Примите участие
в розыгрыше
LTE планшета Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

/Новости расследований

"Тут был ад, а теперь - Украина!" Как живет освобожденное село на Луганщине

50.5тЧитать материал на украинском

За несколько месяцев ВСУ взяли под контроль пять населенных пунктов на Донбассе. "Обозреватель" побывал в одном из них – селе Катериновка Попаснянского района Луганской области. В тот день, когда туда впервые после проведения операции прибыли представители местной и областной власти. Мы посмотрели, как живут люди в "серой зоне", узнали, ощутили ли они уже возвращение Украины в свой дом и поинтересовались подробностями военной операции у тех, кто ее проводил.

"Уезжать, говорите? Куда? Кому мы там нужны?!"

В тот день в селе Катериновка, что в Попаснянском районе на Луганщине, было непривычно людно. Так в украинских селах бывает возле храмов по большим церковным праздникам. Вот только собрались люди у единственного работающего в селе магазина. Чтобы рассказать представителям районной и областной администраций о своих проблемах.

Представители власти впервые посетили находящееся в "серой зоне" практически на линии фронта село после того, как украинские военные восстановили над ним контроль.

В гуле, в который сливаются голоса пришедших на встречу с представителями власти катериновцев, вычленить суть поначалу кажется нереальной задачей. Впрочем, постепенно становится понятно, что волнует жителей "серой зоны". А это множество проблем: от транспортного сообщения до отсутствия в селе врача и школы.

"Как живем? Тяжело. Работы нет поблизости. Одна шахта – да и там уже два месяца зарплату не платят. Так что пенсионеры-то хоть пенсию получают, да гуманитарную помощь время от времени, а кто помоложе – тем очень трудно: ни денег, ни помощи. Раньше дети родителям помогали, а сейчас – наоборот", – рассказывает местный житель Павел Васильевич.

На встречу с представителями власти он опоздал, за получением привезенной же одним из благотворительных фондов помощи – бытовой химии – он делегировал жену и дочь. Так что о том, чего наобещал представитель губернатора Луганской области Павел Васильевич, узнает у односельчан.

После лет, проведенных в некоторой изоляции ("везде от нас отгородились – и с той, и с этой стороны" – такую фразу можно услышать практически от любого катериновца) любой неместный человек здесь в диковинку. Поэтому вокруг нас с Павлом Васильевичем сразу начинают собираться его соседи.

У каждого – своя боль, свои проблемы, свои вопросы, ответов на которые эти люди ждут. И охотно рассказывают о них любому, кто проявит хоть малейший интерес или сочувствие.

"Люди мрут… Особенно молодежь. А что вы хотите? Нервы, стресс… И давление, и головные боли, и сердце… Эдик вон и не думал помирать, бегал… А потом, когда в последний раз привезли гуманитарку в октябре, а потом перестали возить – еще какое-то время перебивался на сухарях, когда кто даст. А потом – помер..." – утирает повлажневшие глаза подошедшая к нам с Павлом Васильевичем одной из первых Любовь.

Две ее дочери и семеро внуков живут в Херсоне. Они постоянно зовут мать бежать из-под обстрелов к ним. Вот только ни у самой женщины, ни у ее детей нет даже денег на дорогу. Так и живут уже несколько лет, не видясь. И Любовь уже не верит, что когда-то сможет обнять самых дорогих ей людей.

Похожая история и у катериновца Николая. С той лишь разницей, что его дочь и внук находятся рядом с ним. Был период, когда они пытались выехать – но снимать квартиру для одинокой матери-инвалида по зрению на государственную пенсию, которая на тот момент составляла меньше тысячи гривен, оказалось делом непосильным. И они вернулись.

"Уезжать, говорите? Куда? Кому мы там нужны? Да и как вот это вот все, что нажили за всю жизнь, бросить и уехать? Чтобы здесь ничего не найти по возвращении?! Легко сказать: выезжайте. По телевизору показывают: вот люди выехали, их встретили, живут хорошо… Да только отчего-то половина назад вернулась. От той хорошей жизни. Никому мы там не нужны…" - выплескивает наболевшее Николай.

"Детей жаль… Да и взрослым страшно. Сегодня прошли, а завтра может, растяжку поставят"

Больше всего, естественно, люди хотят прекращения войны. А она здесь – на каждом шагу. "Вон поле – видите? И посадка там. У меня корова есть, спасает немного… Но выпасать я ее не могу – кругом все года два уже как заминировано. Травы накосить – и то нельзя. Раньше люди коров, коз, кроликов держали – а сейчас куда с ними деваться? А работы нет. Как жить? Радует, хоть потише немного стало в последнее время. Хотя до сих пор стреляют", –молодая круглолицая женщина судорожно вздыхает.

"Пули во двор залетают. Несколько дней назад я одну нашла у себя во дворе", –поддерживает ее женщина постарше.

В целом, после того, как Украина восстановила контроль над селом, по словам местных жителей здесь стало потише. Хотя люди по привычке закрывают к вечеру ставни на окнах и гасят свет – считая, что таким образом обезопасят себя от прилета снаряда. И они еще долго не смогут заставить себя спокойно выходить ночью на улицу – даже чтобы сходить в туалет.

Но если от попадания снарядов этих людей пока провидение бережет, то проблема минирования для них стоит крайне остро.

От военных катериновцы узнали: по самым оптимистичным прогнозам после завершения войны на разминирование Донбасса саперам понадобится самое малое 10 лет. А пока время от времени люди гибнут или остаются калеками, нарываясь на растяжки.

"Да, малых жаль… Да и взрослым страшно. Кто его знает? Сегодня прошли, а завтра, может, растяжку поставят. Тут такого было много. Русик на "Родине" подорвался…Юра в посадке коров пас – вон, возле елочек. Коровы прошли, а он следом шел – и на растяжку попал. А был еще случай, когда женщина уехала, попросила соседа, чтобы он собачку кормил. Он утром покормил – все нормально, вечером пришел, открывает калитку – а тут взрыв! Кто-то растяжку поставил", – вспоминают Павел Васильевич и его сосед Николай.

О том, каково оно – жить в "серой зоне", вспоминает и их односельчанка Неля. Говорит: в начале, в 2014-м, здесь был настоящий ад. "Это был страх Господний. У меня двое внуков – так они год в погребе просидели. И спали там. И целый год в школу не ходили", – говорит она.

Школы в селе сейчас нет. И несколько ребят разного возраста, включая внуков Нели, вынуждены ежедневно просыпаться в 4 утра – и в любую погоду топать 10 километров до ближайшей остановки школьного автобуса, который к 8-ми утра доставит их на уроки.

"Это ужас! Дети болеют постоянно. Потому что то ноги промочат и весь день просидят, то перемерзнут где… Да и страшно малышей отпускать!" - говорит Неля.

Еще недавно КПВВ "Золотое" – единственная возможность для катериновцев легально попасть на "подконтрольные территории" – работало с 8 до 18. Так что детям, чтобы успеть на школьный автобус, приходилось ходить "волчьими тропками". Как и немногочисленным взрослым, у которых есть работа.

Одним из неоспоримых плюсов последних событий катериновцы называют продление времени работы КПВВ – теперь проходить его можно с 6.00 до 20.00. К тому же, людям пообещали пустить школьный автобус (обещание было выполнено с 19 февраля - Ред.), организовать выездное представительство "Ощадбанка", где пенсионеры смогут получить пенсии, и помочь в решении проблем с получением угля.

Раньше, пока Катериновка оставалась "серой", любое повреждение линий электропередач превращалось в настоящее испытание. Жителям приходилось скидываться на бензин для ремонтной команды – и то соглашались электрики далеко не сразу. А тем временем электричества в деревне могло не быть по несколько суток.

Временами бывали и конфликты. "Последний раз света не было три дня. Куда мы только ни звонили!.. И я звонила – а в ответ услышала: "Договаривайтесь с "ЛНР". При чем я к "ЛНР"? Издеваются просто, понимаете?" - негодует Неля.

"Готовились и к тому, что придется отбивать село"

Несмотря на то, что новость о том, что ВСУ заняли Катериновку, прогремела в начале февраля, случилось это раньше. В результате спланированной операции силы 10 отдельной горно-штурмовой бригады заняли новые позиции на подступах к селу. И сделали это без единого выстрела – хоть и с одним раненым.

Андрей Демьян, разведчик 10 ОГШБр, возглавлявший группу эвакуации, вспоминает: "Катериновку мы заняли чуть больше месяца назад, раньше, чем об этом начали говорить, да она и по Минским договоренностям была наша. Когда шли – не знали, что нас ждет. Готовились и к тому, что придется отбивать село. Но в нем сепаров не оказалось. Впрочем, один раненый у нас был, подорвался на растяжке. Ему повезло, особо серьезных повреждений не получил. Был и еще один подрыв, но там обошлось без жертв".

По словам разведчика, тот факт, что село теперь под контролем украинских военных, которые заняли новые позиции на околицах и таким образом выровняли линию столкновения, у противника "особого восторга не вызвал".

"У них наблюдательные посты усилились тогда. Им же местные в любом случае информацию передавали. Видно было, что кто-то старался подойти. Но они понимали, что близко не подберутся – вот и не рисковали, у нас ведь позиции более выгодные. Только разведгруппы высылали, чтобы проверить, кто где стоит. А на четвертый день пошла пехота", – вспоминает разведчик.

О том, что изменения линии столкновения вызвали у российско-террористических группировок некоторое возбуждение, говорит и командир одного из батальонов 10 ОГШБр, задействованных в операции. Он вспоминает: после того, как его бойцы закрепились на новых позициях, с той стороны начали стрелять – по украинскому флагу, который и до того был установлен на местной дамбе.

Впрочем, по мнению комбата, местные жители преимущественно рады тому, что Катериновка отныне – под защитой Украины.

"Они воспряли духом. Это видно. До того, пока были банальные перестрелки, люди старались прятаться, не хотели ни общаться, ничего. Хотя с некоторыми мы общались и раньше. Пытались им помочь, в том числе, и продуктами", – рассказал "Обозревателю" военный.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения украинских военных, стали именно несколько трагических случаев с местными.

"Представьте, дедушка ухаживает за бабушкой соседкой. Приходит, открывает калитку между их дворами... и подрывается на растяжке. В тот день подорвался также пастух в ельнике напротив Катериновки. А поздно ночью того же дня был взрыв в районе Золотого-5. Утром пошли посмотреть туда – нашли человека без документов, без мобильного, даже без сигарет и зажигалки. Но полиция установила кто это – по ботинкам с инвентарным номером. Такие выдавали шахтерам на шахте в Золотом, чтобы можно было идентифицировать в случае завала в шахте… Он ставил свою растяжку. На ней же и подорвался, потому что они убрали замедлитель с гранаты", – говорит командир.

Сами катериновцы в один голос твердят: никого с оккупированных территорий в своем селе не видели. "Один раз двое пьяных забрело, но это еще в 2015-м было", – вспоминает Павел Васильевич.

В батальоне подтвердили слова местных о том, что в селе на момент захода украинских военных террористов не было. Но это не значит, что их там не было раньше. По крайней мере, в одной из хат наши бойцы нашли форму с шевронами "ЛНР", несколько удостоверений сотрудников "спецподразделения" из Первомайска. Дорогие холодильник и стиралка в старом заброшенном и в общем-то небогатом доме также натолкнули на мысль: поставили технику сюда отнюдь не законные владельцы жилища.

"На той стороне закрываются "живым щитом" людьми"

Больше о царящих в селе среди местных жителей настроениях знают бойцы, стоящие на новых позициях, к которым катериновцы после некоторого периода настороженного выжидания теперь бегают и за помощью, и за советом.

"Люди хоть из домов выходить начали. Сначала боялись. С той стороны ведь приходили сюда, чтобы мародерить. Наверное, и от нас местные чего-то подобного ждали… Сейчас –нормально относятся. Совсем не так агрессивно настроены люди, как мне в 2015-м приходилось видеть. Наоборот, даже какие-то компоты и чеснок приносят нам. И о помощи просят. Вон при въезде в село бабулька жила. У нее сын на той стороне воюет. Бросил мать. А у нее - боли сумасшедшие. Мы пытались ей какими-то уколами помочь. Добивались, чтобы местные власти забрали ее в приют какой-то или куда… Жалко ведь – человек пропадает", –так описывает период "притирок" между украинскими военными и катериновцами боец 10 бригады Сергей с позывным "Буча".

По его словам, большинство людей демонстрируют: возвращению Украины в этот кусочек "серой зоны" они рады. И уверяют, что давно ждали, когда же это случится. Потому что оказались как бы нигде – без прав, без средств к выживанию и никому особо не нужные.

"Есть и такие, которые "волком смотрят". Им мы тоже стараемся подсказать, что в наших силах. Ну, или просто улыбнуться. И пусть сами решают, кто прав, кто виноват. А так – люди не знают, к кому обратиться. Поэтому со всеми своими проблемами приходят к нам. А те… Постреливают иногда. Скорее, чтобы напугать. Потому что они знают: мы назад уже не пойдем. Пообещали людям, что больше их не бросим. И эти люди дают нам вдохновение не бояться. А даст бог – и вперед двигаться, если будет приказ. И мы понимаем, почему командование до сих пор такого приказа не отдало: те ведь "живым щитом" закрываются –людьми", – говорит боец.

Он также поделился с "Обозревателем" тем, что говорят местные о настроениях по ту сторону.

"У людей ведь там – куча знакомых. Говорят, там уже тоже все устали от войны. Начали понимать, что не за то они воюют. Вот только сложить оружие им не дает то ли гордость, то ли страх. Те, кто в форме, имеют на оккупированных территориях неограниченную власть. Это у нас солдату запрещено выходить в село с автоматом – там это в порядке вещей. И они могут зайти в любой дом, ограбить, отжать, убить… Приходилось слышать, что вместо зарплаты им давали "добро" грабить людей – вот, мол, ваш заработок.

А гражданские там вообще живут в кошмарных условиях. Мне не один человек рассказывал, что выехать мирняку оттуда сейчас очень сложно. Там практикуют шантаж – забирают кого-то из родственников и обещают расстрелять его, если люди выедут. Есть и те, кто просто не может бросить свое имущество или могилы предков… Жаль людей. Очень жаль", –пересказывает услышанное "Буча".

"Те, кто сливает информацию, не думают, что пострадают и мирные, и военные"

Военные особое "спасибо" передают волонтеру Юрию Мысягину, который слил информацию о том, что 10 ОГШБр заняла Катериновку до официального заявления от самой бригады или Штаба АТО. И который отказался удалять пост, несмотря на просьбы командования бригады, сорвав таким образом планы военных по выходу на более выгодные позиции.

"В Катериновке мы были еще больше месяца назад. Но почему-то ведь не спешили об этом объявлять?.. Я с 2014-го воюю. Знаю, что это такое – когда ты еще не сделал нормально, а все уже все рассказали. Ты только заходишь в село, а об этом уже пишут в Facebook. И никто не думает, что на той стороне тоже Facebook читают!

Я считаю, военная информация, информационное поле военных должно быть закрыто для других. А слив информации должен наказываться. Потому что раз люди до сих пор не понимают, что творят – ты каждому не объяснишь. Вот и получается: если Фейсбук почитать – мы уже российскую армию победили, за Китай взялись", – говорит разведчик Андрей.

"Я сам был волонтером. Видел, знал многое, но молчал. Некрасиво это – пиариться. Даже если ты помогаешь армии и что-то узнал из каких-то источников… Я месяц простоял на сегодняшних позициях, прежде чем информация слилась. И никто не думает, что вследствие этого может пострадать мирное население, а потом – солдаты. Хотя стрелять будут по солдатам, а не по гражданским. Но в результате вынесут пол села, а потом скажут, что это у нас боеприпасы сдетонировали или еще что…

Хочешь пиара? Дождись, пока ты не подставишь людей – и пиарься. Но не пытайся заткнуть за пояс какие-то телеканалы, подставляя под риск жизни людей. Нет официального подтверждения того, что тебе стало известно? Промолчи!", – вторит разведчику командир одного из входивших в Катериновку подразделений Отдельной горно-штурмовой.

В целом, и данные радиоперехватов, и интенсивность обстрелов наталкивают украинских военных, стоящих в Попаснянском районе, на мысль, что на той стороне уже выдохлись и испытывают страх. Поэтому и начинают боевики из РФ потихоньку переправлять домой свои вещи. И все чаще поддаются панике.

Учитывая же не прекращающие курсировать слухи о том, что Россия в целях экономии может решить, что одну "республику" содержать проще, чем две - есть вероятность, что в обозримом будущем может сложиться ситуация, когда террористы вынуждены будут оставить Первомайск. Но пока это – только предположения.

А пока люди, еще недавно жившие в "серой зоне", ждут хотя бы незначительных перемен к лучшему. Они говорят: мы были, есть и будем Украина. Они даже разговаривают на суржике, лишь чуть больше насыщенном русскими словами, чем суржик, который можно встретить в центральной Украине.

…Заручившись обещаниями представителей местной власти, часть катериновцев выстроилась в очередь за "гуманитаркой", которую в тот день после долгого перерыва им привез один из благотворительных фондов. Другая часть до хрипоты в горле ругалась с избранной ими же односельчанкой, на которую возложили обязанность распределять помощь и которая, по мнению людей, злоупотребляет оказанным ей доверием.

Во всеобщей суматохе не принимала участия лишь маленькая сухонькая старушка, которая за руку привела главу Попаснянской ВГА Сергея Шакуна к опоре линии электропередач. Показывая куда-то наверх, она начала тихо что-то говорить ему. "А что там? Не вижу", - сперва отреагировал представитель власти.

Тогда бабушка повторила громче: "Флаг украинский истрепался. Замените, пожалуйста. Нам важно видеть, что мы – тоже Украина".

Читайте все новости по теме "Война на Донбассе" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги