Юлия Владимировна — это на се­годняшний день лучший глава Кабми­на, поэтому она будет премьер-мини­стром и после выборов в ВР.

Если говорить о социалистах, вы их считаете своими союзниками или все же оппонентами?

— Они наши союзники по коалиции. Но, к сожалению, их позиция по боль­шинству законопроектов по каким-то причинам отличалась от нашей. Я не хотел бы давать оценки их действиям. Но мне кажется, что работа фракции СПУ на этой сессии направлена не на конструктив, а на предстоящие парла­ментские выборы.

И традиционный для этого времени года вопрос, где будете отдыхать?

— Вряд ли я буду отдыхать — много работы... Но, возможно, съезжу к роди­телям в Черкасскую область. А вообще я люблю зимний отдых.

Ирина КОРОБКО, «Столичные Новости»