Константин Грищенко: «У профессионалов брэнд работает на результат. А для меня результат — Украина»

1,3 т.
Константин Грищенко: «У профессионалов брэнд работает на результат. А для меня результат — Украина»

Кадрового дипломата в нем выдают филигранная отточенность формулировок при ответе на любой вопрос и взвешенность суждений. А вот концентрация внимания на внутренних проблемах и тонкая ироническая увязка их с внешнеполитическим контекстом свидетельствуют о том, что этот человек делает первые шаги в публичной политике своей страны. Таков сегодня 51-летний Константин Грищенко, заместитель председателя Республиканской партии Украины (РПУ), в недалеком прошлом — министр иностранных дел.

- Константин Иванович, в последнее время Украина предпринимает ряд активных действий, направленных на смягчение визового режима для европейцев. Недавно власть отменила визы для граждан США. К чему может привести подобный визовый либерализм?

— В данном решении есть свои плюсы и минусы. Похоже, новое украинское руководство пытается повторить путь, который избрали наши соседи в Восточной Европе. Страны, недавно вступившие в ЕС, в свое время согласились на одностороннюю отмену визового режима для граждан США и стран Евросоюза, рассчитывая на их ответную позитивную реакцию. Однако обстоятельства, при которых они принимали такое решение, кардинальным образом отличались от нынешней ситуации в мире и в Украине.

Видео дня

В то время еще не было трагедии Нью-Йорка, и угроза терроризма не воспринималась так остро. Сегодня западные демократии считают ужесточение визовой политики одним из основных инструментов усиления собственной безопасности. По сути, визовый режим в США создает ряд барьеров для въезда в Америку террористов и иных нежелательных гостей. У нас же, когда мы открываем страну, отсутствуют серьезные гарантии того, что этим воспользуются только те, кто с добрыми намерениями едет к нам. Другими словами, прежде чем окончательно идти на отмену визового режима, мы должны получить ответ на вопрос: а существуют ли у нас надежные механизмы защиты, которые помешают прибыть на территорию Украины гражданам пусть и европейских стран, но связанным с "Аль-Каидой"? Ведь пару лет назад один из террористов, попытавшийся взорвать американский авиалайнер над Атлантикой, оказался гражданином Великобритании.

- Есть ли в Украине собственная база данных на людей с темным прошлым? Насколько охотно Интерпол, другие международные институты, борющиеся с преступностью и терроризмом, идут на контакт со своими украинскими коллегами?

— Какая-то взаимосвязь есть, но ее недостаточно для того, чтобы полностью обеспечить выполнение тех задач, о которых мы говорили выше. Во многих случаях правоохранительные органы наших стран-партнеров ограничены в возможностях предоставления информации, которая, согласно их законодательству, носит частный характер, и ее неразглашение защищено законом. Именно поэтому США не полагаются на взаимодействие со странами Евросоюза, а поступают исходя из собственных интересов. Для большинства стран в США установлен не только режим получения виз, но и процедура предварительного личного собеседования. И если раньше основным мотивом было предупреждение нелегальной иммиграции, то теперь в первую очередь речь идет о вопросах безопасности.

Я бы отметил и такой момент: государственный бюджет Украины вследствие смягчения визового режима теряет значительные средства. И пока неясно, каким образом эти потери могут быть компенсированы. Рассчитывать на автоматическое увеличение потока посетителей Украине не стоит: ведь для большинства европейцев и американцев сумма, которую мы взимали за визу, являлась мизерной. А украинские граждане будут вынуждены и дальше платить за оформление американской визы $100. По сути, от либерализации визового режима для нас мало что меняется. На самом деле необходимо работать над расширением туристических возможностей страны, чтобы наши гости как минимум могли заказать пристойную гостиницу, не разоряясь на этом, над созданием предпосылок к тому, чтобы Украина стала поистине привлекательной для тех, кто стремится открыть для себя нашу прекрасную страну. Но для этого нужна государственная программа поддержки въездного туризма. К сожалению, такой программы реально не существует, а туристическая отрасль работает в основном на то, чтобы как можно больше украинцев отправить за рубеж.

- Каковы, на ваш взгляд, первые результаты евроинтеграции? Скептики уже назвали эту широко разрекламированную кампанию "выхлопом": нам много обещали, а в результате Украина не получила статуса страны с рыночной экономикой, подписанных протоколов по ВТО, смягчения визового режима. Почему так?

— Новая властная команда ведет себя как подросток, который уверен: он может все сделать быстрее и лучше, чем те, кто был до него. На самом деле политика евроинтеграции Украины — уже давно наш внешнеполитический приоритет. Вопрос, скорее, в том, насколько достижимы цели, провозглашаемые новой властью, не останутся ли они пустыми обещаниями? Ведь когда делаются заявления о скором вступлении в ЕС, они должны опираться на тщательно обоснованную программу действий правительства. Таковой же на самом деле нет. Поэтому у наших партнеров возникают сомнения в серьезности украинских евростремлений, а внутри страны — в том, что нас действительно ждут в Европе.

Главное для нас всех — как скоро Украина станет отвечать тем стандартам жизни, которые нам самим нужны, вне зависимости от того, будет ли Украина членом ЕС или нет. Ведь Европейский Союз ассоциируется прежде всего с возможностью жить как европейцы. Для того чтобы двигаться дальше, нужна мобилизация воли всей Украины, целенаправленные усилия правительства, чтобы евроинтеграция стала объединяющей идеей и во Львове, и в Донецке, и в Киеве, и в Одессе. На этом надо сосредоточиться и меньше делать громогласных заявлений.

- На днях американский посол США в Украине господин Хербст сделал интересное заявление по поводу поддержки Америкой вступления Украины в ВТО. Еще недавно он утверждал, что США помогут нам в деле вступления во Всемирную торговую организацию, а теперь подчеркнул, что речь шла не более чем о политической декларации. Почему произошло такое изменение позиции?

— Во время визита Президента Виктора Ющенко в США действительно был принят меморандум, определяющий ориентиры, к которым обе стороны должны стремиться. Но это не обязующий правовой документ, а политическая декларация. Хотя на таком уровне взаимные политические обещания имеют очень серьезный вес.

Вопрос в другом — можем ли мы упрекать США в том, что только с их стороны мало делается для оказания реальной помощи Украине? У Соединенных Штатов, как у единственной сверхдержавы в мире, слишком много других приоритетов. И задача Украины — добиться от США по максимуму того, что отвечает нашим стратегическим интересам. Для этого нужно разработать такой пакет собственных политических и экономических предложений, который позволил бы тем, кто нас поддерживает в Вашингтоне, сдвинуть с мертвой точки давно назревшие решения. Хотя бы для начала отменить поправку Джексона—Вэника. То есть необходимо, чтобы не только там, но и здесь, в Украине, что-то делалось. Ведь на Западе очень быстро остывает интерес к нашей стране. Особенно если там видят, что, кроме смены декораций и действующих лиц, ничего практически не меняется. Ведь не случайно лейтмотивом редакционных статей "Вашингтон Пост" и "Файненшл Таймс" сегодня стало разочарование западных политической и экономической элит в том, что не оправдываются ожидания, которые они первоначально связывали с новой Украиной. Пенять при этом только на Вашингтон вряд ли справедливо… Хотя с точки зрения высокого уровня декларативной поддержки изменений, происходящих в Украине, я бы ожидал большей вовлеченности в процесс "подталкивания" нынешней украинской власти и большей последовательности.

- А почему этого не делается? Ведь были соответствующие заявления и обещания…

— Сегодня причина уже очевидна для всех: отсутствует согласованность в правительственной команде. А демократия должна быть до принятия определенных решений. Если же после их принятия продолжают делаться взаимопротиворечащие заявления, то это просто отпугивает иностранных инвесторов. Возникают сомнения в истинной мотивации, в способности команды проводить хоть какую-то последовательную политику. Нынешнее правительство мне напоминает футбольную команду, наскоро сформированную из страстных болельщиков, где каждый претендует еще и на роль капитана и тренера одновременно. Но играть-то приходится против профессиональной сборной высшей лиги. Возможно, у наших игроков есть потенциал, силы и, главное, обучаемость. Через какое-то время, работая вместе, они, возможно, станут командой. Но пока этого нет...

- Как вы расцениваете усилия этой "подростковой команды" по забиванию мяча в ворота ВТО? Прикладываются невероятные усилия для того, чтобы в последний момент, под занавес сессии парламента, добиться принятия пакета законов по вступлению Украины во Всемирную торговую организацию...

— Думаю, ВТО — это только один из примеров того, как важны концентрированные усилия всех, кто отвечает за будущее Украины. Присоединение к Всемирной торговой организации несет не только позитив, но и серьезные трудности для целых секторов экономики. Поэтому, обращаясь к парламенту с просьбой принять пакет законов, нужно одновременно представить развернутую картину того, что мы получим, а что потеряем от такого шага. Какая компенсация будет предоставлена тем, кто окажется в более сложном положении? И каким образом все это отвечает долгосрочной стратегии нашего развития? Каким образом наши шаги по вступлению в ВТО корреспондируют с заявленным правительством стремлением развивать дальше наше участие в Едином экономическом пространстве? Все это требует пусть и не дефинитивных, но логичных ответов. Чтобы депутаты, представляющие интересы народа, могли понять суть проблемы. Если же вразумительных ответов они не получают, то и не голосуют. Что удивительно — не голосуют и депутаты фракций, которые делегировали своих представителей во власть. Без серьезной "работы над ошибками", как это делается в школе, нынешнее правительство вряд ли сможет скоро приблизить нас к членству в ВТО.

- Какой должна быть стратегия Украины в отношениях с Россией? Прошлую команду все время упрекали в многовекторности, а новая власть оказалась перед той же дилеммой...

— В Украине, убежден, все — даже те, кто сознательно или подсознательно стремится оттолкнуть нас от России, — прекрасно понимают ее значение для нашей страны. Именно в России сосредоточены наши прямые стратегические интересы. Пока только с Россией существуют возможности для масштабной промышленной кооперации, благодаря чему Украина сумела сохранить авиационную, космическую и другие высокотехнологичные отрасли, без которых мы утратим в будущем шанс играть в глобальной экономике сколько-нибудь заметную роль. Если же Украина закроет для себя возможности нормального сотрудничества с Россией, то это, по сути, подорвет экономическую основу нашей европейской интеграции. Тогда мы придем в Европу только как территория, населенная не слишком богатыми потребителями, как рынок дешевой рабочей силы, место, где можно размещать упрощенное производство. Вряд ли нам нужна такая интеграция в Европу. Украине необходимо войти в ЕС, сохранив и усилив принципиально важные секторы экономики и науки, которые сегодня сохраняют колоссальный потенциал и должны стать основой инновационной модели развития нашей страны. Так что без развития отношений с Россией нет и европейского будущего Украины.

- Сегодня очевидны метания новой власти, желание вступить хоть куда-нибудь, если уж срывается интеграция в ЕС и подписание протоколов с ВТО. В результате опять начали обыгрывать тему вступления в НАТО. Насколько реальна для Украины перспектива вступления в Альянс? И что это даст нам: "завоевание" ЕС, но с другой стороны?

— В свое время наши восточноевропейские соседи строили свою стратегию на том, что вступление в Североатлантический альянс является непременным этапом движения в Евросоюз. Так, стремясь в НАТО для решения вопросов своей безопасности, правительства этих стран осознавали, что высокий уровень поддержки присоединения к Альянсу связывался в обществе с перспективой членства в ЕС. Я убежден, что сегодня такая концепция для Украины не работает. Время, когда "старая Европа" была готова к расширению как Альянса, так и Евросоюза, позади. И, соответственно, легкая и быстрая интеграция Украины в эти структуры невозможна. Присоединение к НАТО сегодня не гарантирует каких-то преференций при решении вопроса принятия Украины в "европейскую семью".

На мой взгляд, прежде всего мы должны определить степень готовности украинского общества к такому шагу. Надо честно признать, что сегодня уровень этот низкий, а также подумать над тем, как сломать сложившиеся в обществе стереотипы восприятия НАТО. Что делается для этого? Я не вижу никаких новых существенных усилий, предпринимаемых властью для этого. Я был главой Миссии Украины в НАТО, знаю как преимущества, так и сложности, сопряженные со вступлением в Альянс. Но все это необходимо объяснить людям. И если мы верим в демократию, то для нас примером должна служить Франция, где основные политические партии в парламенте голосовали за Европейскую конституцию, а народ сказал ей решительное "нет" на референдуме. Другими словами, без поддержки народа Украины ни мы сами, ни наши партнеры в странах — членах НАТО не будут уверены в том, что членство в Альянсе — это сознательный выбор всего украинского общества. И вряд ли в таком случае наши натовские устремления окажутся результативными.

- Кстати, ваш партийный босс Владимир Бойко был непосредственно связан с проблемой обеспечения энергетической безопасности Украины. Задаем вопрос по теме: грозит ли Украине энергетический кризис?

— Если бы можно было газ запасать, как бензин, — канистрами, то, несмотря на обещания, что "все будет хорошо", многие украинцы сделали бы такой запас. В течение последних лет существовала определенная схема, в которой "работало" несколько простых цифр. Одна из них — $50 за 1000 кубометров газа в счет оплаты за транзит российского газа, проходящего через территорию Украины. Плюс поставки дополнительных объемов газа из Туркменистана, притом что 50% его стоимости покрывались за счет произведенных в Украине товаров. Это отвечает экономическим интересам Украины, поскольку были задействованы многие предприятия, люди работали, получали зарплату. Теперь эта схема нарушена. Товары в счет полученного газа в Туркменистан полгода не отправлялись, и сейчас туркменская сторона добилась, чтобы Украина все оплачивала валютой. Началась дискуссия о повышении цен на российский газ, называют цифру до $160 за 1000 кубометров. В ответ наша сторона заявляет об увеличении платы за транзит. Но ведь повышение тарифов за прокачку газа через нашу территорию делает экономически привлекательными проекты постройки и эксплуатации газопроводов в обход Украины.

Конечно, сейчас легче всего обвинить Россию в стремлении воспользоваться газовым рычагом для того, чтобы "задушить" Украину. Но я думаю, надо бы задать вопрос: а что мы со своей стороны сделали для того, чтобы сохранить объективно выгодную для нас схему? И принять жесткую, рассчитанную на определенный срок программу энергосбережения, начать реальный поиск месторождений газа, переходить на альтернативные виды топлива. То есть встать на тот путь, который прошла Западная Европа, в которую мы так стремимся. В какой Европейский Союз мы можем попасть при нынешнем уровне энергозависимости от России?! Естественно, мы не в состоянии конкурировать сегодня на европейских рынках, но нам надо сохранить "смягченный" энергорежим, чтобы поддержать переход на новую и более эффективную систему производства с точки зрения энергозатратности экономики. Но этого не происходит... Я убежден, что любая сфера жизни и государственного управления требует кроме порядочности и патриотизма серьезной профессиональной подготовки. А то, что в любой системе количество обладателей таланта менеджера, способных принимать правильные решения, ограничено, должно быть очевидным для каждого здравомыслящего человека. Сегодня мы нерационально относимся к кадровому потенциалу страны. А это на самом деле — единственное богатство, которое может вывести Украину на европейский уровень.

- Давайте поговорим о профессионалах… Константин Грищенко — это своего рода брэнд. Почему вы сдали свой брэнд в "аренду" Республиканской партии? Какой у вас был мотив?

— У профессионалов брэнд работает на результат. А для меня результат — Украина, которую в мире и понимают, и уважают. Страна, в которой будут жить моя дочь и мои внуки.

Сегодня добиться этого результата на дипломатической службе стало практически невозможно. Поэтому я сознательно пошел в публичную политику. И так же сознательно решил, что с самого начала буду идти к цели только с новой политической силой. Республиканская идея — это как раз тот идеологический брэнд, который отвечает потребности Украины наконец-то избавиться от комплексов 14-летнего подростка, осознать свои национальные интересы и твердо стать на их защиту.

Республиканская идея — это как раз те ценности, которые совпадают с вековыми устремлениями украинского национального характера, а это — семья, родина украинца, его личная свобода и независимость, его хозяйская хватка и светлая духовность.

Республиканская партия начинает с нуля. Здесь собрались профессионалы из разных сфер жизни общества, государства и бизнеса. Да просто разумные, вменяемые люди. Нас объединяет твердое понимание того, что Украине нужны не декларации, а компетентная упорная работа. Не очередной лозунг, а дело. Кто, если не мы, должен не только предложить сбалансированные пути и способы защиты национальных интересов, но и, завоевав доверие людей, взять ответственность за будущее Украины и действительно привести ее к европейским стандартам жизни?

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук

http://www.versii.com/