Мосийчук: ожидаю еще одного покушения

7.5тЧитать новость на украинском

25 октября возле телеканала "Эспрессо" в Киеве прогремел взрыв. Народный депутат от Радикальной партии Игорь Мосийчук и политолог Виталий Бала получили тяжелые ранения. Еще двое людей – охранник нардепа Руслан Кушнир и, скорее всего, случайный прохожий, капитан полиции Михаил Мормиль – погибли. У Кушнира остались четырехлетняя дочь и беременная жена.

В эфире ОбозТВ говорили с Игорем Мосийчуком о мотивах преступников, связи с убийством Амины Окуевой, риске следующего покушения, провальной попытке отправить в отставку министра внутренних дел Арсена Авакова и многом другом.

- Как вы себя чувствуете? Еще проходите лечение?

- Да, но выезжаю на самые важные мероприятия парламента, если позволяет здоровье. Ну и занимаюсь расследованием покушения на себя.

- Как идет следствие? Вы говорили, что есть и российский след, и чеченский.

- Существует несколько версий, которые разрабатывает следствие. Среди них есть также чеченский след. Учитывая, что через несколько дней после покушения убили мою помощницу Амину Окуеву, то эта версия имеет не просто право на жизнь, но и является одной из рабочих. Адам Осмаев и руководитель чеченского правительства в изгнании Ахмед Закаев связывают эти случаи между собой. И лично я такого же мнения.

- Но покушение на вас был организовано менее профессионально. Они не знали, когда вы будете выходить.

- Почему не знали? Во-первых, где-то с обеда на телеканале транслировался анонс. Во-вторых, за полтора часа до эфира я опубликовал информацию в Facebook. В-третьих, мопед подвезли где-то за 9-10 минут до окончания эфира. Он не стоял там припаркованным целый день. Время окончания эфира можно вычислить без проблем. Могу сказать, что сейчас известно о как минимум двух исполнителях этого террористического акта.

- Они на видео зафиксированы?

- Там есть человек в шлеме, который припарковал мопед и включил взрывное устройство.

- А его можно опознать по видео?

- Если бы его возможно было опознать, то он был бы объявлен в розыск. Специалисты работают, но человек профессиональный: действовал в шлеме, лица не видно.

Единственный момент – они не рассчитали, в какую сторону я пойду, поэтому основной удар был нацелен на выход из телеканала "Эспрессо". Кабинет моего коллеги Николая Княжицкого (нардепа от "Народного фронта", жена которого является совладелицей "Эспрессо" – Ред.) был посечен, как будто автоматной очередью, – рядом с выходом его окна. Слава Богу, Николая не было в кабинете.

- Что вас спасло?

- Стечение обстоятельств и мой охранник Руслан. Я помню, как он кричал: "Владимир, земля!". Он толкнул меня. Плюс волной отбросило очень сильно. Я был на земле, когда пролетали основные обломки. Хорошо, что не было проникающих ранений в живот, ведь до этого я перенес несколько операций на желудке.

Фото Станислава Коломийца

- Была еще версия, что на самом деле целью преступников был второй погибший капитан полиции Михаил Мормиль, ведь он стоял ближе всех к бомбе. Говорят, что он судился с МВД, и ему даже угрожали. Что вы думаете об этой версии?

- Не исключаю эту версию. Следствие рассматривает все версии без исключения. Я, пожалуй, хотел бы, чтобы покушение было не на меня, как и любой человек в здравом уме. Но пока, судя по тому, что известно, Михаил Мормиль скорее случайная жертва.

- Почему вы склоняетесь к этому?

- Во-первых, погибший просто вышел в магазин: купить маме лекарства, а себе сигареты. И совершать преступление таким способом против человека, который не имел охраны, нецелесообразно. Во-вторых, мы поддерживаем связь с его родными. И они опровергают все заявления об угрозах. В-третьих, ни один иск погибшего в МВД не рассматривался.

К тому же, информацию о том, что преступление было направлено на Михаила Мормиля, разместили многие СМИ, в том числе на правах рекламы. Это зафиксировано, кстати, и нами, и следствием.

- То есть материалы были проплаченными?

- Да, поэтому есть мнение, что с помощью этой версии пытались отвлечь внимание от настоящих заказчиков и исполнителей.

- Вы усилили меры безопасности, у вас стало больше охранников. Ожидаете следующего покушения?

- Это не я усилил. Меня охраняет спецподразделение по распоряжению главы СБУ.

- А лично вы ожидаете еще одного покушения?

- Да.

- Вы готовы к этому?

- По крайней мере на данный момент – да.

- Преступность в Киеве и в целом в Украине достигла масштабов Нью-Йорка тридцатых годов: стрельба, взрывы, теракты... Почему это происходит?

- Есть несколько ключевых факторов. Во-первых, это война. Страну захлестнуло нелегальное оружие. Радикальная партия, которую я представляю в парламенте, предложила два ключевых законопроекта, чтобы решить эту проблему. Прежде всего надо дать людям возможность самим себя защищать. То есть после прохождения соответствующей проверки нужно позволить людям официально покупать огнестрельное оружие. Также надо радикально усилить ответственность за использование незаконного оружия, его хранение. Особенно это касается взрывчатки.

Второй фактор – так называемые грузинские реформаторы, которые, к сожалению, полицию довели до ручки. Во время переаттестации в Национальной полиции происходили дикие вещи: проверку прошли негодяи, которые составляли протоколы на участников Революции Достоинства, а оперативные сотрудники, которые действительно раскрывали преступления, почему-то оказались "коррупционерами". В погоне за борьбой с коррупцией мы уничтожаем правоохранительную систему.

Проблема еще и в том, что всюду пытаются привязать политику. Но криминал – это криминал, а политика – это политика. Иногда они пересекаются, но вопрос этого пересечения должен определять процессуальный руководитель, следователь, а не политики.

- Кроме того, у людей есть большое недоверие к правоохранительной системе.

- Давайте будем честными: недоверие к правоохранителям действительно существует, но оно гораздо меньше, чем недоверие к судам, к прокуратуре.

- Вот вы верите в то, что в случае не дай Бог следующего покушения правоохранительные органы вас защитят?

- Сейчас они делают все, чтобы меня защитить. И я сам забочусь о себе, прилагаю максимальные усилия, чтобы помочь следствию установить виновных. Я встречался с главой СБУ, со следователями. Сказал, что для меня нет закрытых тем в этом вопросе.

Мотивы преступления для меня сейчас не важны. Надо установить исполнителей и заказчиков, потому что погибли два человека. А в случае последующего покушения могут погибнуть 22 человека.

- Как вы оцениваете степень ответственности главы МВД Арсена Авакова за нестабильную криминогенную ситуацию в стране?

- Думаю, ответственность лежит и на нем, и на главе СБУ, и на руководителе Главного управления разведки, и на каждом украинце. Мы прежде всего должны изменить себя, должны брать пример с Израиля. В наши окна и двери постучали война и террор. Израиль в такой ситуации живет с момента создания. Там нормально воспримут, если к тебе подойдет полицейский или представитель спецслужб и скажет: "Уважаемый, предъявите документы, покажите, что у вас в сумке". Никто не реагирует бурно, никто не считает это нарушением прав человека. Жители Израиля относятся к этому с пониманием, а украинцы обычно – нет. Если мы хотим, чтобы на украинских улицах было меньше преступлений, меньше терактов, то мы должны привыкнуть к усиленным мерам безопасности.

- Почему Радикальная партия не голосовала за отставку Авакова?

- Я не голосовал, потому что меня не было в парламенте: только выступил и вернулся к лечению. Почему не голосовала фракция, мы уже объясняли: разборки между партиями власти – это не к нам. Мы оппозиционная фракция, которая четко говорит: отставка Авакова нарушит баланс власти. Президент контролирует СБУ, частично Национальную гвардию, Главное управление разведки. И после устранения Авакова он фактически получит монополию на управление силовыми структурами. В наше время это довольно опасно.

К тому же, юридически это постановление ничтожное. Отставка министра происходит совсем по другим причинам, чем нарисовал себе Сергей Каплин (народный депутат – Ред.), который, по сути, является "щенком" Сергея Левочкина (заместителя председателя фракции "Оппозиционного блока" – Ред.).

- Что думаете о "Михомайдане"? Когда он закончится?

- Когда олигархи перестанут деньги давать на его содержание. Мы же четко понимаем, что там есть люди, которые искренне стоят за какие-то лозунги, а есть кукловоды, которые их используют и получают за это деньги. Все это закончится, когда у нашего президента будет политическая воля придерживаться закона, и Михо будет экстрадирован в страну, которая уже 3-й год подряд требует его выдачи, то есть в Грузию.

Читайте все новости по теме "Покушение на Мосийчука" на Обозревателе.