Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

Коммерческая монополия ProZorro: для кого на самом деле запущена малая приватизация

120.4т

Ранее в сериале…

Как и обещали, продолжаем открывать глаза украинским налогоплательщикам на то, чем на самом деле является ProZorro. В предыдущем материале мы рассказали о результатах аудита системы публичных (государственных) закупок за 2017 год, который провела Счетная палаты Украины. Соответствующее Решение СП № 13-1 от 31.05.18 г. опубликовано на веб-сайте Счетной палаты.

Напомним, что выводы аудиторов оказались неожиданными и шокирующими для всех тех, кто считал новую систему прогрессивной и реформаторской. Опираясь на выявленные многочисленные факты нарушения украинского законодательства, СП доказала, что по итогам прошлого года ProZorro нанесла налогоплательщикам ущерб на сумму более 500 млн грн. Именно столько недополучил государственный бюджет от работы реформаторов в сфере публичных закупок. В итоге, Счетная палата предположила, что ProZorro является не чем иным, как незаконно созданной коммерческой структурой с признаками монополизации рынка электронных площадок.

В свете открывшихся нарушений весьма интересной выглядит роль главного куратора ProZorro – замминистра Минэкономразвития Максима Нефедова. Предположить, что он не знал, что новая система фактически обдирает государство, нелогично, так как г-н Нефедов досконально знает предмет. Почему тогда прогрессивный замминистра докладывал своему непосредственному куратору, первому вице-премьеру Степану Кубиву и премьер-министру Владимиру Гройсману, что с ProZorro все хорошо? Возможно, здесь есть коррупционная составляющая, которую смогут найти и доказать правоохранительные органы.

Пока реформаторы и обманутые топ-менеджеры Кабмина "переваривают" неутешительные результаты аудита Счетной палаты и думают, как объяснить все это Верховной Раде осенью текущего года и кого назначить "козлом отпущения" (без кадровых решений точно не обойдется), ProZorro спешит дальше зарабатывать деньги вместо государства.

Новая золотая жила не идет ни в какое сравнение с эльдорадо публичных закупок, но также способна дать конечным бенефициарам электронной системы стабильный заработок. Речь идет о малой приватизации.

Хронология спешки

Впервые о малой приватизации всерьез заговорили в начале 2018 года, после того, как 18 января Верховная Рада во втором чтении и в новой редакции приняла Закон Украины № 7066 "О приватизации государственного и коммунального имущества". Одной из новел Закона было упрощение классификации приватизации: разделение ее на малую (для объектов стоимостью до 250 млн. грн) и большую (для объектов дороже 250 млн грн).

Кроме того, вместо пяти процедур приватизации предлагается оставить две – аукцион и выкуп. При этом малые объекты приватизации будут продаваться через электронную площадку "ProZorro.Продажи".

Но главной новеллой Закона стала обязанность Фонда госимущества Украины и местных органов власти выставлять объекты на малую приватизацию через электронную систему ProZorro. Тогда еще никто не знал, сколько нарушений найдет в работе системы Счетная палата несколькими месяцами позже, поэтому все казалось экономически целесообразным и реформаторским.

Начиная с мая 2018 года правительство начинает спешить, и малая приватизация резко ускоряется. 10 мая Кабмин принял два Постановления № 432 и № 433, определяющие "Порядок проведения аукционов по продаже объектов малой приватизации, определяющий процедуру выбора победителя по результатам электронного аукциона, размер и правила оплаты участия" и "Порядок отбора и авторизации электронных площадок для проведения электронных аукционов малой приватизации". После этого, премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что "…малая приватизация должна начаться в июне текущего года...".

18 июня 2018 года будущий "антигерой" аудита Счетной палаты, куратор ProZorro от Минэкономразвития, Максим Нефедов, заявил, что "…первые продажи объектов малой приватизации на электронных площадках должны состоятся в конце июня или в начале июля 2018 года…". А уже 9 июля министр Кабинета Министров Александр Саенко заявил, что до 15 июля будут подписаны договоры с авторизированными электронными площадками. Согласно данным веб-портала ФГИУ, сегодня таких договоров подписано около 30. Среди них есть печально известные шесть площадок (ТОВ "Держзакупівлі.Онлайн", ТОВ "ЗАКУПКИ.ПРОМ.УА", ТОВ "НАУКОВО-ВИРОБНИЧЕ ПІДПРИЄМСТВО "ІНФОРМАЦІЙНІ ТЕХНОЛОГІЇ", ТОВ "Е-Тендер", ПАТ КБ "ПРИВАТБАНК" и ТОВ "Ньютенд"), которые, согласно отчету аудиторов СП, в 2017 году фактически монополизировали рынок электронных площадок.

Что касается количества объектов малой приватизации, выставленных на малую приватизацию в 2018 году, то оно несколько раз менялось. Вначале года, и.о. председателя ФГИУ Виталий Трубаров говорил о списке в 400 объектов. После этого, список несколько раз увеличивался. По состоянию на 10 августа 2018 года, исходя из слов г-на Трубарова и г-на Нефедова, можно говорить о примерно 900 объектах, 150 из которых уже выставлены на продажу, а около 700 будут выставлены до конца текущего года.

Выручить от продажи объектов малой приватизации в 2018 году чиновники планируют по-разному. Так, глава Фонда говорит о 2 млрд. грн, а замминистра Максим Нефедов – о 3 млрд. грн. Чем объясняется разрыв в 1 млрд. грн не совсем понятно. Но чтобы не было обидно никому, дадим небольшой спойлер: оба очень сильно преувеличивают.

Тревожные нестыковки

Как водится, спешка никогда не заканчивается добром. Первым это понял председатель ФГИУ Виталий Трубаров и попытался остановить необоснованную спешку в малой приватизации. 7 июля он обратился к руководству КМУ, МЭРТу и ProZorro с призывом срочно решить ряд проблем, которые, по мнению г-на Трубарова, ставят под угрозу эффективное проведение малой приватизации. Руководитель Фонда обратил внимание на "…отсутствие порядка определения дополнительных условий продажи - это важнейший вопрос, поскольку более 60% предприятий малой приватизации будут выставляться на продажу именно с условиями. А на сегодня этот нормативный документ отсутствует…". Согласно распоряжению Кабмина, данный документ Минэкономразвития должно было разработать еще в марте-апреле и 10 мая вынести на рассмотрение правительства. Однако, сегодня документ отсутствует.

Кроме того, Виталий Трубаров заявил, что "…нерешенным остается также вопрос продажи через электронную торговую систему принадлежащих государству пакетов акций в уставных капиталах государственных компаний, поскольку программное обеспечение "ProZorro. Продажи" не предусматривает форму ввода для информации о пакетах акций…". Здесь важно отметить, что продажа акций является лицензированным видом деятельности, которым сегодня занимаются биржи. Администратор системы ProZorro, ГП "Прозорро.Продажи" до сих пор не получил правовых полномочий от НКПЦРФ, как регулятора украинского рынка ценных бумаг, продавать через систему пакеты акций. Кроме того, перечень информации об объектах малой приватизации не соответствуют ст. 21 Закона о приватизации и п.21, п.24 Порядка проведения электронных аукционов. Эти нестыковки дают участникам все основания обжаловать в суде продажи постфактум, как незаконные.

Также г-н Трубаров выразил обеспокоенность отсутствием твердых гарантий уплаты в госбюджет операторами электронных площадок (ими являются частные компании – прим. Автора) регистрационных и гарантийных взносов. Согласно действующему законодательству, операторы могут получать платежи от потенциальных покупателей и сберегать их на своих счетах до 2 месяцев. По мнению главы ФГИУ, недобросовестный оператор через различные схемы может присвоить указанные средства.

Свою лепту критики в адрес несовместимости системы ProZorroс малой приватизацией внес и зампред ФГИУ Евгений Асташев.

В частности, он обращает внимание на нестыковки нового Закона "О приватизации" и Закона "Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью". Перед тем как продать долю акционерных обществ, Фонд должен предложить ее участникам общества. А для того - оценить. Проблема в том, что в главном приватизационном Законе функция оценки по малой приватизации отсутствует.

Также г-н Асташев обратил внимание на следующую нестыковку в законодательстве. Так, ст. 22 Закона "О приватизации" говорит о том, что стоимость объектов малой приватизации определяется по балансовой стоимости (стоимости активов). Но балансовая стоимость и стоимость активов – это абсолютно разные понятия. Следовательно, у ответственного чиновника появляется коррупционная составляющая, какой выбор и в чьих интересах сделать.

Критика нестыковок малой приватизации с системой ProZorro от топ-менеджмента ФГИУ были словно ушат холодной воды на голову реформаторов от публичных закупок. Но это не остановило тех, кто во что бы то ни стало старался побыстрее запустить малую приватизацию через ProZorro. Спустя некоторое время правительство заявило, что все проблемы, о которых говорили в Фонде, устранены.

Тем не менее, ни одного нового нормативного акта, реально устраняющего перечисленные проблемы, так и не появилось. Очевидно, критику Трубарова и Асташева просто замяли. Но серьезные нестыковки ProZorro с проведением малой приватизации остались. Как и в случаях с публичными закупками, речь идет о грубых нарушениях законодательства Украины.

Эксперты сомневаются

Независимые эксперты преимущественно сомневаются, как в необходимости проведения малой приватизации, так и в ее эффективности. Так, исполнительный директор Международного Фонда Блейзера Олег Устенко считает, что основной акцент следует делать на большой приватизации, а малой заниматься параллельно. Эксперт считает, что только большая приватизация может принести реальные деньги в бюджет."Ну сколько вы соберете от продажи ста или тысячи очевидно недорогих объектов? Пару миллионов долларов при хорошем раскладе. И что дальше? Это принципиально не поменяет ситуацию в стране, где ВВП составляет 100 млрд. долларов США, где только дефицит государственного бюджета 2,5 млрд. долларов США. Сделать малую приватизацию – это означает показать всем, что ничего не поменялось", – рассуждает г-н Устенко. Отметим, что по состоянию на 10 августа 2018 года на продажу в рамках малой приватизации было выставлено всего 150 объектов на общую сумму около 70 млн. грн. Учитывая тот факт, что продажа одного объекта продолжается примерно 4-5 месяцев, даже эти скромные средства можно будет увидеть только в бюджетах местных советов в следующем году.

Сомневается в эффективности малой приватизации также руководитель Украинского аналитического центра Александр Охрименко. По его мнению, запуск малой приватизации был не чем иным, как большой пиар-акцией.

"Госбюджет мало что получит от малой приватизации. Если посмотреть на объекты, которые есть в списке, то там только один балласт… Большинство предприятий, которые предлагается приватизировать, давно не работают, поэтому не составляет особой ценности…", - считает эксперт. Г-н Охрименко также отмечает, что провести эффективную малую приватизацию до президентских и парламентских выборов вряд ли удастся.

"…в стране постоянно происходят политические разборки, поэтому никто серьезно заниматься приватизацией не хочет. …сегодня можно что-то приватизировать, а после выборов все это отберут", - говорит эксперт.

В свою очередь, руководитель Днепровского офиса компании по обслуживанию инвестиций Investment Service Ukraine Максим Пирогов обращает внимание на наличие в малой приватизации серьезных коррупционных рисков. Первый – как правильно определить стартовую цену объекта, если его пассивы (долги и обязательства) в несколько раз превышают активы. В этом случае аукционной комиссии практически невозможно установить балансовую стоимость объекта, от которой формируется стартовая цена. В приватизационном Законе сказано, что в случае отсутствия балансовой стоимости она устанавливается на основе методики Кабмина. Но данная методика для обновленного Закона еще не утверждена, а прежняя морально устарела. В условиях, когда Закон напрямую не работает, всегда возникают возможности для коррупции.

Вторая потенциально коррупционная составляющая, по мнению г-на Пирогова, - норма Закона о том, что электронный аукцион может быть отменен по решению органа приватизации или иного распорядителя объекта на любом этапе. Причем, в Постановлении КМУ № 432 о порядке проведения аукционов по малой приватизации через систему ProZorroперечень оснований для отмены аукциона, в отличие от Закона о публичных закупках, не определен. Таким образом, организатор торгов может отменить аукцион в интересах заинтересованной стороны и объявить новый.

Снова мимо кассы

Итак, после приведенных фактов, а также мнений руководителей ФГИУ и независимых экспертов становится очевидно: проведение малой приватизации через систему ProZorroв 2018 году – неудачная идея. Система, по сути, не готова для этого на техническом и законодательном уровнях. И если первую проблему еще можно решить более-менее оперативно, то вторая требует совместных усилий Кабмина, ФГИУ и Верховной Рады, чтобы закрыть все нестыковки и коррупционные лазейки в законах и нормативных актах правительства. Проведение малой приватизации через ProZorro без указанных исправлений неизбежно закончится чредой судебных исков и подрывом доверия бизнеса к государству и местным властям.

Тогда почему же с начала года идеологи ProZorro, в частности Максим Нефедов, так форсировали запуск малой приватизации через новую систему электронных торгов? Ответ на этот вопрос прост: потому что частные компании, интересы которых фактически отстаивает г-н Нефедов, должны зайти в новую тему и заработать там вместо государства. Пока малая приватизация находится на старте, эти заработки выглядят призрачными, но конечные бенефициары ProZorro, что называется, смотрят в будущее.

В Постановлении КМУ № 432 определены размеры платы участников торгов за участие в электронном аукционе. Победитель аукциона платит оператору (авторизированной электронной площадке) определенный процент от стоимости объекта приватизации. В документе содержится регрессивная процентная шкала: чем выше стоимость объекта, тем ниже процент. Так, если объект стоит до 1 тыс. грн, размер платы составляет 3%, а если более 250 млн. грн -1%. Простая арифметика позволяет сделать вывод, что за лот в 250 млн. грн электронная площадка, то есть частный бенефициар зарабатывает 2,5 млн. грн. То есть, на каждом 1 млн. грн малой приватизации электронная площадка зарабатывает 30 тыс. грн. Если бы прогнозы Трубарова и Нефедова о 2-3 млрд. грн поступлений от малой приватизации в 2018 году сбылись, мимо государственного бюджета прошло бы 60-90 млн. грн.

И, естественно, все это мимо государственной кассы. Но это лишь фрагмент большой мозаики. Чтобы увидеть всю картину, вспомним о результатах аудита Счетной палаты системы публичных закупок за 2017 год, о которым мы подробно писали в предыдущем материале "Коммерческая монополия ProZorro или почему Украина теряет 500 млн. грн в год на закупках". Оказалось, что бюджет теряет только на организации публичных закупок через частные площадки более 500 млн. грн в год. Заработок на малой приватизации – не столько большой, сколько приятный бонус для ProZorro, которую СП считает коммерческой структурой с признаками монополии. С учетом того, что премьер-министр Владимир Гройсман хочет расширить применение ProZorro на все без исключения сферы государственной деятельности, можно предположить, что уже в следующем году заработки частных площадок и, соответственно, потери госбюджета приблизятся к цифре 1 млрд. грн в год. Если бы площадки были государственными, ровно столько же заработал бы госбюджет.

Как остановить эти потери? Как вернуть деньги государству и местным бюджетам на важнейшие социальные программы? Учитывая, что Кабмин пока слеп (и, скорее всего, не без причины, учитывая размеры профита), последняя надежда – Верховная Рада. Надеемся, что после рассмотрения этой осенью отчета аудиторов Счетной палаты о госзакупках в 2017 году, народные депутаты, наконец, обратят внимание на ситуацию с ProZoroo и остановят обворовывание государства в публичных закупках и малой приватизации. Также надеемся, что свое слово скажут Антимонопольный комитет и правоохранительные органы. Кроме того, очевидно, что в Минэкономразвития назрели кадровые изменения. В частности, замминистра Максим Нефедов,вероятнее всего,не справляется с кураторством системы электронных закупок.

P . S . Продолжение следует… В следующей статье мы приоткроем завесу тайны и расскажем, кто именно стоит за системой ProZorro и частными электронными площадками, которые обирают государство на более чем полмиллиарда гривен в год. И почему такие чиновники, как г-н Нефедов всячески покрывают именно такую схему работы электронных аукционов.

0
Комментарии
6
4
Смешно
2
Интересно
0
Печально
13
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги