Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
БлогиМир

/Новости политики

Олег Андреев: Женился благодаря Хабенскому

6.7т

Актер Олег Андреев стал известным после сериалов «Убойная сила» и «Каменская». Но настоящий успех пришел к нему, когда он сыграл лейтенанта Рыданова в девятом сезоне «Улиц разбитых фонарей». Теперь его герой — один из самых популярных ментов на телеэкране.

«Уменя два десятка ролей в кино, и играл я в основном людей в погонах. Наверное, это моя карма», — смеется

Олег. Прежде чем стать главным героем в девятых по счету «Улицах…», он сыграл в этом сериале две эпизодические роли: братка и сантехника. «В 2004 году, в шестом сезоне, меня уже звали пробоваться на роль капитана милиции, — вспоминает актер. — Но я был занят в другом сериале, и роль досталась Евгению Дятлову». Олегу нравится его лейтенант Рыданов: «В детстве я мечтал стать милиционером, работать в оперативно-разыскном отделе: мне казалось, что это благородная, достойная мужчины профессия. Я даже планировал поступить в школу милиции, но после седьмого класса твердо решил стать актером». Родители, вопреки устоявшимся представлениям, одобрили выбор сына. «В свое время мама поступала в ГИТИС на курс Евгения Симонова, но не прошла третий тур. В итоге получила диплом экономиста, а потом пошла работать стюардессой. Уверен, она была бы хорошей актрисой».

Родители Олега познакомились на борту самолета, когда его отец, молодой офицер-танкист, летел на новое место службы. «Получилось, что папа забрал маму с неба на землю. Их, конечно, помотало по гарнизонам. Особенно тяжело пришлось, когда появились дети. А нас ведь было пятеро: четыре пацана и девочка, — улыбается Олег. — Офицерской зарплаты не хватало, поэтому мама подрабатывала дворником, а мы ей помогали. Она брала несколько участков и закрепляла один дом за старшим братом, другой — за мной, третий — за младшими». В военном городке все были друг у друга на виду. «Если кто-то видел маленького ребенка без присмотра, то уже через полдня ползли слухи, что семья неблагополучная. Поэтому мама строго следила за тем, чтобы малыши не оставались одни, — вспоминает актер. — Мы со старшим братом были няньками. Это мука: все друзья гуляют, а ты сидишь с малявками! Что мы только не придумывали: привязывали детишек к себе, бегали с коляской, играя в догонялки... Однажды я так увлекся, что забыл про маленького Мишутку, которого оставил возле подъезда. Ох и влетело мне тогда от мамы!» Олег рос подвижным мальчиком, был душой в любой компании. Активность он проявлял не только на улице, но и в школе. Ему нравилось учиться. Особенно он любил уроки литературы и истории. «А вот в точных науках я был слаб. Мог выучить параграф, рассказать его учителю, абсолютно ничего не понимая, — говорит актер. — В шестом классе учительница вызвала меня к доске решать пример. Я дрожащей рукой рисую в нем «минус», она спрашивает:

«Почему «минус»?» Я переделываю его на «плюс». Она: «Почему «плюс»?» Я все стираю и снова пишу «минус». Класс начинает смеяться надо мной. В итоге я не сдержался, уткнулся в доску и заплакал, что для меня несвойственно. Я же был лидером, а тут проявил слабость».

Когда Олегу исполнилось тринадцать, семья перебралась в родной для него Дрезден. «Я родился в этом городе, а через три года папу перевели в Монголию. Потом были Новочеркасск, Выборг… И вот спустя 10 лет мы вернулись в Германию, — говорит актер. — До переезда в Дрезден я не обращал внимания, во что одет. Донашивал вещи за старшим братом, а младшие дети — за мной. А тут другая страна, другой мир. У всех ребят были модные куртки, джинсы, а на мне старый плащ и шапочка-петушок. А еще я был очень длинным и худым, стеснялся своего роста, сильно сутулился… К тому же меня угораздило влюбиться в самую маленькую девочку в школе... В общем, причин для комплексов хватало», — вспоминает Олег. После школы юноша встал перед выбором: «Мне было страшно: я не знал, что делать, куда идти. Но у меня была мечта — стать актером, и я решил следовать ей. Собрал вещи, поцеловал родителей и покинул славный город Дрезден. Как птенец, я выпорхнул во взрослую жизнь...»

Олег отправился в город на Неве, благо у родителей там были знакомые. «Когда я вошел в фойе Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, то буквально остолбенел: я увидел раскрепощенных молодых людей, которые играли на гитаре, пели, декламировали Цветаеву и Гумилева. Промелькнула мысль: «Ой, Олежка,

куда же ты забрел? Кому ты тут нужен?» Я так испугался, что даже не стал пробоваться, просто ушел». В отчаянии он слонялся по городу и набрел на здание Дома культуры. Парень зашел туда, с кем-то заговорил… И — о чудо! — его взяли на работу, поручили заниматься самодеятельностью. Потом Олег поступил в культпросветучилище. «Туда меня взяли без экзаменов, да еще и комнату в общежитии дали. Это была прекрасная пора. В моей группе было 25 девушек, жил как в цветнике, — улыбается актер. — Я и учился, и работал». Параллельно Олег готовился к поступлению в тот самый ЛГИТМиК (ныне СПбГАТИ): много читал, ходил по музеям и театрам, даже ездил в Москву на премьеры. Страхи исчезли, как только он понял, что напускная раскрепощенность часто скрывает пустоту. И наконец добился своего: стал студентом. Однако радость от поступления вскоре прошла: «То, что мы изучали, я уже хорошо знал, ведь у меня был небольшой опыт работы в театре. К тому же я сам читал много книг по театральному мастерству. В какой-то момент я осознал, что трачу время впустую». Проучившись два года, Андреев сбежал в Москву. «В столице я поступил сразу в два вуза — в РАТИ и «Щуку». Неделю думал, куда пойти. В итоге выбрал РАТИ: во-первых, курс набирал известный педагог Владимир Наумович Левертов, у которого учились Татьяна Догилева, Юрий Стоянов, Виктор Сухоруков, а во-вторых, туда поступил мой друг. И я ни разу не пожалел о своем выборе». Но через два года Андреев и оттуда забрал документы: «Владимир Наумович умер… Без него в РАТИ я больше учиться не хотел…»

Олег решил вернуться в Санкт-Петербург и восстановиться на своем курсе. К этому решению его

подтолкнуло и то, что там училась девушка, в которую он тогда был влюблен. После института Андреев поступил в Театр комедии имени Акимова, а вскоре его пригласили в Театр имени Ленсовета: «Я попал в замечательную компанию — Костя Хабенский, Миша Пореченков… Моя будущая жена Настя была ярой театралкой и поклонницей Кости. Ходила на все его спектакли и не по одному разу (потом я узнал, что билетеры дружили с ее мамой и поэтому пускали дочку бесплатно). Однажды после спектакля спускаюсь в метро и слышу: «Вы Олег Андреев? Спасибо за искреннюю игру». Вижу перед собой красивую девушку и отвечаю: «Огромное пожалуйста!» А она: «Я, кстати, завтра иду в ваш театр. Не хотите составить мне компанию?» — «Нет, извините, я очень занят: репетиция». И уехал. Мы в то время работали над спектаклем «Клоп», в

котором главную роль играл Хабенский. На следующий день прихожу в театр, а репетицию отменили — Костя приболел. И тут я вспоминаю, что на малой сцене сейчас идет спектакль, на котором сидит моя прекрасная незнакомка. Захожу в зал, а на балконе — Анастасия!». Два часа, пока шел спектакль, молодые люди увлеченно проболтали. «На самом деле то, что мы с Настей вместе и у нас счастливая семья, — это все благодаря Хабенскому. Костя об этом знает и даже «курирует» наши отношения: всегда интересуется новостями, передает Насте привет. При этом постоянно напоминает, как мне повезло с женой, и советует, чтобы я берег ее», — улыбается актер. Впрочем, он и сам сразу понял, что за подарок преподнесла ему судьба.

Ухаживая за Настей, Олег стремился произвести на нее неизгладимое впечатление. «Чего я только не предпринимал! Например, катался на коньках. Вообще-то я ненавижу это делать, потому что не умею и, как следствие, нелепо на них выгляжу. Но однажды Настя сказала: «Ой, я очень люблю на коньках кататься…» — и мне пришлось идти. Я стал посмешищем всего катка! Падал, набил кучу синяков, чуть пальцы лезвиями себе не оттяпал… Для меня этот поход сродни подвигу. А еще у Насти была такса, и мне каждый вечер приходилось гулять с этой животиной. А я терпеть не могу маленьких собак. Пес должен быть большим и приносить пользу: охранять дом и хозяев. Но пока я ухаживал за Настей, мне приходилось постоянно носить таксу на руках. Время от времени Настя говорила: «Она хочет в кустики…» Тогда я отпускал таксу, та делала свои дела, я снова брал ее и нес дальше. Меня это безумно раздражало, но виду я не подавал, и

поэтому Настя не уставала поражаться моей доброте и великодушию». На день рождения Олег подарил Насте кольцо и произнес: «Наверное, такую как ты, я бы хотел видеть своей женой!» Девушка ободряюще улыбнулась... Правда, оформили свои отношения молодые люди только через три года. «Когда мы все-таки решили пожениться, Настя забеременела. Мы не планировали рожать детей до свадьбы, поэтому событие застало нас врасплох. Мы еще и узнали о нем позже, чем хотелось бы. До этого, в отпуске, Настя, не ведая о своем интересном положении, отчаянно ныряла с третьей палубы корабля, смело забиралась в горы. Мы испугались, что такой активный отдых мог навредить ребенку. Побежали к врачу, но тот нас успокоил: ничего, мол, страшного, значит, ваш малыш будет любить плавать, нырять и ходить в горы. Анечка действительно родилась здоровенькой». Расписались Олег и Настя демократично: были в свитерах и рваных джинсах. К тому же они опоздали в загс. Когда подошло время их регистрации, сотрудницы загса пригласили в зал нарядно одетых свидетелей, приняв их за жениха и невесту. «Очень смешно получилось! — улыбается Андреев. — Врываемся в загс запыхавшиеся, всклокоченные. Регистраторша посмотрела на нас с явным неодобрением и недовольно спросила: «У вас кольца-то хоть есть?» Я тогда скептически относился ко всяким церемониям. Мне казалось, что вся эта суета с кружевами, смокингами и лимузинами отдает какой-то неискренностью. А сейчас у меня есть мечта: повторить свадьбу в классическом виде — сыграть ее в ресторане, с тамадой и гостями в количестве ста пятидесяти человек. Хочу одеть Настю в белое платье, сам облачусь в черный костюм с бабочкой…

Мы проверили наши чувства, и теперь нам хочется праздника!»

Доказательством прочности чувств Олега и Насти стало рождение двух замечательных детей. «Когда я пришел забирать Настю и Аню из роддома, то очень сильно переживал. Стою, жду... Шесть детей вынесли, отдали папам, а моей девочки все нет и нет... За это время перед глазами у меня пронеслась вся жизнь. И вдруг раздается такой оглушительный рев, что я аж вздрогнул! Мне протягивают «конверт» и говорят: «Аня Андреева». Я неуверенно взял дочь на руки, она посмотрела на меня и… уснула!» Сначала молодая семья снимала квартиру, а через год Олег купил комнату в коммуналке. «Что и говорить, Настя со мной поскиталась. Понимая, что из-за меня она терпит столько неудобств, я как мог помогал ей по хозяйству. После спектакля приходил домой, брал швабру и шел мыть полы. Я уже был узнаваемым актером. Соседи удивлялись: артист — и моет полы! Но меня это не смущало». Со временем семья перебралась в собственную квартиру. Через шесть лет у Олега и Насти появился сын Рома. «К рождению второго ребенка мы подошли осознанно. Я уже понимал, что такое маленькие дети, и спокойно ждал появления малыша... Как я отношусь к тому, чтобы дети пошли по моим стопам? Честно говоря, мне не хотелось бы, чтобы они подхватили «театральную бациллу». Доля актера тяжела, несмотря на весь внешний блеск и лоск. Нужно быть уверенным, что хочешь заниматься именно этой профессией и идти до конца, претерпевая все трудности. Ане недавно исполнилось уже восемь. Она занимается танцами и мечтает сняться в «Ералаше». Я вижу, как ей нравится выступать на публике. Бывая на ее выступлениях, не могу сдержать слез, ее появление на сцене трогает меня до глубины души… В общем, пусть подрастет, а там посмотрим». В последнее время Олег много снимается, и времени на детей у него не так много, как хотелось бы. «Сейчас Аня и Рома — мамины дети, меня они видят редко. Но когда я свободен, все свое время провожу с семьей. В эти редкие моменты я — сумасшедший папа! Мы гуляем, боремся, шалим… Я очень люблю с Анечкой ходить в музеи, она уже выдерживает продолжительные экскурсии. Да и с Ромкой нам будет чем заняться, пусть только подрастет (в августе ему исполнится два года). Хочу, чтобы он прислушивался ко мне, прочитал книги, которые читал я в его возрасте». Достигнув успеха в профессии, Олег Андреев вывел для себя и секрет семейного счастья. «Главное — понимание и доверие. Помню, в начале наших отношений

Настя сильно меня ревновала. Например, увидит по телевизору, как я целуюсь с девушкой, и тут же шлет эсэмэску: «Бабник!» Я это пресек самым решительным образом. Еще до свадьбы предупредил Настю, что быть супругой актера непросто. Если среди любящих людей нет взаимопонимания, то совместного будущего у них нет. Настя, слава богу, все поняла правильно. Брак для меня — это договор: на берегу ты достиг согласия с человеком, с которым хочешь прожить всю жизнь, и вы вместе поплыли. Вот мы и плывем!»

7 дней

Наши блоги