Виктор Ющенко: "Из-за применения антидемпинговых мер Украина ежегодно теряет $1млрд"

Виктор Ющенко: 'Из-за применения антидемпинговых мер Украина ежегодно теряет $1млрд'

... Вступление в ВТО даст нам правовой иммунитет»

Видео дня

В минувший вторник Президент встречался с представителями ведущих деловых изданий. Разговор сразу же сосредоточился вокруг трех — главных, по мнению Виктора Ющен­ко, — экономических вопросов: улучшение инвестиционного климата, бюджетный про­цесс и завершение переговоров по вступле­нию Украины в ВТО. Эти темы главой государ­ства были выбраны не случайно. В это время в парламенте решалась судьба сразу двух бю­джетов — депутаты должны были утвердить в первом чтении главный финансовый доку­мент страны на следующий год и пересмот­реть расходные статьи бюджета-2005. А из Вашингтона ждали новостей о ходе перегово­ров премьера относительно подписания с США двустороннего протокола, необходимого для нашего вступления во всемирный торго­вый клуб. Чтобы удовлетворить любопытство журналистов, Президент вооружился солид­ной подборкой статистики и постарался быть максимально откровенным.

- Виктор Андреевич, расскажите, какие преимущества получит украинская экономика от присоединения к ВТО? Ведь, несмотря на уже завершающийся про­цесс вступления в эту организацию, власть до сих пор не дала четкого ответа на этот вопрос.

— Должен признать, что на уровне ми­нистерств до сих пор не было проведено на этот счет качественного исследования, поэтому, комментируя вопрос, я буду ссылаться на данные независимых экс­пертов. А они довольно оптимистичны. Главный вывод аналитиков: присоедине­ние к ВТО существенно улучшит основ­ные макроэкономические показатели страны. Это даст дополнительный рост ВВП не менее чем на 1,9%, обеспечит ежегодное увеличение на 50% притока инвестиций. К слову, такой эффект был зафиксирован во всех странах Восточной Европы. Скажем, если в 1994 г. в Польшу было проинвестировано $1,8 млрд, то уже в 1995 г. (год присоединения страны к ВТО) — $3 млрд, и в последующие годы эта цифра увеличивалась как минимум на треть. В Румынии ощутимый рост объе­мов инвестирования произошел лишь на 3-4 год после присоединения ко всемир­ному торговому клубу — с $0,4 млрд в 1995 г. (год после получения членства в организации) до $2 млрд в 1998 г., а в прошлом году этой стране удалось при­влечь более $3,7 млрд иностранного ка­питала. Думаю, что, говоря об Украине, наиболее корректно говорить именно о румынском варианте развития событий.

Кроме того, мы ожидаем увеличения экспорта наших товаров на 15% ежегод­но, что даст казне дополнительный 10% -ный доход. Наращивание объемов экс­портных поставок произойдет за счет ан­нулирования применяемых к нашим това­рам ограничительных мер. Сегодня про­тив Украины ведется более тысячи анти­демпинговых расследований. Причем их география довольно обширна — от Мекси­ки, которая ограничивает поставки на­ших удобрений и текстиля, до России, считающей, что мы демпингуем, скажем, в отношении поставок товаров пищевой и трубной промышленности. В результате ограничительных действий, которые при­меняются сейчас к нашим товарам, Укра­ина ежегодно теряет около $1 млрд, а в ближайшее время эта цифра может увели­читься еще на $600 млн. Вступление в ВТО обеспечит нашей стране правовой им­мунитет и только за счет этого обеспечит ежегодный прирост нашего экспорта на $4 млрд.

- Вместе с теммногие эксперты и пред­ставители власти указывают на негативное влияние присоединения к ВТО на от­дельные отрасли.

— Действительно, такая опасность су­ществует. Особенно для сельскохозяйст­венных производителей. Сгладить нега­тивное влияние можно будет за счет госу­дарственной поддержки наиболее уязви­мых отраслей. Однако схему их дотирова­ния нужно в корне менять. Ведь сейчас у нас нет четкой схемы поддержки того же сельского хозяйства — мы одновременно финансируем порой совершенно противо­положные схемы его развития. Скажем, дотируется прирост живого веса скота и в то же время — увеличение его поголовья.

Что касается предприятий других отрас­лей, то им наконец придется привыкнуть работать в конкурентных условиях. К примеру, если взять металлургические комбинаты, то они во всех странах испы­тывают дефицит лома — это экономичес­кие реалии. Поэтому и наши комбинаты должны будут побороться за сырье. Тем не менее вступление в ВТО будет иметь мини­мальное влияние на этот сегмент (по под­счетам Укрпромвнешэкспертизы, предпо­лагаемое уменьшение ставки вывозной по­шлины на лом до 5 евро/т к 2010 г. спрово­цирует повышение его стоимости на внут­реннем рынке на 100-110 грн./т, что обус­ловит увеличение цен на украинском рын­ке проката на 18-20 грн./т. (В то же вре­мя открытие внешних рынков позволит увеличить ежегодные экспортные постав­ки отечественного проката до 500 тыс. т, что обеспечит предприятиям дополнительную прибыль в размере не менее $22,5 млн ежегодно. — «ДС».)

Впрочем, многие заявления по поводу фатальных последствий для производите­ля от присоединения к ВТО носят больше политический характер. Скажем, против­ники этого процесса пугают тем, что после снижения ввозной пошлины нас завалят дешевым импортным товаром. Но давайте посмотрим, что произойдет в действитель­ности. Если говорить об уровне пошлин, который мы должны обеспечить для вступления в ВТО, то, как ни парадок­сально, так называемый таможенный ба­рьер в целом, наоборот, увеличится с 5,1 до 5,9%. Объясню это на конкретном при­мере. Украина обязалась вполовину сни­зить ставку вывозной пошлины на кожевенное сырье. В то же время 95,8% экс­порта этого товара осуществляется через Молдову вообще без уплаты вывозной по­шлины в рамках соглашения о свободной торговле. Стоит сказать, что, по подсчетам экспертов, Украина уже на 70-80% уни­фицировала свою тарифную политику с требованиями ВТО.

- Но для того чтобы завершить процесс вступления в ВТО, нам еще нужно подпи­сать двусторонние протоколы с 10 стра­нами — участницами организации и при­нять пакет законопроектов. Как продви­гается эта работа?

— Что касается процесса подписания двусторонних протоколов, то самое важ­ное — получить согласие двух стран — Ав­стралии и США. Не скрою, что перегово­ры с этими государствами очень сложные. Австралия настаивает на том, чтобы мы установили квоту на ввоз сахара-сырца на уровне 430 тыс. т, что будет просто разру­шительным для нас. Украина уже соглас­на на квоту в размере 260 тыс. т. Перегово­ры с США касаются ввоза курятины. Судя по информации из Вашингтона, Юрию Еханурову удалось существенно продви­нуться в переговорном процессе (тогда Виктор Андреевич еще не знал, что пре­мьер вернется из США без подписанного протокола о взаимном доступе на рынки товаров и услуг. — «ДС»). А согласие Аме­рики на наше членство в ВТО ускорит окончание переговоров и с Австралией.

Из 16 законов, которые нам необходимо еще принять для вступления в ВТО, два Верховная Рада уже утвердила («О защи­те национального товаропроизводителя от демпингового импорта» и изменения к За­кону «О применении специальных мер от­носительно импорта в Украину» касатель­но специального расследования. — «ДС»). У нас есть договоренность с парламентом о том, что остальные законопроекты также будут рассмотрены до конца недели (в ми­нувший четверг ВР отказалась внести в по­вестку дня пять ВТОшных законов. — «ДС»).

- Удалось ли правительству согласо­вать с парламентом объемы увеличения доходно-расходных статей бюджета на текущий год?

— Да. Этот вопрос уже согласован. До­ходная часть будет увеличена на 2,4 млрд грн., расходная — на 4,1 млрд грн. Дефи­цит покроют за счет поступлений от при­ватизации, в том числе и средств, полу­ченных от продажи «Криворожстали». Деньги будут направлены на дополнитель­ные дотации местным бюджетам на вы­плату зарплат, на покрытие дефицита Пенсионного фонда, а также строительст­во метрополитенов и формирование аграр­ного фонда (соответствующие изменения ВР утвердила 3 ноября. — «ДС»).

- Определился ли Кабмин, куда потра­тить оставшиеся деньги от проданного металлургического гиганта?

— Сейчас этот вопрос рассматривает специально созданная рабочая группа. Могу лишь сказать, что нами определены несколько приоритетных направлений, которые могут быть профинансированы за счет полученных средств. Прежде все­го, это вложения в энергосбережение, в том числе и ремонт низовых энергосетей. Речь идет о кредитовании соответствую­щих проектов по льготным условиям. Для этого мы собираемся определить группу банков, через которые будет осу­ществляться такое кредитование. Анало­гичным образом за счет полученных средств намерены поддерживать и село. Я имею в виду долгосрочное кредитование сельскохозяйственных проектов. Следую­щее направление — финансирование про­ектов в оборонной сфере. К слову, в бюд­жете на следующий год мы впервые соби­раемся учесть все пожелания Миноборо­ны по расходным статьям, а также возоб­новить государственные спецзаказы. На­конец, у нас есть идея формирования пол­ноценных национальных резервов — раз­вития и стабилизации для поддержания устойчивости как финансовых, так и дру­гих стратегических рынков. Но я хотел бы подчеркнуть, что продажа «Криворожстали» — это, в первую очередь, сиг­нал инвесторам об улучшении инвестици­онного климата страны.

- Какие еще сигналы об этом намерена подать власть?

— Долго обсуждавшийся список пред­приятий, подлежащих реприватизации, привел к значительному сокращению притока инвестиций. А потому в этом во­просе мы хотим мягко поставить точку. Несмотря на трудности с формированием доходов на следующий год, мы будем на­стаивать на том, чтобы с 2006 г. были уменьшены отчисления в социальные фонды. Я понимаю, что это лишь первый шаг — реального снижения нагрузки на фонд оплаты труда можно будет достичь лишь после проведения 5-6 сектораль­ных реформ. Но тем самым мы даем биз­несу понять: власть понимает его пробле­мы и готова их решать. К слову, в этом плане я вижу взаимность. Хотя прирост ВВП не дотягивает до запланированных ранее параметров, идет перевыполнение бюджета. Это происходит именно за счет сокращения теневой экономики. И еще — на ближайшем заседании Кабмина будет рассмотрен вопрос о восстановлении ра­нее отобранных преференций для СЭЗ и ТПР. Мы отдаем себе отчет в возникаю­щих рисках и знаем статистику относи­тельно того, сколько реально было осуще­ствлено инвестиционных проектов в спец­зонах. Но другого выхода нет. Мы не должны обманывать ожиданий честного инвестора. А что касается остальных, у государства есть достаточно возможнос­тей, чтобы на них повлиять.

Алексей Смирнов, «Деловая Столица»

http://www.dsnews.com.ua