Русский мир как русский миф или спонтанная "Новороссия": логическое объяснение неготовности России к войне с Украиной. Ч.6

323

<p>Итак, даже нескольких приведённых нами ранее фактов достаточно для того, чтобы убедиться, что весной 2014 года Россия действовала на Донбассе (в отличие от Крыма) весьма неуклюже. Чисто по принципу – авось, небось и как-нибудь.

При всех проблемах армии и правоохранительных органов в апреле и июне 2014 года Украине достаточно легко удалось восстановить свою власть в таких ключевых городах, как Харьков и Мариуполь. Чем же можно объяснить то, что организация пророссийских выступлений зачастую была неслаженной и спонтанной, а сами пророссийские выступления по сути, до захвата Славянска 12 апреля бандой Стрелкова, остались без поддержки Вооружённых сил России, на которую, по идее, должен был быть сделан главный расчёт при организации этих выступлений?

Для ответа на наш вопрос необходимо вернуться в период Революции достоинства. 23 декабря 2013 года Россия приобрела первый транш украинских суверенных облигаций на сумму 3 миллиарда долларов. В дальнейшем общая сумма кредитования Украины должна была составить 15 миллиардов долларов. Предоставление первого транша фактически кредитных денег было произведено в ответ на отказ Януковичем и его правительством подписать соглашение об Ассоциации с Евросоюзом месяц назад. И ежу понятно, что при предоставлении вышеуказанных денег Путин рассчитывал на то, что Украина будет под экономическим и политическим влиянием России. Но вышло иначе.

После того, как во время столкновений в центре Киева погибло более 100 человек, 21 февраля 2014 года было подписано соглашение между Януковичем и тремя лидерами тогдашней оппозиции – Кличко, Яценюком и Тягнибоком. Согласно этому соглашению, в течение 48 часов должен был быть осуществлён возврат к Конституции 2004 года (Украина вновь становилась парламентско-президентской республикой), а в декабре 2014 года должны были бы быть проведены досрочные выборы Президента Украины. Это соглашение было подписано при посредничестве министров иностранных дел трёх стран – Германии, Франции и Польши. Представитель Путина – уполномоченный по правам человека Владимир Лукин соглашение не подписал…

По сути, данное соглашение было растянутой во времени капитуляцией режима Януковича. Янукович терял часть полномочий, парламентское большинство уже не контролировал (выход депутатов из фракции Партии регионов стал массовым), во многих регионах его власть на местном уровне уже не признавали, а на потенциально вновь назначенное правительство уже по сути, влияния не имел бы. Шансов победить в грядущих досрочных выборах Президента Украины не было никаких. Какие-либо значительные фальсификации ему уже бы сделать не удалось, а без фальсифицирования как минимум, 20 процентов голосов, учитывая тогдашний его рейтинг, неумолимо стремящийся к нулю, выиграть выборы было нереально. Поэтому путинская власть была в шоке. Давая кредит путём покупки гособлигаций на сумму 3 миллиарда, российские руководители однозначно ставили на сохранение режима Януковича. А возможность прихода к власти тогдашней оппозиции вообще не рассматривали. И это неудивительно. При всех волнениях в Киеве на Майдане и в регионах в отстранение Януковича от власти путинцы НЕ ВЕРИЛИ.

И этому есть разумное основание. Согласно Статьи 108 Конституции Украины, досрочное прекращение полномочий Президента Украины возможно только в 4 случаях: отставки, невозможности исполнять свои обязанности по состоянию здоровья, отстранению по процедуре импичмента или смерти. Если не брать какие-то форс-мажорные обстоятельства, остаётся вариант импичмента. Но он малореален, ибо для его проведения нужно решение Конституционного и Верховного суда Украины, а также 338 голосов депутатов Верховной Рады Украины. Это выглядит из области откровенной фантастики, а потому можно смело утверждать следующее: в Москве в конце 2013 – начале 2014 года НЕ РАССМАТРИВАЛИ вариант отстранения от власти Януковича как реальный. Тот же Сурков однозначно ставил своим подчинённым разработать различные прогнозы развития событий в Украине и возможные варианты действий для российской власти. Поэтому рискнём предположить, что в отстранение Януковича и приход к власти оппозиции российские эксперты попросту не верили и такой вариант серьёзно не рассматривали. Как Сталин в своё время не верил в нападение Гитлера на Советский Союз до 22 июня 1941 года. И Путину, и его подчинённым отказать в логике нельзя – законодательство в Украине практически не даёт возможности отстранить от власти действующего Президента. Бегство Януковича и приход к власти тогдашней оппозиции оказались не то что холодным, а мягко говоря, ледяным душем для Путина, Суркова и других московских руководителей. Практически до последнего они в это не верили. Или отказывались верить.

А что было при Януковиче? Не секрет, что Россия знала если не всё, то практически всё об армии и силовых органах Украины. Взятые в долг 3 миллиарда долларов (а планировалось – все 15) должны были серьёзно усилить влияние России на украинские власти и их политику. И так оно бы и было. А если имеешь серьёзное влияние на власти, то зачем нападать? И никто не собирался нападать. Но события пошли совершенно по-другому сценарию, отличному от разработанного в Москве.

Вот потому-то и российское руководство в панике весной 2014 года действовало очень хаотично. Металось постоянно из стороны в сторону. Решение об аннексии Крыма – и то было принято не сразу. Что делать на Донбассе – также чёткой линии не было. Реально к агрессии и полномасштабному захвату Украины российская армия была абсолютно не готова – она просто не готовилась. А быстро подготовку к захвату такой большой страны, как Украина, не проведёшь. Гитлеровское руководство начало разрабатывать план нападения на СССР под кодовым названием &quot;Барбаросса&quot; 21 июля 1940 года (за 11 месяцев до нападения), а Сталин с его приспешниками к грядущему нападению на Германию вообще готовились несколько лет.

Подготовка армии к войне на чужой территории – дело далеко не одного дня. И Путин это понимал. Даже если внезапно ввести несколько сот тысяч российских войск на территорию Украины, нужно сделать это максимально быстро и чётко, поставив предварительно каждому подразделению определённые задачи. При этом, учитывая реальный эмоциональный подъём населения в Украине, неизбежно пришлось бы столкнуться как минимум, с партизанской войной. А ведь при всех проблемах с подготовкой и финансированием армии в то время в Украине оставалось: а) достаточно много старой советской техники и вооружения, вполне пригодных к использованию; б) значительное количество людей, прошедших разные горячие точки (Афганистан, различные миротворческие миссии), которые вполне умеют обращаться с оружием. Как минимум, стрелковым. А это значит, что перспектива громадных потерь при вводе войск была неизбежна. А то могло ещё и закончиться при определённых обстоятельствах перенесением партизанской войны на территорию России. Что, в свою очередь, могло повлечь за собой и волнения в российской армии, и даже, возможно, военный переворот в самой России.

Я в одной старой публикации писал, что, хотя численность российской армии составляет около 800 тысяч человек (на сегодняшний день), боеспособная её часть составляет 120-150, максимум 200 тысяч человек. Этого явно недостаточно для захвата такой страны, как Украина, с дальнейшим полномасштабным её контролем, если не использовать её полностью или почти полностью. Вот потому-то российскими руководителями всё и делалось весной 2014 года хаотично по принципу авось, небось и как-нибудь. За исключением, разве что, пожалуй, операции в Крыму. Там вариант защиты Черноморского флота разрабатывался. Но вряд ли что-то более серьёзное.

P.S. Любого нормального охранника всегда учат, что при исполнении своих обязанностей допускать рукоприкладство – только в самом-самом крайнем случае, когда все другие возможности исчерпаны. Так и в международной политике – военные действия – исключительная мера продолжения политики. Ещё немец Клаузевиц в XIX веке писал, что война есть продолжение политики иными средствами. Но это – откровенно крайние средства. И Путин не хотел это использовать. Тем более, что в феврале 2014 года проводилась Зимняя Олимпиада в Сочи. А ещё в древности на время Олимпийских игр все войны прекращались. Да и международные договора всё-таки были подписаны. На фактическое пренебрежение ими тоже без надобности идти не хотелось. Непонятно, какая будет реакция у международного сообщества. Ещё очень хорошо пронесло. А в Украине, увы, помимо утраты части территории, тысяч погибших, сотен тысяч переселенцев произошло существенное снижение уровня жизни. С непонятными перспективами в дальнейшем.</p>

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги

Последние новости

Загрузка...