Витражист Олег Янковский: «Искусство витража больше всего ценится в Германии»

Витражист Олег Янковский: «Искусство витража больше всего ценится в Германии»

Выставки членов Львовской профессиональной ассоциации художников и мастеров-витражистов «Вікно» успешно проходят за рубежом. За пять лет своего существования работы художников увидели в Праге, Варшаве, Вене и США. Обещанной в столице выставки витража почитатели художественного стекла ждали давно. Львовские мастера не обманули ожиданий. Широкомасштабная рождественская выставка, состоявшаяся сразу на базе двух киевских галерей «Арт-блюз» и «Триптих», поразила профессионализмом художников. В их руках стекло перестает быть хрупким и капризным материалом. На создание новой выставки львовян вдохновили работы художника начала ХХ века Густава Климта. Добрую часть выставки занимают выполненные в стекле работы этого модного нынче художника. О нынешних успехах и надеждах мастеров стекла мы решили поговорить с руководителем Ассоциации львовских витражистов Олегом Янковским.

Видео дня

– Была ли какая-то необходимость в создании ассоциации, ведь художники не очень любят объединяться?

– Мы создали свою ассоциацию в 1999 году, а до того работали каждый сам по себе. Дело в том, что есть художники, которые не просто перебивают заказ, а – что намного хуже – вeдут себя очень непрофессионально по отношению к искусству витража: пытаются сделать подешевле и попроще, чтобы как можно больше заработать. В то же время многие кидаются на дешевизну. Вследствие этого страдает культура стекла, которая очень сложна. Я считаю, что это зависит от общей культуры. К сожалению, пока еще мало людей, знающих толк в таких вещах. Именно поэтому мы и объединились в ассоциацию. Делаем коллективные выставки и таким образом пропагандируем витраж, который сегодня забыт. На них люди могут ознакомиться с профессиональными работами и увидеть разницу.

– Профессиональное владение техникой витража – это достаточно редкое явление. Может ли эта техника исчезнуть?

– Нет, но специалистов действительно мало. Я имею в виду профессиональный уровень, а не кустарную работу. Настоящие технологии существуют в английском витраже, французском, немецком – в большинстве европейских стран. Прибалтийское искусство витража было на очень серьезном уровне еще при Советском Союзе, но в настоящее время оно переживает не лучшие времена. А вот наш, украинский, витраж заявил о себе именно сейчас. Хоть это и удивительно, потому что серьезной школы витража у нас никогда не было.

– А с чем связана заинтересованность этим видом искусства?

– Развитие витража во Львове началось на базе реставрационных мастерских. На то время у нас было много витражей, нуждавшихся в срочной реставрации, а специалистов не было. И делалось все это самостоятельно, по принципу: сто раз пробовали, а на сто первый выходило.

– Учебные заведения не помогали?

– Во Львовской художественной академии есть кафедра стекла. Но в начале 80-х технике витража нас там никто не учил. Хотя такой предмет, как витраж, был всегда. Раз в пять лет студент должен был выполнить это задание, кажется, как курсовую работу. Но это не был серьезный уровень. Да и литературы не было, только одна книжка. Кто этим очень интересовался, тот ехал учиться в Прибалтику.

– А какие-то мастера были?

– Да не было мастеров.

– И как же вы овладевали чрезвычайно сложной техникой стекла?

– В тех же реставрационных мастерских. Перед тобой лежал разбитый старый витраж, который нужно было как-то спасать, и лежала книжечка Мухина «Витраж». В таких условиях все, что мы делали поначалу, было правильным процентов на десять и совершалось методом тыка. Так мы и овладевали чрезвычайно сложной техникой стекла (смеется). Стало проще, когда открылись границы. Мы начали ездить и изучать новые технологии. Тогда постепенно дело пошло.

– Вы сказали, что техника витража очень сложна. Можете ли познакомить с ней непосвященных?

– В настоящее время существует свыше трех тысяч видов листового стекла, есть специальные технологии его варки. Для того чтобы нарисовать эскиз, нужно в совершенстве знать материал. На каждый заказ делают эскиз, а затем картон в натуральную величину, идет подбор палитры. Потом на рабочую плоскость накладываются так называемые кальки. Все нумеруется, складывается, подписываются цвета. Далее вся эта красота неземная режется на разные кусочки, или шаблоны, по которым будет вырезаться стекло. Если витраж с росписью, то на кусочки стекла наносится рисунок. Передаются свет и тень, моделируется фигура и выжигается в соответствующей печи при 600 градусах. Если нужно, то еще раз наносится краска, и опять выжигается. После того как обжиг завершен, начинается сборка. Здесь используются специальные технологии, инструменты. Разрозненные кусочки стекла спаиваются с двух сторон на свинцовой оправе или на медной фолии (это техника Тиффани). После этого делаются так называемые «ребра жесткости», и уже затем все это монтируется. Я рассказал очень коротко и упрощенно, чтобы не запутывать непосвященного человека сотнями нюансов.

– Действительно, технология не из легких. И сколько тогда стоит витраж?

– Средняя цена витража от 500 долларов за метр и выше, особенно если он с росписью или с использованием дополнительных материалов. Кто понимает в технологии, тот воспринимает это нормально. А большинство заказчиков сразу впадают в ступор.

– Кто же тогда основные заказчики витража? Это, должно быть, люди небедные...

– Как правило, витраж не заказывают просто так – существует какой-то архитектурный объект, и там обязательно должен быть заказчик. Это или богатые люди, или богатые фирмы, или богатые церкви. Заказчик, или как мы его называем, «аванс», является необходимым условием развития витража. Без аванса мы не можем себе позволить нормально работать, потому что на создание витража используются очень дорогие материалы (семьдесят граммов краски стоит двадцать долларов). Этим же задатком мы себя страхуем и от возможного отказа.

– Тематику заказа церкви представить себе можно, а вот если заказывает богатый человек, то что он хочет?

– Это зависит не столько от человека, сколько от дизайна интерьера. Мы обычно общаемся с дизайнером, хотя бывает, что сразу заказчик говорит, что именно он хочет. Заказывают в основном окна, двери, люстры, потолки, торшеры, бра. Случаются и экзотические заказы. Мне когда-то заказали копию двух плакатов Альфонса Мухи. Хотят иногда портреты жен, любовниц. Когда-то делал во Францию портрет любовницы заказчика с ее собачкой и видом кафе на набережной Сены.

– А украинская элита витражом интересуется?

– Ну так, немного интересуются. Хотя таких немного. Но мы в последнее время замечаем в этом направлении положительную тенденцию (смеется). Наверное, ездят по свету и видят, что это очень престижное и ценное художественное искусство.

– Вы в основном работаете на западного заказчика?

– Я бы так не сказал. Делаем много заказов в Киев, Одессу, а также за границу – в Польшу. Но больше всего искусство витража любят в Германии. Оно там высоко ценится и очень дорого стоит. Да и вообще, в Германии люди, занимающиеся артом, пользуются  очень большим уважением.

Мария Сокульская, "Без цензуры"