Он не жил на одну зарплату. Давид Жвания

Он не жил на одну зарплату. Давид Жвания

Экс-министр по чрезвычайным ситуациям Давид Жвания признался, что категорически против отделения бизнеса от власти и готов отстаивать достойное место для Петра Порошенко в списке Нашей Украины

Видео дня

- Распуская правительство Юлии Тимошенко, президент заявил, что Кабмин — не мес­то для популистов, корруп­ционеров и бизнесменов. К какой категории экс-минис­тров относитесь вы?

— Уволили не одного Жвания, ушел практически весь Кабмин. Все знают о том, что я — человек небедный и вряд ли опущусь до коррупции. Ошибочно мнение о том, что предприниматели не дол­жны идти во власть. Состоявши­мися бизнесменами, стремящи­мися в правительство, движут, ско­рее, амбиции, а не желание нажи­вы. Это, кстати, выгодно отличает их от карьерных чиновников.

- Вы не согласны с прези­дентским лозунгом об отделе­нии власти от бизнеса?

— Категорически не согласен. Во всем мире бизнес неотделим от власти. Правда, в цивилизован­ных странах приняты правила, не позволяющие предпринимателям на этом зарабатывать. Но это уже другой вопрос. Сами по себе ло­зунги об отделении бизнеса от власти, граничащие с левым попу­лизмом, опасны. Государство при­звано представлять интересы биз­неса. Не знаю ни одного минис­тра, который не был бы предпри­нимателем (кто — крупным, а кто — не очень). Вы же не думаете, что чиновники такого уровня живут на одну официальную зарплату? Министр, утверждающий, что он не связан с бизнесом, — либо вор, либо коррупционер. На минис­терскую зарплату не то, что не проживешь, на нее даже хороший костюм не купишь!

- Какие предприятия вам принадлежат?

— Я — классический бизнес­мен, начинавший с менеджера. А рано или поздно эффективный менеджер начинает претендовать на право собственности в активах группы компаний, на которую он работает. Принимая решение уй­ти в политику, я отказался от всех активов, поскольку понимал, что оппозиционная деятельность мо­жет нанести ущерб компаниям. Размеры моей собственности определены устными договорен­ностями, но не закреплены юри­дически. Сейчас делаю все возможное, чтобы восстановить свои права де-юре. Конечно, с учетом ущерба, нанесенного группе компаний за время моего пребывания в оппозиции. В об­щем, размеры моей собственно­сти будут определены в процессе переговоров.

- На что именно вы претен­дуете?

— Трудно определить. Часто группа из пяти компаний пре­вращается в одну. Категорически могу утверждать только то, что я — небедный человек.

- Говорят, что вы были од­ним из тех, кто финансиро­вал оранжевую революцию. Сколько денег потратили?

— Достаточно большие суммы (мои и людей из группы, которая ассоциируется со мной) офици­ально проходили через партий­ные структуры. Но ошибочно говорить о том, что кто-то финан­сировал революцию. Все это сказки. Как и то, что к президент­ской кампании Ющенко имел от­ношение Борис Березовский. Хо­тя желающих поддержать Ющен­ко тогда было мало. А Березов­ский, будучи опальным олигар­хом, искал на него выходы. Впро­чем, безуспешно.

- Березовский утверждает прямо противоположное.

— Березовский был в ужасе. С отставкой правительства Тимо­шенко разбились его мечты о влиянии на украинскую полити­ку. Вот он и начал бросаться всем, что у него есть под рукой. То каки­ми-то бумагами, то кассетами, то материалами по делу Гонгадзе...

- В Нашей Украине дискути­руют о том, стоит ли включать в предвыборный список по­литиков, обвиненных Алек­сандром Зинченко в корруп­ции. Включат ли, в частности, Порошенко в этот список?

— Настаиваю на том, что эти политики должны быть в списке. Поскольку не считаю, к примеру Петра Порошенко фигурой, ко- торую можно просто так взять ивычеркнуть. Он должен быть не только представленным в списке, но и занять в нем достойное мес­то. Какое именно? Это вопрос внутрипартийных дискуссий, диалога с президентом, другими политическими силами.

- Кого вы считаете главным конкурентом Нашей Укра­ины за места в парламенте?

— Последнее десятилетие при­учило многих украинских поли­тиков ездить в Москву за под­держкой. Россия, считающая се­бя главным политическим кон­сультантом постсоветского пространства, охотно использу­ет политическую проституцию отдельных стран в своих интере­сах. На выборах в ВР будут конку­рировать два курса — на евроинтеграцию и НАТО (капиталисти­ческий) и пророссийский (иначе говоря, недоразвитого капита­лизма). Все сторонники второго курса — наши конкуренты.

- Вы все еще вхожи в прези­дентскую семью?

— Я не был ни на одном семей­ном празднике Ющенко после того, как Виктор Андреевич стал президентом. Будучи близким к нему до инаугурации, я прекрас­но понимал, что со временем все мы должны будем войти в рамки политических приличий. Если возникал какой-то вопрос к Вик­тору Андреевичу, я передавал ему записку через администрацию. Не потому, что нельзя было орга­низовать встречу. Просто прези­дент не может быть другом от­дельно взятого человека. Я, став министром, тоже на время забыл о своих друзьях.

Леся СОЛОВЧУК, «Контракты»

www.kontrakty.com.ua