Каково работать в российской "нефтянке", не будучи "Сечиным"?

1.4т

Подстегнуть геологоразведку и добычу в России можно было бы при помощи независимых нефтяных компаний, однако пока государство не спешит их поддерживать. Чем мог бы быть полезен этот сегмент, выясняла DW.

Более 92 процентов всей добываемой нефти в России приходится на шесть вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК): "Роснефть", "ЛУКОЙЛ", "Газпром нефть", "Сургутнефтегаз", "Башнефть" и "Татнефть". И всего 3,7 процента - на независимые нефтяные компании (ННК), не аффилированные ни с государством, ни с ВИНК. Для сравнения, в США на их долю приходится примерно 46 процентов добываемой нефти, и именно благодаря малым и средним компаниям страна добилась снижения зависимости от импорта углеводородов. В России добыча на старых месторождениях падает, угрожая стагнацией объемов производства в целом, однако государство не торопится поддерживать независимых нефтяников, констатируют эксперты.

Сотня против семи тысяч

В минувшем году Соединенные Штаты вырвались на первое место по объему добычи нефти в сутки - по данным Управления энергетической информации США, в сутки в стране добывалось 12,4 миллиона баррелей. Россия заняла третье после Саудовской Аравии место с показателем 10,6 миллиона баррелей. По данным Энергетического центра бизнес-школы "Сколково", в США работают около 7 тысяч независимых нефтяных компаний. В России, как выяснилось, непосредственно добычей занимаются всего около ста.

"Сектор ННК в России формально насчитывает порядка 250 компаний. Их число постоянно меняется - одни поглощаются, другие появляются. Но лишь около ста компаний из этого числа ведут добычу нефти, газа и конденсата. Остальные находятся или на стадии проведения геологоразведочных работ, или только подготовки к ним", - рассказала DW гендиректор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций "АссоНефть" Елена Корзун.

По ее словам, количество реально работающих независимых компаний последние десять лет держится примерно на одном уровне. Однако доля сектора в объеме добычи России упала с 10 процентов в 2000 году до 3,7 процента в 2014-м. "Иными словами, среднестатистическое малое нефтяное предприятие сильно "помельчало" по размеру среднегодовой добычи. На то есть три главные причины: значительные по объемам добычи игроки проданы, на свободные аукционы не выставляются лицензии с приличными запасами, наконец, налоговая конструкция не дает развивать бизнес", - отмечает она.

Зачем они нужны

Судя по официальным заявлениям, чиновники отдают себе отчет в том, что сектор важен для развития отрасли в целом. Не далее как в среду, 18 марта, на обсуждении "Энергостратегии-2035" у премьера России Дмитрия Медведева министр энергетики Александр Новак выступил в поддержку малых нефтяных компаний. А губернатор Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) России Наталья Комарова заявила, что одним из способов поддержки падающей нефтедобычи региона должно стать введение "в оборот малых месторождений, малых нефтяных компаний и малодебетных скважин".

Действительно, как заявил DW директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, малые нефтяные компании способны внести значительный вклад в развитие недропользования, поскольку готовы заниматься разработкой малопривлекательных для ВИНК месторождений.

"Если бы малыми месторождениями занимались крупные НК, можно было бы обойтись и без малых нефтяных компаний, - соглашается глава Института проблем нефти и газа РАН Анатолий Дмитриевский. - Но крупные компании все эти годы занимались только легкой нефтью. Теперь их месторождения обводнены, встала необходимость выходить на нетрадиционные и трудноизвлекаемые запасы, а технологий нет. Если бы малые компании более активно работали, технологии бы уже были созданы".

Трудности выживания

Однако работа независимых нефтяников в России сопряжена сегодня со многими трудностями. Дело не в давлении со стороны "больших" коллег, как это может показаться, а в новых реалиях: ценах на нефть, курсе рубля, налоговом режиме. По словам директора Московского нефтегазового центра EY Дениса Борисова, при текущей цене российские нефтяники отдают государству более 60 процентов от выручки в качестве налогов в то время, как в мире аналогичный показатель составляет около 40 процентов. Налоговая нагрузка на малые и средние НК в России и того выше - до 85 процентов от выручки.

Негативно влияет на сектор независимых НК и падение курса рубля. "Ведь около 65 процентов от общего объема реализации в секторе приходится на внутренний рынок", - объясняет Елена Корзун.

Преимущественная ориентация на внутренний рынок делает компании этого сектора уязвимыми и в связи с начавшим работать в России с 1 января "налоговым маневром" (http://dw.de/p/1EFnb), который заключается в поэтапном снижении экспортных пошлин на нефть и на "светлые" нефтепродукты одновременно с увеличением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). По сути, нововведение сделано для крупных компаний, так как они активно работают на экспорт и развивают нефтепереработку. Бизнес же ННК заключается преимущественно в добыче и продаже сырой нефти, а потому "маневр" для них в условиях низкой цены на нефть является существенной дополнительной нагрузкой, причем, в отличие от ВИНК, ничем не компенсируемой.

Меры стимулирования

Российское правительство уже не первый месяц обсуждает возможный переход от НДПИ к налогу на финансовый результат (НДПИ взимается с объема добытой нефти, налог на финансовый результат - с полученного компанией дохода. (http://dw.de/p/1Eis4). Однако решение пока так и не принято. Эксперты убеждены, что эта трансформация была бы полезна для малых и средних НК.

"Сейчас в правительстве обсуждаются "пилотные" проекты для ВИНК, на которых можно было бы опробовать НФР. Но, на мой взгляд, правильнее было бы сразу ввести его для независимых компаний. В любом случае их доля в бюджете небольшая, так что риски невелики, а вот выигрыш возможен ощутимый", - говорит Сергей Пикин. По его мнению, для России реальной угрозой является тот факт, что новые скважины практически не открываются. "Все, что сейчас есть, - это в основном то, что открывалось в СССР", - говорит он.

Анатолий Дмитриевский добавляет, что малые и средние месторождения могли бы стать точками роста регионов. Для поддержки независимых НК, по его словам, можно не только стимулировать их при помощи налогов, но и помогать предварительным изучением лицензионных участков. "Так будут понятны перспективы месторождения, кроме того, будет загружена наука", - заявил DW академик.

?maca=rus-rss_rus_Obozrevatel_Economics-14719-xml-mrss

Читайте все новости по теме "Deutsche Welle" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости