Блоги Мир

/ Новости политики

Юрий Швец: в Украине был заговор с целью захвата государственной власти

С офицером бывшего Первого Главного управления КГБ СССР (внешняя разведка) профессором Юрием Швецом, ныне живущем в США, мне приходилось консультироваться по некоторым вопросам ещё летом прошлого года.

Узнав, что на днях он был допрошен в качестве свидетеля по делу Гонгадзе в Вашингтоне, я позвонил ему и попросил рассказать, об этом допросе и о своем видении произошедших событий.

Ниже следуют выдержки из беседы-интервью со Швецом.

-Юра, расскажи, как все было. Это произошло в посольстве?

-Да, в посольстве. Мне для начала позвонил из Лондона Роман Иванович Шубин - это было на прошлой неделе. И поинтересовался, готов ли я дать показания по так называемому "кассетному скандалу". Я сказал что готов. Он спросил, в какой форме я готов это сделать. Потому что в принципе в таких случаях есть две формы. Украинская прокуратура пишет запрос в Министерство юстиции США и в рамках правового сотрудничества в присутствии представителей Минюста меня здесь спрашивают. Это долгий и сложный путь, поэтому мы договорились о другом: приезжает представитель Генпрокуратры и на территории украинского посольства в Вашингтоне я отвечаю на поставленные вопросы. И вот вчера (25 апреля - ред.) приехал следователь - Юрий Александрович Грищенко, замначальника управления Генпрокуратуры.

-Не знаю такого. Романа Ивановича знаю... Столярчук Юрий был ещё, сейчас почему-то его нет...

-Я так понимаю, что Шубин - руководитель следственной группы. А Грищенко непосредственно ведет дело об убийстве Георгия Гонгадзе. Ведет его, если я не ошибаюсь, с 2002 года. И вот мы начали с десяти утра без перерыва, и закончили в восемь вечера.

-Беседа была дружественной?

-Этот человек профессионал своего дела, разговор был вполне дружественный, профессиональный. Ну и формальный, конечно, потому что это не какая-то беседа за стаканом чая - это формальный допрос, по которому был составлен и подписан протокол. Я ему передал некоторые материалы, которые были должным образом оформлены и могут использоваться в суде. Кроме того, он поставил вопрос, готов ли я дать показания украинскому суду...

-Тут мусируются слухи, что тебе опасно приезжать на территорию СНГ - в Украину или Россию...

-А почему даже СНГ?

-Не знаю, так вот в некоторых изданиях прошло такое...

-Ну не знаю, это о Саше Литвиненко (подполкловник ФСБ Александр Литвиненко, бежавший в Великобританию от преследований Путина - ред.) я читал такое. Насчет меня - не знаю, но ничего не исключаю. Вот будем говорить дальше и поймем, что в нераскрытии этого дела заинтересованы люди не только в Украине, но, что гораздо хуже, - в Москве.

Мы с самого начала беседы согласились, что будем говорить только о фактах. И выводы должны быть основаны только на фактах. Поэтому я изложил факты, которые мне известны, а из них мы уже пытались делать выводы. Что касается фактов, я рассказал это все на основании своей работы с так называемыми "пленками Кучмы".

-Это еще во времена "5 элемената" (Ю. Швец под псевдонимом Петр Лютый был одним из создателей сайта "5-й элемент", на котором публиковались транскрипты "пленок Мельниченко" - "Трибуна")?

-Да, с тех пор. Да и потом я многое прослушивал, но уже не публиковал. У меня сегодня гораздо больше готовых транскриптов. Речь идет о сотнях часов, в течение которых я виртуально "побывал" в кабинете Кучмы. Ну и, кроме того, я имел счастье или несчастье поддерживать отношения с Николаем Мельниченко.

-Наверное, несчастье. Потому что общение с ним явно духовно не обогащает. Я с ним тоже общался... И с ним, и с Сашей Ельяшкевичем....

-Совершенно верно. Но я потом расскажу и про Сашу Ельяшкевича. Забавные вещи...

Ну, вот те факты, которые я получил, я и изложил в беседах. Итак, что я считаю фактами: фактами является то, что записи в кабинете Кучмы вел не герой-одиночка Николай Мельниченко, а группа товарищей. Запись осуществлялась не на диктофон "Тошиба", ни на какой-либо другой диктофон. Они, скорее всего, использовали стационарную аппаратуру.

Потом они скидывали уже на "Тошибу" - когда нужно было их легализовать. Когда-то Мельниченко сказал, что у него здесь в США есть образец этого стационароного проволочного магнитофона. Он его никогда не показывал, но упомянул. И что он знает, что у него внутри. Я вообще думаю, что он врал насчет того, что он у него есть. Но даже упоминание о проволочном магнитофоне, об оригинальных записях... У него прорывается иногда. Особенно это примечательно, потому, что сказал он это задолго до того, когда появилась версия о стационарном устройстве.

-А когда он сказал о стационаре?

-Уже тогда, когда Литвиненко (Юрий Литвиненко, бывший министр торговли Узбекской СССР и проректор Киевского торгово-экономического института, проживающий ныне в США - ред.), его наставника в США, посадили. Когда я сказал, что коды взломаны, и он остался без записей, он почуствовал себя неприкаянным.

Когда я ещё работал во внешней разведке, у нас были оперативные проволочные магнитофоны. В разведке мы использовали "Лилипут", величиной с зажигалку, а были еще стационарные магнитофоны. Последних я никогда не видел, но знаю, что они существовали.

Вот, видимо, "группа товарищей" это и использовала. Вы знаете, характер звучания этих записей как раз соответствет записи на проволочный магнитофон.

-То есть шумоподавление и срезание частот?

-Да, совершенно верно. И вот, когда надо было легализовать все это дело, они, по-видимому, приставляли "Тошибу" к динамику этого магнитофона и скидывали это все на "Тошибу". И вот что интересно: десять дисков, которые он (Мельниченко - ред.) потом продал в Фонд гражданских свобод - там все эти файлы DMR формата (то есть файлы "Тошибы") датированы одним днем. И это свидетельствует, что все эти файлы делались в один день. Если бы оригинальные записи были сделаны "Тошибой", как это утверждал Коля, то файлы были бы датированы разными днями. То есть мы имеем дело с копиями файлов, причем, все они датированы одним днем.

Теперь представьте картину: "группа товарищей" на свой страх и риск ведет запись в кабинете президента страны, понимая при этом, что в случае провала им всем грозят многие годы тюрьмы, а может и хуже... Зная Колю Мельниченко и имея оперативный опыт, могу сказать, что если бы эта команда работала на свой страх и риск, они бы "сдали" друг друга в первую же неделю.

-Причина?

-Страх. Они бы друг на друга смотрели и думали: кто же первый сдаст? Думаю, Коля, по своему характеру, на второй-третий день побежал бы к начальнику и сдал бы коллег. То есть уровень их "крыши" должен быть достаточно высоким, и команду они должны были получить примерно такого содержания: вот, ребята, вы делайте то, что вам скажут, делайте качественно и будете ходить в лампасах. А иначе вы будуте в гробу. Вот, думаю, такая команда должна была быть. Такая команда единственная может держать майора Мельниченко в узде в течение длительного времени.

-Но это должна быть команда от человека, который реально может сделать их "в лампасах". Не Вася Пупкин с большим кошельком, а человек, обладающий реальными властными полномочиями.

-Да. Или же, может быть, так сказали: вот, вы выполните, после этого произойдут какие-то события, мы власть изменим, и вы все станете начальниками...

Дальше. Есть информация о том, что Мороз знал об этих пленках, по крайней мере, в первую неделю августа 2000 года.

-Говорят, что он знал значительно раньше...

-Может быть. Но я опираюсь на факт, который установлен на сегодня. Все я не могу раскрывать, потому что прокуратура должна еще работать с фактами. Но установлена встреча в первую неделю августа, на которой присутствовал Мороз и на которой поднимался вопрос о записях в кабинете Кучмы. Дальше я пока об этой встрече говорить не готов - пусть прокуратура поработает.

-А реакция Мороза была: "я буду заниматься этим делом"? Хотя поговаривают, что Мороз и раньше знал о существовании записей. Так, во всяком случае, утверждает Владимир Цвиль?

-Как видишь, он занялся этим делом...

-Мороза проинформировали только о факте записи? Или ознакомили его с записью, а потом продолжали знакомить в режиме он-лайн?

-На этот вопрос я ответить не могу, просто не знаю.

Дальше. Опять-таки, было много задано вопросов об убийстве Георгия Гонгадзе. Но я не владею в большой степени деталями обо всем этом. Я не могу судить, как произошло это убийство. Я не могу так судить, как могу судить об эпизоде с "Кольчугой".

К чему мы пришли? После того, как я изложил все известные мне факты, мы пришли к выводу, что в Украине имел место заговор с целью захвата государственной власти.

-И одним из элементов заговора было прослушивание?

-Основным элементом заговора было прослушивание. Оно нужно было для получения оперативной информации, а потом эта информация дожна была быть выброшена и должны были последовать определенные действия. В частности, с Гонгадзе. И Кучма должен был быть вынужден покинуть свой пост, и этот пост должен был занять другой человек.

-Ты можешь сказать, кто этот другой человек?

-Могу, чуть попозже. Я изложу факты, и ты сам поймешь. Дальше происходит убийство Георгия Гонгадзе, скандал. Потом власти удалось его немного замять, он стих. Как ты помнишь, Кучма сразу ринулся в Кремль...

-То есть он знал, что за "славные" ребята вздернули его на крючок?

-Безусловно. Туда он и поехал сразу. И обрати внимание, что в результате кассетного скандала, безуслоно выиграли ДВЕ стороны. Первая - это Кремль (мы не будем говорить Россия-Кремль) и те бизнес-структуры, которые вокруг него вьются. И - клан Медведчука.

Удалось Леониду Даниловичу как-то удержаться, соскочить с крючка после гибели Гонгадзе - Мельниченко перемещается в США. И вот с первых же дней в США руководство его действиями здесь осуществляется кланом Суркиса-Медведчука.

-А на каком основании можно сделать такие выводы?

-Я скажу. Его здесь принимает некий Юрий Петрович Литвиненко. К тому времени он находился в розыске украинской прокуратурой. Прокуратура Голопристанского района Херсонской области завела на него дело по обвинению в хищении путем мошенничества 500 тысяч долларов США. Было вынесено постановление о его розыске и взятии под арест. В Украине он считался человеком Мороза. На самом деле, когда Николай Мельниченко перебрался в США, Литвиненко оказался уже человеком Суркиса-Медведчука.

Что происходит? Литвиненко имел контакты с АPCO - это лоббистская структура Суркиса-Медведчука. (И, кстати, когда посол Грищенко приезжает в Киев в отпуск и докладывает Кучме, он упоминает, что это лоббистская структура Суркиса-Медведчука. Это из пленок известно. Здесь она считается мощной лоббистской структурой.) АPCO рекомендует Мельниченко адвоката. Адвоката зовут Грэг Крэг. А затем уже Грэг Крэг рекомендовал ему Брюса Кенига из "Бэк-Тэк".

Мельниченко живет у Литвиненко дома, Литвиненко выплачивает ему денежное содержание. Помимо того, что Литвиненко наследил в Украине, он наследил и здесь. Американские правоохранительные органы начали проводить с ним определенную работу. В результате этой работы было зафиксированно, что он постоянно поддерживал контакт с Медведчуком-Суркисом.

-В результате проведения расследования американскими правоохранителями?

-Да. Американские, совершенно надежные источники. И американские власти начали выражать недоумение. Как же так: мы предоставили Мыколе убежище от режима, который якобы хочет его уничтожить, а его напарник от его имени ведет переговоры со столпом этого режима? Что же получается? Эти данные задокументированы американскими правоохранительными органами: что Литвиненко от имени Мельниченко был в постоянном контакте с Медведчуком-Суркисом и их людьми, от которых получали инструкции, что делать.

Дальше. Мельниченко приехал сюда практически совершенно пустым. У него не было никаких записей, у него был блокнотик, в котором что-то записано.

-А те записи, о которых Цвиль говорил?

-Этого ничего не было. Ну, может, у него была пара CD с записями, которые уже засветились в самом начале кассетного скандала. Они были выброшены в Вену, в Международный институт прессы и т.д.

-Но Цвиль утверждает, что Мельниченко, сидя в Европе, копировал все, что у него было. У него был ноутбук...

-Никакого ноутбука я у него не видел. Я был у него дома, у него был стационарный компьютер. Не знаю, что он копировал и где он спрятал, но в США он приехал совершенно пустой.

-А записывающее устройство?

-Записывающее устройство я у него увидел несколько позже. Не знаю, было ли оно у него сразу.

Дальше. Мельниченко через некоторое время вышел на меня: что делать? А Жир (Александр Жир, экс-председатель Комиссии ВР по расследованию убийства Георгия Гонгадзе - ред.) в то время возглавлял комиссию. Он вышел на меня и попросил помочь, если нужно будет...

-Откуда у тебя знакомство с Жиром? По прежней работе в КГБ или уже в 90-х пересекались?

-В 90-х. Значит, встречаюсь я с Мыколой, он приехал ко мне в Вашингтон, спрашиваю: какое видение проблемы? Дело в том, что когда Мыкола излагает свои мысли, там вообще невозможно ничего понять. Когда он говорит связно, он излагает тезисы, которые кто-то заложил ему в голову. И он мне отвечает тезисами: власть надо менять, Кучму будем снимать... Я спрашиваю: хорошо, кто будет? Он говорит: Ющенко - подонок, Юля - воровка. Мороз славный человек, но он слаб, у него нет команды, он будет у нас спикером. Я говорю: хорошо, а кто будет президентом? От отвечает: в Украине есть только одна сила с которой можно работать, - Суркис-Медведчук. Вот с чем он приехал в США.

-То есть он ни в Тимошенко, ни в Ющенко преемника Кучмы не видел?

-Совершенно верно. Более того, он привез в США компромат на Ющенко. Это две страницы в один интервал, где указаны ссылки на записи в кабинете Кучмы, в ходе которых Ющенко поливался грязью. И это записи с января по сентябрь 2000 года. По опыту работы с записями Кучмы могу сказать, что для составления такого списка одному человеку может понадобиться минимум месяц работы по восемь часов в день. Понятно, что такую работу могут делать, только имея определенную цель.

-То есть он сам сделал? Он приехал в США, и у него это уже было?

-Я думаю, что это ему команда сделала и дала. И он приехал сюда уже с компроматом. По "Кольчуге" и по Ющенко. То есть топят Кучму, давят Юлю при помощи уголовных дел. И топят Ющенко от оппозиции. И остается только проходная пешка, которую двигают в ферзи. И это так бы и случилось, если бы не непредвиденные обстоятельства...

Так вот, приехал Мельниченко, я говорю: ну, Мыкола, надо начинать, доставай свои записи - и вперед. Он: ну, их нет, они в Украине, мы спрятали их на дне озера. Или в банке в Чехии под двумя ключами, но мы их скоро достанем, и т.д. Сейчас мы соберемся, надо подождать немножко и все будет.

Дальше попадает в тюрьму Юрий Литвиненко. Он в США попался на том, что кого-то кинул. Отсидел за решеткой года полтора. Мыкола остается без спонсора. Где-то в феврале 2002 года он мне позвонил - а в Киеве уже был примерно час ночи. Говорит: заложен тайник, нужно изъять записи из тайника. Говорит: разбуди Жира, путь он звонит Григорию Омельченко и с Омельченко пусть изымают. Пусть едут туда-то - назвал какой-то перекресток. Приедут, пусть звонят тебе, а ты позвонишь мне.

Так и сделали. Мельниченко мне говорит: теперь пусть едут туда-то и оттуда позвонят. Опять они туда едут, опять звонят. И так продолжалось где-то в течение часов двух-трех. То в пункт А их посылает, то в пункт Б. Они перезванивают мне, я - ему. А потом, когда они приехали к очередному перекрестку, он назвал, куда надо зайти и где взять.

В конце концов, они изымают. Изымают шесть CD. Делают они копии - по-моему, Омельченко делал, - передали эти копии на следующий день Морозу. И потом эту копию Мыколе отдали 8 марта 2002 года. Приехал представитель Соцпартии, главный редактор "Сельских вестей" Иван Бокий, и в моем присутствии передал. передал. Я был тогда на квартире Мельниченко, когда Бокий приехал и передал. А Ельяшкевич привез мне оригиналы того, что изъяли, в апреле.

Но еще до приезда, когда я спрашивал Мыколу, что там, на записях, он не мог конкретно объяснить. У него был блокнот, и он в него постоянно заглядывал, сверялся.

-Да наверное, этот тот блокнот, страницу из которого со списком файлов нам передал Юрий Фельштинский.

-То ли у него пямять плохая, то ли читал конспект указаний. Но он постоянно говорил: вот "Кольчуга" есть, вот она будет. И как только ему передали шесть CD (если искать, где эта "Кольчуга" не зная, можно потратить несколько недель) Мыкола молниеносно - бац, этот файл и вытащил. Он ждал этого файла. Потому что следующим этапом кассетного скандала должна была стать "Кольчуга". Дело Гонгадзе уже как-то утихло, и оно, в принципе, было домашним делом Украины, а нужно было что-то международное, с участием американцев.

Любой человек, хорошо знающий Мыколу, прекрасно понимает: своим умом дойти до понимания, что запись о "Кольчуге" может привести к международному скандалу, он не может по определению. А Мыкола, получив CD, тут же берет этот файл, дает его мне прослушать и несет на экпертизу в "Бэк-Тэк". Конкретно этот файл.

Что происходило с экспертизой? Первую экспертизу, по делу Гонгадзе, он отдал в "Бэк-Тэк", по-моему, в августе 2001 года.

-А когда появилась "Кольчуга"?

-В апреле 2002 года.

-А файлы с Гонгадзе были у него? На чем они были, на CD или на смарт-картах?

-Они были на CD. Все, что он сдавал на экспертизу, он сдавал без меня. По Гонгадзе он отдал на CD два файла где-то в августе 2001 года. Экспертиза была завершена в ноябре 2001 года.

-А где он взял эти файлы?

-Они были на тех CD, что он привез с собой. Экспертиза была закончена в ноябре 2001 года. Звонит мне Юрий Литвиненко (он уже был на пути в тюрьму): надо вызывать Жира, пора начинать акцию. Жир на крыльях самолета прилетает, мы летим в Нью-Йорк, встречают нас Литвиненко с Мыколой и говорят: ну что, ребята, с вас 350 тысяч доларов. Жир покачнулся, позеленел: как?! Ответ: вот столько стоит экспертиза. Жир им: чего ж вы меня вызывали, не могли раньше сказать? Разъяренный Жир разворачивается и улетает обратно. Мне говорит: ну ты как-нибудь позвони тому "Бэк-Теку", как же так, что у нас, все дело и замрет на этом? Я говорю: дай мне доверенность, что я могу по вопросам экспертизы беседовать здесь официально с кем-то. Он мне как председатель комиссии сделал такую доверенноть. По очень узкому вопросу. Только по экспертизе.

-Юра, на одном из украинских сайтов вышло интервью Литвиненко. Он говорит: "Я официально готов свидетельствовать и представить неопровержимые документированные доказательства того, что ещё в конце 2001 года Александр Жир и какой-то его представитель в США Швец пытались выкупить у Николая Мельниченко за 15 миллионов долларов все его записи и все его записывающие устройства. Разговоры велись в холле одной из бруклинских гостиниц Нью-Йорка, где останавливался Александр Жир. Причём Жир прилетел специально для этого разговора, а потом была вторая встреча в квартире Николая Мельниченко и возле неё в городке Грейт Нек в Лонг-Айленде. Николай Мельниченко категорически отверг предложения своего бывшего коллеги без раздумий, а тут 50 тыс. долларов. Несерьёзно!.."

-Я читал это интервью. Человек разыскивается за мошенничество в Украине, отсидел здесь за то, что опять кинул, на этот раз американскую компанию. Я таких людей не комментирую. Наверное, он эту встречу и имеет в виду, где они заломили за экспертизу по делу Гонгадзе 350 тысяч долларов США.

Жир мне дал эту доверенность, я связался с Брюсом Кенигом, говорю: мы хотели бы получить записи. Кениг отвечает: вы знаете, когда я начинал эту экспертизу Мельниченко мне заплатили 5 350 долларов. А стоит она 12 тысяч долларов (обратите внимание: 12 тысяч, а не 350). Вот, говорит, если вы мне платите, я вам ее отдам. Жир собрал по копейке, по гривне с народа, заплатили мы эти деньги, и Кениг мне отдал заключение. Только бумажку.

Мы ее тут же в интернет: вот, впервые экспертиза доказала. Дальше с Кенигом я начал общаться регулярно. И вот что выяснилось: Мыкола ему дал копии на компакт-дисках. И Кениг ему сказал: Николай, чтобы 100% точно провести экспертизу, нужно оригиналы. В крайнем случае - клон. А копия практически не поддается экспертизе. Поэтому в будущем давай мне оригинал.

Приходит "Кольчуга" на CD - естественно копия. Потом оказалось, что Мыкола сдал Кенигу смарт-карту с "Кольчугой", утверждая, что это оригинал. Он об этом и Жиру как председателю парламентской комиссии сказал: отдал оригинал. Кениг - экспертизу: все нормально.

А до этого мне звонит Мыкола и просит: позвони Омельченко и попроси, чтобы он купил мне в Киеве смарт-карты. Я звоню Грише, Гриша покупает, присылает, я отдаю Мыколе. А там уже экспертиза по "Кольчуге" пошла. Он мне опять звонит: попроси еще. Я опять звоню Грише, Гриша снова покупает чип, но на этот раз на 32 мегабайта. Мыкола говорит: не годится. Я - как так? Нормальная карта на 32 мегабайта. А он: понимаешь, в 2000 году не было карт на 32 мегабайта, были только на 16!

-То есть он просто "нарубал" файлы и заливал их на смарт-карты под видом того, что это были смарт-карты 2000 года?

-Да. То есть он сфальсифицировал вещдок по уголовному делу, что является очень серьезным уголовным преступлением.

Дальше - больше. Приближается 11 апреля 2002 года. Мыколу вызывают предстать перед Большим Жюри Сан-Франциско на процессе по делу Лазаренко. Жюри требует от него записи. За пару-тройку дней до этого Мыкола говорит мне: слушай, забери все у Кенига. Вообще все, включая носители и так далее; мол, я вот уезжаю, да и пора забрать и т.д.

-А с Кенигом с тех пор вы расплачивались?

-Да, Жир собирал, я платил.

-А чеки какие-то сохранились?

-Да, конечно, я их в прокуратуру передал.

Мы едем вместе к Кенигу, Мыкола ему говорит: вот, завтра Юра подъедет и так далее. И уезжает. Я на следующий день приезжаю к Кенигу, все это забираю, в том числе смарт-карту по "Кольчуге". Естественно, на ней есть серийный номер. Я звоню, узнаю, когда она изготовлена. В 2002 году. Все, приехали.

Швец: -Что происходит на Большом жюри 11 апреля 2002 года? Мыкола не дает записи, хотя их требует судебная власть. Он никогда не расказывал, почему он не дал. И только в Лондоне, в марте этого года, когда туда приезжал его адвокат Скот Хортон, последний рассказал, что Мыкола отказал Большому Жюри Сан-Франциско по делу вашего Лазаренко, ссылаясь на то, что передал записи Швецу. Но он мне никогда не передавал никаких записей! От Кенига я получил не записи, а "железки", а от Мыколы требовали именно записи. А записи Мыкола мне никогда не передавал. У меня их тогда вообще не было. Интересно, что 11 апреля он не отдал записи американскому суду, поскольку их у него якобы не было, а 20 апреля Фельтшинский уже выписал первый чек на имя Мельниченко за эти самые записи. То есть для суда у Мыколы не оказалось записей, а через девять дней, частному лицу и за деньги - пожалуйста.

-Надуть Большое Жюри - вообще, серьезый проступок в США, насколько я помню?

-Не то слово - серьезный! Мыкола намеренно обманул Большое Жюри, то есть совершил второе тяжкое преступление.

-Диктофоны, которые тебе передал Кениг, действующие?

-Я их не включал, только посмотрел серийный номер. Там вообще было два диктофона. Мне Кениг говорит: вот, один мне дал Николай, вот - с серийным номером, который проходил по экспертизе Гонгадзе. А вот второй. Я говорю: а зачем тебе, Брюс, два магнитофона? Он говорит: я же эксперт, я должен установить, что запись была произведена именно на этом магнитофоне. И показать второй магнитофон: вот запись на втором отличается от записи на первом. Поэтому я прихожу к заключению, что она произведена именно здесь.

-А "Тошиба" претерпевала на вид технические изменения?

-"Тошиба" нормальная. А к ней был изолентой прикреплен приемник от пульта управления. Пульт был отдельно.

-Большой приемник?

-Нет, величиной как слива, только плоскенький. А пульт чуть меньше самой "Тошибы". Итак, я брал чип по "Кольчуге", компакт-диск с оригиналами записей, которые я называю "оригиналы записей, прошедшие экспертизу". Ну и по Ельяшкевичу тогда уже был готов. Вот что я у него забрал. И вот Николай, соврав Большому Жюри, возвращается и говорит: отдавай все обратно. Я ему: Коля, вот это я все отдам или американскому прокурору или украинскому, поскольку ты совершил преступление - сфабриковал вещдок по уголовному делу, то есть по "Кольчуге".

-А почему ты раньше об этом не говорил?

-Да все потому же. Политическая целесообразность. Как стоял вопрос: "Кучму геть!" Я и Жиру рассказал, и Омельченко рассказал...

Вопрос тогда стоял так - избавимся от Кучмы, а с этим экземпляром, то есть с Мыколой, потом разберёмся. Американским властям, я, конечно, все рассказал - и Министерству юстиции, и Совету Национальной Безопасности. Они были в шоке.

-А дальше?

-А дальше уже Мыкола приходит в истерическое шоковое состояние, которое у него продолжается, по-моему, по сей день.

-Заметно в ообщем-то...

-В то же время он становится совершенно управляемым и даже вменяемым. Я говорю: всё, Мыкола, давай лучше делом займёмся. Вот есть теперь записи, давай... А он говорит: я завтра улетаю в Лондон, я нашёл там финансирование. Так что сейчас слетаю - и после этого начинаем..

-Это он имеет в виду БАБа, да?

-Нет, пока он ничего не говорит. Он летит в Лондон, на следующее утро сообщает радостным возгласом, что, мол, нашёл финансирвоание. Нам дают сейчас, на месяц, 100 тысяч долларов, а потом дают столько, что нашим правнукам хватит. А я говорю: Мыкола, кто даёт? А он: бэ.. мэ.. Мишки, говорит, дают (имеет в виду, наверное, Ми-5, Ми-6)... Ты же специалист, ты же понимаешь. Я говорю: нет, не понимаю. Я работал во внешней разведке и понимаю, что такие деньги разведслужбы не дают. Ну и слышу рядом какой-то русский голос, который с московским акцентом что-то ему подсказывает. Потом оказалось, что это был Александр Литвиненко.

Я говорю: ладно, Мыкола, бери деньги, приезжай, начинаем. На следующее утро второй звонок. Мыкола говорит: ну, ты понимаешь.. там вот так получается, что вначале дают не 100, а 50 тыс. долларов, ну а потом дают столько, что всё равно на всех правнуков хватит. Я говорю: 50 тоже хорошо, приезжай. Звонит на третий день, говорит, что и 50 не получилось, только 10. Я говорю: ничего, Мыкола, приезжай, купим компьютер и начнём, всё нормально, приезжай. Приезжает в Вашингтон, встречаемся. Говорю: ну что, Мыкола, начинаем, покупаем компьютер и вперёд! А он мне: кхм... э-э... ну, ты понимаешь.. 10 тыс. дали мне, чтобы я нанял себе секретаршу, офис арендовал... А для расшифровки не дали...

Кстати, что ещё упустил: когда изымали те диски, Мыкола предупредил, что они паролем закрыты. Ну, естественно, пароль он не назвал, но мы его взломали в течение 2-х часов. Когда я ему сказал об этом, он очень расстроился: монополия на плёнки была утеряна. Так вот, поэтому я ему тогда и сказал: Мыкола, у меня есть все 6 дисков, пароли взломаны, у меня есть всё железо. На фиг ты мне вообще, по идее, нужен-то? Так что отправляйся обратно к Борису Абрамовичу...

-А ты уже знал, что он был у Березовского?

-Ну-у-у (смеётся).. Ну я ж высчитал. Какие там МИ-6! Я прикинул: кто у нас в Лондоне может давать деньги? Ответ был ясен как Божий день. Так вот, я ему говорю: возвращайся обратно и объясни ему, что 10 тыс. долларов нужны тебе не на секретаршу с длинными ногами, и не на кожаный диван для неё, а для расшифровки плёнок, для команды, которая этим будет заниматься. В противном случае я начну расшифровку без тебя. Мыкола летит туда, на следующий день меня вызывает, я тоже лечу туда, встречаемся мы с Березовским, Березовский говорит: ладно, ребята, нате вам 50 тысяч, давайте. И что интересно? Ему это вообще не надо было. Он даже не поинтересовался, а что там на тех плёнках...

Итак, мы организовали это дело. Мыколе давали 10 тысяч в месяц, чтобы он ничего не делал. А я взял двух людей, и вместе мы занимались расшифровкой "от свистка до свистка", 8 часов в день.

-Это для "5 элемента"?

-Нет, тогда ещё не велись разговоры с "5 элементом", просто народ жаждал узнать, что ж там, ну и нам стало интересно, а что ж там действительно есть...

Что происходит дальше. Дальше мы набрали где-то страниц 500. Сначала писали черновики, а потом, перед публикацией "5 элемента", я второй раз всё прослушивал. Так вот, черновики отдал Мыколе, а потом Мыкола всё это бухнул в свою книгу. А это ж черновики, там даже грамматика кое-какая. Я потом посмотрел, сравнил "книгу Мыколы" с нашими черновиками. Получается - полный плагиат. А еще он предлагал Фельтшинскому авторские права на это оформить. Но ему объяснили, что это мошенничество, и он на время притих.

Проходит время, мы накопили приличный объем расшифровок. Что делать дальше? Народ же хочет знать правду. И тут возникла идея: а давайте развернём сайт, тем более денег это никаких не стоило. И только мы развернули "5-й элемент", как Мыкола аж взвыл. Раньше он каждый день ходил и ныл: отдайте магнитофон и чипы. А тут он уже забыл о магнитофоне и чипах и завопил: закрыть "5-й элемент"! В общем, истерика была. Мы говорили: Мыкола, ты ж так этого хотел. Ну вот, мы даже готовы подписывать твоим именем каждую статью. Ты хотел авторство иметь? - на тебе авторство. А он: нет, закрыть-прекратить...

Кстати, ещё один важный момент. Когда мы уже получили все диски, он признался, что ему подложили в этот тайник диски люди Суркиса-Медведчука.

-С "Кольчугой" даже, да? Такой вопрос: дело с "Кольчугой" тогда начали усиленно раскручивать американцы. Проходили ли файлы с кольчугой ФБР-овскую экспертизу?

-Вот что мне сказал Брюс Кениг. Он проработал 27 или 30 лет в ФБР, потом ушёл. Но лучшего специалиста ФБР пока не приобрело. Когда у них (у ФБР) возникают какие-то серьёзные вопросы, они обращаются именно к нему, как к контрактору, он часто туда ездит, консультирует, делает свои заказы. И вот, когда этот вопрос поднялся до уровня американского правительства, они позвонили в ФБР и спросили: ну как там вы вообще, как вы к этому относитесь? ФБР ответило, что это наш человек, и всё нормально. То есть второй экспертизы не было. Одну единственную экспертизу, которая была, - ее делал Кениг.

Потом Мыкола ставит вопрос иначе: дайте мне право вето на те публикации, которые нельзя публиковать. Мы опять посылаем его в известном направлении. А публикации идут и идут... Потом - бах! - публикация про Медведчука. Тут уже Мыкола забился почти в конвульсиях...

Я ему говорю: Коля, в чём дело? Что ж получается, ты приехал сюда, твой подельник Литвиненко получал инструкции от Суркиса-Медведчука. Потом они же, по твоим словам, заложили тебе в тайник 6 дисков, и тебе заранее сообщили, что идёт "Кольчуга", чтобы ты к ней готовился. То есть ты по их заказу всё это сделал? А он мычит в ответ: Ну-у, у меня обязательства, у меня обязательства перед Медведчуком. Вот так вот. Он был смертельно напуган. Видимо, задание ему поставили ребром: или ты все это прекратишь, или мы тебе голову оторвем!

-Я тебе больше скажу... Когда Цвиль собрал журналистов в Германии, то Еляшкевич на этой встрече всех "поливал", кроме Медведчука - я целую ночь разговаривал с Сашей в Мюнхене. Кстати и Мельниченко, тогда в Мюнхене мелькал. Просто неразлучники они...

- О-о!!! О-о!!! Да! (смеется)

-Да... О роли Еляшкевича в мировой истории была вся эта лекция, а по большей части -монолог. А единственный "нормальный парень", получалось - это Медведчук.

-Да и Юрий Литвиненко, когда его еще не посадили, когда Жир приезжал и мы вели все переговоры, однозначно говорил: Суркис - Медведчук - единственная сила в Украине, с которой можно иметь дело. И вот теперь я Мыколе всё это высказал, а он в ответ: Бэ-э, мэ-э... Ну что угодно, но только, не это... А то иначе меня убьют. Я говорю: ты же голосовые связки два года надрывал, рассказывая, что ты патриот. Народ хочет знать правду, вот мы эту правду и даём. И я после этого ещё про агента "Соколовского" впаял на "5-м элементе". Что после этого произошло? После этого Мыкола и Еляшкевич задурманили Гришу Омельченко, взяли его, летят в Лондон, и уговаривают Березовского закрыть сайт. Березовский звонит Фельштинскому и говорит: надо закрывать сайт, иначе к нам приедут и нас всех убьют. Насколько я понимаю, ему лично поступали вполне конкретные угрозы. Финансирование расшифровок было прекращено, и сайт перестал обновляться.

-Имелось в виду, что приедут в Америку и убьют вас и Колю, да?

-Приедут в Лондон, убьют Березовского. Вот так стоял вопрос.

-Это Березовский такое сказал? Ничего себе!

-Да, это Березовский такое сказал.

-Ну, это ж ещё надо уметь - напугать Березовского!

-Я так думаю, что он звонки какие-то получил конкретные из России или Украины. Березовский, я должен сказать, очень смелый человек, поэтому угрозы были реальные. Ему, кстати, поступили несколько анонимных писем с угрозой убийства. И мне одно такое письмо поступило. Ну, а Мыкола умолял меня отдать эти чипы с магнитофоном обратно, а потом принял "соломоново решение" и сотворил еще пару якобы "оригинальных" магнитофонов.

Итак, что мы имеем? Мы имеем, как я уже рассказал, группу товарищей, которые вели запись. О записях было известно еще до убийства Геогия Гонгадзе. Потом, с приездом Мыколы в США, он тут же попадает в обойму Суркиса-Медведчука, то есть я фактами могу это доказать. Вторая часть кассетного скандала - "Кольчуга" - была проведена под руководством клана Суркис-Медведчук.

Дальше. Я, как бывший опер, могу сказать, что операция была задумана и проведена блестяще! Смотри, ну вот сделали они запись, о деле Гонгадзе - нужно легализировать теперь информацию. Через кого они легализуют? Через Мороза!

-Ну, естественно, самый незапятнанный политик по тем временам.

-Совершенно верно! Оп - реализовали. Дальше, надо реализовывать дело по "Кольчуге".

-Легендирование надо ж было делать...

-Так вот, я о чём и говорю! Какая чудная легенда. "Мыкола, а откуда ты взял записи?" - "Да вот, Жир с Омельченко". Блестяще всё!

-Ну да, люди, которых трудно заподозрить в симпатиях к Кучме.

-В этом заговоре по захвату государственной власти в Украине было, пожалуй, единственное слабое звено - Мыкола (смеётся). Он был мелкой шестеренкой, но все разведывательные операции, которые были провалены, были провалены из-за мелочей.

-Сразу такой вопрос: кто был кукловодом?

-Могу сказать следующее. Зафиксирована встреча в первой неделе августа 2000 года в Москве, где обсуждался этот плёночный вопрос - это ещё до того как Гия исчез. На этой встрече присутствовал Фридман, "Альфа Групп", и Пётр Авен из той же "Альфа Групп".

-И Мороз?.. Об этом ходили слухи года два назад. Была даже информация, что перед решением предать содержание пленок гласности тогда, осенью 2000-го, Мороз летал в Москву на встречу с Примаковым. Он, правда, уже не был шефом СВР в то время.

-(небольшая пауза) И Мороз. Обсуждался вопрос о том, что "Альфа Групп" финансирует это дело.

-То есть, разговоры о том, что он встречался с Фридманом и Авеном в Москве имеют основание?

-Ну, да. "Альфа Групп" финансируют этот проект...

-Ну хорошо, но банкиры и олигархи - не опера. Кто из оперативников стоял за этим?

-Это были российские службы, которые всё это дело организовали и провели.

-Это уверенность или предположения?

-Есть данные человека, который готов дать свидетельские показания о встрече в первую неделю августе 2000 года Фридмана, Авена и Мороза. Там уже обсуждался вопрос о пленках.

-Человек этот находится под твоим патронатом и готов дать показания украинской Генпрокуратуре?

-Не под патронатом. Это очень сильный человек, он признан и в США, и на международной арене...Фамилию этого человека я Генпрокуратуре назвал, прессе - пока воздержусь. Генпрокуратуре я вообще все расказал.

И еще была информация - есть ещё один человек, он у вас в Киеве, фамилии я тоже пока называть не буду. Так вот, он имел беседу с представителями ФСБ, и они ему за несколько месяцев до убийства Гонгадзе сказали, что у них есть пленки. И даже выразили готовность дать их прослушать.

А интерес следующий: убрать Кучму. Он же как цветок в проруби - сегодня Москве пообещает, завтра Вашингтону, а послезавтра обоих обманет. А если, в результате этой операции президентом Украины становиться агент КГБ "Соколовский", то это всё...

-А кто ж такой Соколовский?

-А это Медведчук! Это же доклад Деркача Кучме: Медведчук - агент КГБ "Соколовский". Должен сказать, что должность агента КГБ - это пожизненно. Вот почему российские спецслужбы сейчас у власти - да потому, что у них на каждого второго было дело. В начале 90-х со всех республик ведь вывозили агентурные дела. Со средней Азии, из Прибалтики, с Украины вывезли все дела. Там были трудности с Прибалтикой, но из Украины их вывезли все! Я помню еще, в конторе был тогда...

-Председатель украинского КГБ Голушко, который переехал в Россию.

-Да, точно. Его за это сделали первым председателем ФСК. Он все вывез! Теперь, согласно докладу Деркача, агент КГБ Соколовский - это Медведчук, второй агент КГБ - это Суркис. Марчук - бывший председатель. То, что они сделали в Москве, то же самое хотели сделать и в Украине.

-А то, что Коля разорялся перед Александром Литвиненко в Лондоне по поводу причастности Марчука к этому?

-Мне он никогда не говорил ничего об этом. Но Марчук был для него как "священная корова". Но чтобы на какую-то должность его задвигать - речи не было.

-А оперативное прикрытие Марчук мог осуществлять?

-Мог, вполне. Особенно на этапе записи - да.

-Тут ещё вот какой момент. Леонид Деркач "крестился, божился" словами "ФСБ", "Россия". И он Кучму подводит по всем разговорам к фразе о необходимости заткнуть рот Гонгадзе. По своим должностным положениям Деркач мог "крышевать" подслушивающую группу?

-Да, мог.

-Они могли быть в агентурной сети?

-Да, как заговорщики, вполне.

-Получается, Мельниченко использовали как болвана, который вышел из подчинения в поисках десятки.

-Мыкола - вот есть такое страшное понятие как "агент, вышедший из управления". Неуправляемый агент - это самый страшный сон. Он метался, с деньгами у него было туго. Такого человека нельзя так оставлять, особенно психически неуравновешенного.

-А его философский сподвижник Ельяшкевич?

-(Смеётся) О нём я расскажу отдельно. Звонит мне Жир, в марте месяца, и говорит: Ельяшкевич хочет к вам, просить политического убежища, помоги ему, пожалуйста. Он толковый парень, может быть полезен для дела. Я пишу ему приглашение - он приезжает сюда. Приезжает в Вашингтон. Ну, начинаем беседовать. Ну, вроде толковый парень. И тут, минуте на 15-й разговора он мне говорит: понимаешь, в истории был пяток настоящих политиков - ну, Черчилль, Рузвельт, ну, я...

В общем, я всё понял, тяжело вздохнул и просто слушал. Он Юлю (Тимошенко - ред.) сделал политиком...

-...Он Кучме сказал, куда надо двигаться, во время Конституции. Я это тоже всё слышал: этому разговору была посвящена ночь в Мюнхене.

- (Смеётся) Ну я ночь, слава Богу, не выдержал, но два часа продержался... Поставил на этом всём крест. Единственное, попросил своего адвоката сделать бесплатно для него политическое убежище, хотя в Америке ничего бесплатно не бывает. Но она сделала ему.

Ну, я говорю ему: Саш, ну что могу сделать для тебя для начала тут? Вот мы сейчас приступаем к расшифровке плёнок, если примешь участие - смогу предложить тебе 3000 долларов в месяц. А 3000 в Америке для начала - это, поверьте, вполне... Но Саша отошёл от этого молниеносно. Он вообще сказал: "Вот как ужасно получается, я приехал сюда, а меня не встретили представители американского правительства. Я уже целый месяц тут сижу, а мне до сих пор не сделали политическое убежище. Это крупнейший провал во внешней политике США. И американская администрация ещё об этом сильно пожалеет". Потом он поехал к Березовскому просить денег, но ему, естественно, не дали...

-Получается, Кучма - жертва заговора, а не преступник?

-Я отвечу вам как юрист, получивший образование в Университете дружбы народов в Москве. В заговоре по захвату государственной власти Кучма должен был стать жертвой. По делу Гонгадзе есть все основания обвинить Кучму в совершении преступления. Он давал команду похитить Гонгадзе и отдать его чеченцам. Похищение человека - это преступление, и, согласно пленкам, Кучма - его сознательный организатор. Правда, 3 июля 2000 года он сказал Кравченко, что к этой идее его подтолкнул Литвин. Пусть теперь прокуратура разберется насчет роли Литвина, а с Кучмой по делу о похищении Гонгадзе все ясно. Здесь есть и материальная часть преступления - преступный приказ - и прямой умысел.

Далее. В печати было много рассуждений, что, мол, Кучма поругал Гонгадзе, а подчиненные неправильно его поняли и перестарались - убили Гию. То есть произошел эксцесс исполнителя. Так вот, есть такое понятие - преступная беспечность. Это статья 25 Уголовного кодекса Украины, где речь идет о косвенном умысле. Это когда человек не предвидел социально опасных последствий своих действий, хотя мог и должен был их предвидеть. Отдавая приказ похитить Гонгадзе, Кучма должен был предвидеть, что похищать будут не законопослушные граждане, а преступники. Если он читал газеты, он должен был знать, что многие люди, захваченные заложниками в Чечне, погибли. Отдавая приказ похитить Гонгадзе и отдать его чеченцам, Кучма должен был предвидеть, что это может привести к смерти журналиста. Прослушав сотни часов записей в его кабинете, могу сказать, что никто не приводил Кучму в такую ярость, как Гонгадзе. Кучма приходил в бешенство от одного имени Гии. Все это регулярно он изливал своим подчиненным. Как президент и главнокомандующий, он должен был понимать, к чему могут привести его указания и инструкции насчет Гонгадзе. В деле об убийстве Гонгадзе есть и материальный состав преступления Кучмы - преступные приказы - и косвенный умысел в форме преступной беспечности. Другими словами, есть все основания обвинить его и в организации похищения Гонгадзе, и в организации его убийства. По-моему, в беспристрастном суде у Кучмы есть лишь одна возможность сорваться с крючка - доказать, что, будучи президентом, он пребывал в невменяемом состоянии.

-А что сейчас известно? Чем дышит Мельниченко сейчас?

-Точно я не знаю, лучше всего мог бы ответить на этот вопрос Саша Литвиненко, который сейчас живет в Лондоне. Он, кстати, тоже был допрошен вашей Генпрокуратурой недавно. Саша с Мыколой долго разговаривал и о многом, когда тот попросил защиты у Березовского, после того как вашего Кравченко убили. Мыкола жил дома у Литвиненко, правда, своеобразно поблагодарил его - всё время записывал его и его жены разговоры. Ну, а потом, ты же читал все его заявления и обращения... Делай выводы. Ну и про все эти поездки в Москву, про встречи с вашим Бакаем и зам. директора ФСБ, про деньги - он много, что Саше рассказал.

-ОК, придется порасспрашивать Литвиненко.

-Кстати, обрати внимание, что записи в кабинете Кучмы прекращаются 25 сентября, и Мыкола категорически отказывается предать гласности записи после пропажи Гонгадзе.

-Да уж, действительно интересно. Спасибо тебе большое, и удачи в твоей работе!

Евгений ЛАУЭР, http://tribuna.com.ua/

Мы в Telegram! Подписывайся! Читай только лучшее!

Блоги / мнения

ads pixel