Актер Алексей Серебряков: «Я вообще не смотрю фильмы. Свои»

1,5 т.
Актер Алексей Серебряков: «Я вообще не смотрю фильмы. Свои»

Алексей Серебряков снялся в кино в 13 лет — в фильме "Отец и сын", куда попал благодаря сходству с актером Вадимом Спиридоновым. А потом, один за другим, пошли "Вечный зов", "Фанат", "Афганский излом", "Бандитский Петербург", "Империя под ударом", "Баязет", "Штрафбат", "Побег". Белобрысый или иногда рыжий, с большими голубыми глазами и мальчишеской стройностью, Серебряков кочует из фильма в фильм. Несмотря на то, что актерская профессия зависима и особо не поперебираешь, снимается Серебряков в хорошем кино. Со вторника на "1+1" начинается повтор сериала "Штрафбат", где Алексей сыграл главную роль.

— Вы снимались в кино с детства — как попали на съемочную площадку?

— Я учился в музыкальной школе по классу баяна. И у моего педагога был юбилей, на который приехал корреспондент газеты "Вечерняя Москва". На следующий день вышла газета с фотографией и статьей о моем педагоге. Так случилось, что корреспондент приехал именно в те полчаса, отведенные для занятия мне, поэтому я попал на фотографию: за баяном сидит мальчик с лицом меньше мизинца младенца. Но в этом "мизинце младенца" ассистентки на фильме "Отец и сын" каким-то образом разглядели сходство с Вадимом Спиридоновым. Через неделю они приехали в Свиблово, в эту музыкальную школу, и задали мне фатальный вопрос — хочу ли я сниматься в кино.

Видео дня

— Долго думали, прежде чем дать ответ?

— Дело в том, что моя мама — врач, работала на киностудии Горького. И я после школы приходил к ней, бродил по павильонам, смотрел, как снимается кино. И понимал, что это очень тяжелый и нудный труд. У меня не было романтического отношения к кинопроизводству, и когда мне предложили, я сказал: "Давайте попробуем". Никаких восторгов или потрясений!

— Вы сейчас пересматриваете эти фильмы?

— Я вообще не смотрю фильмы. Свои. Когда их за 60, кино — это уже некий образ жизни, в котором важно провести период времени под названием "я работаю над ролью в этой картине" максимально интересно, достойно и содержательно для себя. Последние 15 лет я стал понимать эту профессию немножко больше, чем студент театрального института: перестал питать иллюзии по поводу популярности, потому что она меня не интересует.

— Но ведь снимаетесь же вы в сериалах. Бум "Бандитского Петербурга" вряд ли оставил без зрительского внимания вашу персону.

— Когда мне позвонил режиссер Владимир Бортко и предложил сняться в "Бандитском Петербурге", я сперва отказался. Перевесило то, что я уже работал с ним в "Афганском изломе" и что в "Бандитстком Петербурге" будут сниматься мои друзья.

— Много у вас друзей-актеров?

— Я не люблю артистов. Это очень ломающая природу профессия. Провоцирующая человека на клоунаду, на кривляние, на желание быть подарком. Эти качества меня в людях раздражают.

— Тем более странной кажется ваша крепкая дружба с Дмитрием Певцовым?

— Димку я знаю 15 лет. Мы с ним вместе репетировали и играли на Таганке в спектакле "Федра" по Цветаевой в постановке Виктюка. Тогда Димка был никому не известный артист. Сейчас он умеет себя чувствовать подарком, регулировать свою популярность и участие в чужих судьбах. Он чувствует, что это Он вошел в ресторан, а не кто-то другой. Но я знаю его и с других сторон. Я не хочу быть знаковой фигурой. Но это напрямую связано с работой. Если ты, как говорит Костя Эрнст, "не медийный", то ты не будешь сниматься. Я с удовольствием бы не был знаковой фигурой, но другой профессии у меня нет.

— Не пробовали переквалифицироваться в режиссеры?

— Снимать сериалы по 20 серий? Ни в коем случае! Мне не стыдно ни за свою роль в "Бандитском Петербурге", ни за "Штрафбат", но мне, в принципе, не нравятся сериалы. Понятно, что "табуретка". Да! Мы делаем "табуретки", на которых должны сидеть люди. Никто не претендует на новые законы равновесия. Но просто табуретки тоже бывают разные. Бывают плохие, бывает, садишься — разламываются. Бывают удобные, бывают неудобные — и занозы в заднице. К сожалению, мир живет пустотой. Он ее обсасывает, снимает так и этак, "клипно" и "не клипно". А важными вещами мир, как правило, не занимается. Занимаются единицы — и у таких мало поклонников и маленькая аудитория. Потому что людей, задающих себе какие-то вопросы, всегда было мало.

Анастасия ЧЕНЦОВА, Ольга КЛИНГЕНБЕРГ для "Сегодня"

http://today.viaduk.net