ГлавнаяБлоги

"Берем Харьков и Одессу": появилось продолжение скандальной прослушки советника Путина

71т

В сети появилось продолжения записи телефонных переговоров помощника президента России Сергея Глазьева, которые были записаны украинской контрразведкой 27, 28 февраля, 1, 2 и 3 марта 2014 года - в разгар оккупации Автономной Республики Крым.

Пленки были обнародованы в зале Оболонского суда, во время заседания по делу о госизмене Виктора Януковича. Стенограмму переговоров, опубликованную "Цензор.нет"

"Обозреватель" приводит полностью и без изменений.

Публикуемые разговоры были записаны 1 марта 2014 года. Этот день выглядит так: на украинском полуострове российские военные продолжают захватывать и блокировать отдельные части, военные и гражданские объекты; в Киеве сотни людей пикетируют посольство РФ, одиночные пикеты против войны в Украине проходят в Москве; и.о. президента Александр Турчинов назначает командующим Военно-морских Сил Украины Дениса Березовского, который уже на следующий день переходит на сторону России; группа людей с российскими флагами захватывает здание Харьковской облгосадминистрации, пророссийские активисты штурмуют здание Донецкой облгосадминистрации, повесили на нем российский флаг; сепаратистские митинги проходят одновременно в нескольких украинских городах; Сергей Аксенов, который назвал себя Председателем совета министров АРК, переподчиняет себе силовые структуры и обращается за помощью к президенту России Владимиру Путину.

И главное - 1 марта 2014 года вечером в Москве собирается внеочередное заседание Совета Федерации РФ, на котором сенаторы разрешают Путину использовать вооруженные силы России на территории Украины "до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране" (позже, кстати, журналисты издания “Лента.ру” в собственном расследовании докажут, что решение принималось с нарушениями регламента). Объясняя необходимость принятия такого решения, Путин говорит, что ему с просьбой ввести войска написал письмо Виктор Янукович, “легитимный Президент Украины”. Именно это письмо и является основным доказательством государственной измены, которую вменяет Генпрокуратура Украины беглому президенту.

Параллельно с этими событиями советник Путина Сергей Глазьев, который утверждает, что он занимается “вопросами Украины”, беседует по телефону с различными людьми - координирует сепаратистские акции в городах Украины.

Журналистам удалось определить, с кем именно говорил Глазьев и чьи имена и фамилии упоминались в беседах. В этих разговорах есть “герои” на любой вкус: священник, который с надеждой выясняет, введет ли Путин войска лишь в Крым или и в его родной город тоже, российский гражданин-организатор беспорядков в Одессе, одиозный байкер “Хирург”, личный друг Путина...

Дата: 1 марта 2014 года.

Собеседники: Сергей Глазьев, “Денис из Одессы”, “Кирилл”.

Предполагаемые упоминаемые личности (автор не утверждает, а предполагает, что именно об этих людях идет речь):

“Денис Яцюк” - представитель "Одесской дружины", принимавшей участие в событиях 2 мая в Одессе. Скрывался в Крыму и на Донбассе, его местонахождение на данный момент неизвестно.

“Кирилл Фролов” - православный активист, гражданин РФ, ранее в российских СМИ его называли пресс-секретарем “Союза православных граждан” и “научным сотрудником отдела Украины” Института стран СНГ, сооснователем которого является Константин Затулин.

“Марат” - неизвестно.

“Олег Марков” - младший брат пророссийского политика, экс-нардепа Игоря Маркова, бывший депутат Одесского городского совета от Партии регионов.

Денис: Сергей Юрьевич, добрый день. Меня Денис зовут. Я из Одессы. У нас есть люди, которые готовы в принципе действовать, но нам нужны какие-то конкретные, четкие, понятные рекомендации. Что, кто поддержит, будут ли у нас гарантии, что завтра не приедет сюда из Киева пару автобусов и не…

Глазьев: Значит, я могу сказать следующее. Во-первых, у нас сейчас Совет Федерации голосует, уже проголосовал Указ президента об использовании…

Денис: Знаем, знаем.

Глазьев: Знаете, да? Поэтому это очень серьезно, и вас поддержат, не волнуйтесь.

Денис: Понял.

Глазьев: Значит, второе. Нам очень важно, чтобы были обращения людей к Путину. Массовые обращения, непосредственно к нему, с просьбой защитить, к России и так далее. Третье. Это обращение у вас уже есть на митинге.

Денис: Да.

Глазьев: Значит, третий момент. Нам очень важны решения облсоветов. Поэтому важно, чтобы облсовет сейчас собрался. А для того, чтобы он собрался, нужно ему обеспечить, как сделали в Харькове. В Харькове вошли люди, выкинули там бендеровцев, нашли там склад боеприпасов (сейчас занимаются его обезвреживанием) и соберется облсовет и будет тоже обращаться к нашему президенту. Плюс - решение облсовета о том, что не признает легитимной киевскую власть, что эта власть преступная и т.д. Вот очень важный момент – взять облсовет, для того, чтобы дать...

Денис: Понял.

Глазьев: ...возможность депутатам прийти… Депутатам надо тоже сказать, объяснить, что они обязаны в этой ситуации прийти и проголосовать. Кто не пришел и не проголосовал, тот предатель, значит, бендеровец, фашист и т.д., со всеми последствиями. Они как народные депутаты должны взять на себя ответственность за ситуацию в Одесской области. Их избирал народ для того, чтобы они принимали решения. Поэтому нужно просто их… им так сказать внятно объяснить, что их обязанность прийти на облсовет и принять соответствующие решения. Параллельно, конечно, нужно защитить их от давления бендеровцев, там, и чтобы они были уверены, что так сказать, они в безопасной ситуации, надо соответственно брать все эти здания под контроль.

Денис: Я вас понял. Смотрите, значит. Первое, мы готовы к этому, но нам нужно понимать сроки. Сегодня мы сможем организовать. Есть ли время до завтра у нас?

Глазьев: Ну, теоретически есть. Но лучше, чтобы к завтрашнему утру все было сделано и облсовет, так сказать, уже был поставлен перед фактом.

Денис: Т.е. мы после занятия созываем сессию облсовета, правильно? Приглашаем депутатов и заставляем их голосовать.

Глазьев: Да. Да. Да. Вы их просто привозите. Так же, как делали эти. Если кто там колеблется – просто брать за шкирку и привозить.

Денис: Хорошо, я понял. Мы тогда собираемся на экстренное совещание.

Глазьев: Держите связь с … дайте Кириллу трубку, я ему скажу, с кем.

Денис: Сейчас, момент.

Кирилл: Да.

Глазьев: Алло. Кирилл, ты Марата знаешь?

Кирилл: Конечно.

Глазьев: Ты по всем вопросам координации держи связь с ним, ладно? Меня тоже, конечно, информируй, но в принципе он там взялся как бы помогать всей этой операции, так что… и Олег Марков вместе с ним находится.

Кирилл: Вместе с ним находится. Все, значит, всех ребят свожу с Маратом.

Глазьев: Да.

Кирилл: А вы ему можете сказать, чтобы он со мной на связи находился. Я ему сейчас буду звонить. Чтобы он ждал нашего звонка.

Глазьев: Да, я ему обязательно скажу.

Кирилл: Все, договорились.

Глазьев: Хорошо, пока.

***

Дата: 1 марта 2014 года.

Собеседники: Сергей Глазьев и “отец Андрей”. Похоже, что собеседник Глазьева - это сбежавший в Москву Андрей Новиков, протоиерей, который теперь является настоятелем храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах в Москве. До апреля 2014 года был секретарем Одесской епархии, клириком Одесского Успенского кафедрального собора.

Предполагаемые упоминаемые личности:

“Фролов” - Кирилл Фролов, православный активист, гражданин РФ, ранее в российских СМИ его называли пресс-секретарем “Союза православных граждан” и “научным сотрудником отдела Украины” Института стран СНГ, сооснователем которого является Константин Затулин.

Глазьев: Алло

Отец Андрей: Да, они ушли на телевидение, там Фролов пытается вернуть этих… боевую дружину туда. Чтобы хотя бы это сделать, вот.

Глазьев: Угу.

Отец Андрей: Но просто я вот скажу, что мои знакомые люди говорили сейчас во время митинга с мамой руководителя митинга, и она им говорит: “Вы что, моего сыночка посадят, тэ-тэ-тэ”. Ну вот у них, понимаете, ну вот, к сожалению...

Глазьев: Это все понятно. А чего они на телевидение пошли, для чего?

Отец Андрей: На телевидении выступать.

Глазьев: А, выступать? Ну, выступать это хорошо. Пускай выступают. Ну, т.е. митинг уже расходится, да?

Отец Андрей: Да, расходится. Но люди еще есть на площади. Ну, Фролов еще пытается что-то организовать. Скажите, а вот этот указ Путина, он касается всей же Украины? Там не написано, что только Крым?

Глазьев: Какой именно указ?

Отец Андрей: Ну, сейчас в Совете Федерации рассматривается - Путина представление “Об использовании войск Российской Федерации на территории Украины до наведения там общественно-конституционного порядка".

Глазьев: Ну... да, это касается всей Украины, конечно.

Отец Андрей: 224 вот.

Глазьев: Угу.

Отец Андрей: Спасибо.

***

Дата: 1 марта 2014 года.

Собеседники: Сергей Глазьев, Кирилл Фролов. Фролов - православный активист, гражданин РФ, ранее в российских СМИ его называли пресс-секретарем “Союза православных граждан” и “научным сотрудником отдела Украины” Института стран СНГ, сооснователем которого является Константин Затулин.

Предполагаемые упоминаемые личности:

“Антон” - Антон Давидченко, один из руководителей пророссийской организации “Одесская дружина”. Был задержан, стал сотрудничать со следствием, был осужден, получил условный срок, покинул Украину.

Неустановленный: Добрый день, слушаю вас.

Фролов: Сергей Юрьевич!

Неустановленный: Нет. А кто его спрашивает?

Фролов: Кирилл Фролов.

Неустановленный: Да, Кирилл.

Фролов: Значит, докладываю с митинга в Одессе.

Неустановленный: Где-где?

Фролов: В Одессе! В Одессе!

Неустановленный: Ага. Да-да, Кирилл. Сейчас. Секундочку. (Обращаясь к Глазьеву) Там звонит Кирилл Фролов из Одессы.

Глазьев: Алло.

Фролов: Сергей Юрьевич!

Глазьев: Да.

Фролов: Докладываю. Значит, народу было очень много, т.е. пишите 40, полная площадь. Значит, из этого Антона самое главное, он пригласил освободителей Верховного Совета Крыма освободить Одессу. Значит, блокпосты на въезде в Одесскую область. А резолюция у вас на ящике. Там все, что нужно, вставленное, только у вас написано, что это резолюция “Союза православных граждан”, а теперь там нужно дописать в заголовке, что это резолюция “Союза православных граждан и Народного веча Одессы”, чтобы… у меня нет доступа к Интернету, поэтому…

Глазьев: Ну, на моей почте этого нет пока. Вот я только открыл.

Фролов: Как нет? Я еще днем выслал. Только с другого адреса - “Валерий Русский”.

Глазьев: А, “Валерий” я вижу, да.

Фролов: Вот. И нужно дописать, что это резолюция Народного веча.

Глазьев: Хорошо, угу. Да.

Фролов: Дееспособные люди, чтобы (неразб.), мы завтра вылетаем в 17-30 в Москву. Срочно будем их к нам везти, вы же меня просили, я людей поднял.

Глазьев: Но там, во-первых, это все только начало процесса. Потому что пока не собрался облсовет и не принял необходимые решения о том, что он считает власть в Киеве нелегитимной и в соответствии с рекомендацией Харьковского съезда считает облс.

Фролов: Да. Они боятся и непонятно, соберутся ли на следующей неделе.

Глазьев: Так в том-то и дело, поэтому нельзя уходить. Надо забирать этот облсовет, собирать его в кучу и заставлять их принимать решение.

Фролов: Но для этого на один день должны прилететь несколько человек, чтобы четко получить инструкцию. Тем более, вы мне сказали: привози.

Глазьев: Слушай, я… ситуация же развивается, я тебе скажу. В Харькове взяли уже облсовет, в Донецке – взяли облсовет. Нужно брать облсовет и собирать депутатов там.

Фролов: Все, понял.

Глазьев: Областных. И не расходиться до этого. Все идет… если вы через неделю соберетесь, то там уже соберутся бендеровцы через неделю с милицией, и никого не пустят.

Фролов: Ну так… если завтра привезти людей на несколько часов. Утром их принимаете и они возвращаются назад.

Глазьев: Слушай, зачем им сейчас ехать? Им надо заходить в облсовет, собирать облсовет, принимать решение и потом сюда присылать гонца. Если нужно. Или мы туда пошлем людей.

Фролов: Все понял.

Глазьев: Не надо тянуть резину! Надо сейчас занимать.

Фролов: Знаю, понял.

Глазьев: Идти на решительные действия, так, как сделали в Харькове и в Донецке. Там уже облсоветы забрали наши ребята.

Фролов: Все, понял.

Глазьев: И здесь надо делать то же самое: заходить в облсовет и собирать депутатов.

Фролов: Понял. Понял.

Глазьев: Не надо расходиться! Надо идти дальше. А то – поговорили, разошлись. Кончится это поражением.

***

Дата: 1 марта 2014 года.

Время: 10:30

Собеседники: Сергей Глазьев, Константин Затулин. Затулин - Депутат Госдумы, основатель и руководитель негосударственной организации “Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ)”. Персоной нон-грата в Украине за пророссийские акции в Крыму был признан еще в 2006 году.

Предполагаемые упоминаемые личности:

“Хирург” - Александр Залдостанов, основатель и лидер российского байкерского клуба "Ночные волки". Называет себя “другом Путина”, получает правительственные гранты. Награжден медалью “За возвращение Крыма”.

“Куницын” - крымский политик, депутат Верховной Рады Украины нескольких созывов, на момент разговора уже несколько дней являлся постоянным представителем и. о. президента Украины Александра Турчинова в Крыму. Сейчас является народным депутатом Украины от Блока Петра Порошенко.

“Чалый” - Алексей Чалый, непубличный до оккупации бизнесмен. 23 февраля 2014 на пророссийском митинге в Севастополе огласил себя “народным мэром”. В оккупационных органах власти до 22 марта 2016 года возглавлял т.н. “Законодательное собрание Севастополя”. Его фирма “Таврида Электрик” продолжает работать в том числе и на материковой Украине.

“Васильев” - Александр Васильев, депутат Госдумы РФ, в те дни посещавший Крым.

“ВВ” - по всей видимости, речь идет о Президенте РФ Владимире Владимировиче Путине.

“Яныч” - Николай Азаров, за месяц до этого разговора был снят с должности премьер-министра Украины. Возглавлял Партию регионов. По данным открытых источников, живет в Москве. В Украине находится под следствием.

“Сирош” - Игорь Сирош, помощник руководителя Администрации Президента РФ, действительный государственный советник Российской Федерации 2 класса, бывший заместитель председателя “Комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России”.

Затулин: Да

Глазьев: Костя, привет!

Затулин: Привет!

Глазьев: Как там обстановка? Более-менее?

Затулин: Ну… кроме того, что я успешно заболел...

Глазьев: Угу.

Затулин: Ну, значит, я с утра еще только сейчас иду в штаб. Из того, что я там из открытых источников видел, что, знаешь, Аксенов там обратился.

Глазьев: Угу.

Затулин: Вот, я не очень понимаю, зачем они обращаются. Надо на самом деле обращаться или нет?

Глазьев: Нет, ну, если обратился, значит, надо. Ну, просто, смотри. Мне знаешь, какая идея пришла в голову?

Затулин: Ну?

Глазьев: Нам нужен свой Автомайдан сделать… Там этот Хирург к вам приехал уже? Он у меня был.

Затулин: Мы ...(неразборчиво)... с ним вечер провели, но он сегодня собирается уезжать, он там этот караван пытается какой-то провезти через восток Украины. Вот. Но какие-то у него застряли люди в Анапе. Вчера не принимал аэропорт, якобы 100 человек, которые там летели, их посадили в Анапе. Т.е. я так понимаю, что он сейчас должен попробовать их перебросить. Вот… я несколько ответов не имею. Вот сейчас хочу их получить.

Глазьев: Угу.

Затулин: Все-таки Куницын где находится? В Крыму или не в Крыму?

Глазьев: Нет, вроде как уехал из Крыма сейчас. В общем, сказал, что вроде он уехал из Крыма.

Затулин: Вот этот Куницын, конечно, больше всего…. поскольку, я так понимаю, в Киеве давал заверения, что он-то тут ситуацию знает, он местный и все остальное.

Глазьев: Угу.

Затулин: И поскольку у него тут не удалось реализовать, он как раз больше всего озлобился, т.е. от него эти все идут заявления, что Верховную Раду надо запустить, что вот назначение ментов произошло, он о нем декларировал. И т.д. и т.д. Ну, лишний раз как бы к характеристике орденоносца Российской Федерации.

Глазьев: Угу.

Затулин: Я не знаю, может.. Ну, я не знаю, есть такая форма: лишить награды?

Глазьев: Мммм. Ну, это есть, но это долго. Но попробуем.

Затулин: В принципе это просто как бы маленький штрих. Но это бы, мне кажется, как-то дополнительно украсило обстановку.

Глазьев: Угу.

Затулин: Значит, Чалый передал Васильеву, который тут был, вчера никак не мог вылететь обратно, передал там письмо на ВВ.

Глазьев: Угу.

Затулин: Основная идея письма, что надо, чтобы Янукович его назначил главой администрации.

Глазьев: Угу.

Затулин: Т.е. вот такая идея, да. Вот. Вчера я это специально сделал предметом обсуждения на общем сборе. Ну, категорически ни в коем случае нельзя Януковича запускать.

Глазьев: Сейчас я с Янычем увижусь, постараюсь с ним переговорить, может ли он взять на себя эту миссию.

Затулин: Вот, мне кажется, у него на самом деле эти планы не совсем твердые. И хоть он об этом и декларировал, на пресс-конференции на эту тему он ничего не говорил. Чтобы там не вышло осечки.

Глазьев: Угу.

Затулин: Я имею в виду, есть они у него эти планы или нет, в любом случае здесь Янукович не нужен, здесь просто восстание, если появится Янукович.

Глазьев: Костя, ну нам нужен сейчас до зарезу какой-нибудь свой Автомайдан, который поедет в ближайшую область. Байкеры для этого, мне кажется, самая лучшая основа.

Затулин: Ну, так и прекрасно, вот он же собственно это и собирается сделать, Хирург. Просто, единственное что..

Глазьев: Ну, Хирург у меня был, он организатор, конечно, еще тот. Я так думаю, что он, конечно, такой заводной, быстрый на подъем, но надо ж чтоб кто-то все организовывал.

Затулин: Это все понятно. Он вообще сегодня, так, во всяком случае, он говорил, собирался вечером обратно. Я собираюсь еще на воскресенье обратно, только ради того, чтобы в понедельник провести встречу в Москве и мне кажется, что в понедельник, надо в том числе и его подтянуть, и провести как бы вот то самое совещание по другим регионам. Надо посмотреть, сегодня ж там собираются шуметь, в Одессе.

Глазьев: Угу.

Затулин: Вот. Что там реально будет, насколько они вот… притом, что мы непосредственного оперативного никакого руководства не ведем, а просто их поддерживаем, там мы им выделили ...(неразборчиво) ...

Глазьев: Угу.

Затулин: Посмотрим, на что они способны сами. Смогут они что-либо или не смогут еще что-либо.

Глазьев: Угу, угу.

Затулин: Ну, и в Харькове как бы все время они говорили, что якобы вот готовы там на все, только давайте, давайте, давайте, помогите и мы тут все сделаем.

Глазьев: ...(неразборчиво) … ребят, но этого недостаточно.

Затулин: Да, мне кажется, недостаточно. Поэтому надо и обсудить, что у кого есть, какие реальные возможности.

Глазьев: Хорошо.

Затулин: Потому, что… в условиях, когда тут все внимание привлечено к Крыму, конечно, события в других областях, они, во-первых, разгрузят внимание и т.д. Мне вчера звонил Сирош, обещал там помощь прямо тут, но пока ничего не прибыло.

Глазьев: Ну, сейчас он рядом со мной, могу ему дать трубку.

Затулин: Да, ну, если может, пускай сделает, потому что пока одни только обещания. Со всех сторон.

Глазьев: (кому-то) Игорь! Костя с тобой

Сирош: Але, Кость

Затулин: Привет, Игорь! Ну, ты говорил, кто-то будет звонить.

Сирош: Приветик. Кость, ну мы сейчас к Сереже подъехали. Через часик я скажу, дам вот этот вот твой телефон, они к тебе подъедут.

Затулин: Ну, давай, хорошо. Давай.

Сирош: Давай.

***

Дата: 1 марта 2014 года.

Время: 21:50

Собеседники: Сергей Глазьев, Александр Залдостанов по прозвищу Хирург.

Предполагаемые упоминаемые личности:

“Венедиктов” - Алексей Венедиктов, главный редактор и совладелец радиостанции “Эхо Москвы”.

“Гусинский” - Владимир Гусинский, в прошлом российский медиа-магнат, политический эмигрант, выехал в 2000 году.

“Макушок” - Иван Макушок, помощник Сергея Глазьева.

“Зенькович” - Павел Зенькович, руководитель управления по общественным проектам Администрации президента РФ.

“Володин” - Вячеслав Володин, председатель Государственной думы РФ. До 2016 года, первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ.

“Иванов” - Сергей Иванов, на момент разговора был руководителем Администрации Президента РФ.

“Громов” - Алексей Громов, первый заместитель руководителя Администрации президента Российской Федерации, в прошлом пресс-секретарь Президента РФ.

“Цыбулин” - Андрей Цыбулин, начальник Управления пресс-службы и информации Президента РФ.

Хирург: Сергей Юрьевич, Сергей Юрьевич, это Хирург.

Глазьев: Да-да.

Хирург: Вы можете говорить?

Глазьев: Да, слушаю.

Хирург: У меня такая большая просьба. Не могли б вы сказать мне, завтра насколько важно мне вылетать? И вообще, от кого исходит инициатива вот этой вот колонны вокруг… вокруг… ну, по Москве, по Садовому кольцу в поддержку Севастополя. Это инициатива начальника или это инициатива не его?

Глазьев: Знаете, я этого просто не знаю. И узнать сейчас точно не смогу. С моей точки зрения, хорошая инициатива. Учитывая, что враги собираются нам ударить в спину и всяких придурков собирают на митинг там через “Эхо Москвы”, я думаю, что нам поддержка общественности завтра в Москве очень нужна. Но это мое мнение. Я этим не занимаюсь вопросом. Но я знаю, что Венедиктов там с утра до вечера по “Эхо Москвы” призывает людей выйти на улицы, чтобы выразить протест в отношении того, что мы, значит, вмешиваемся в дела Украины. Но это, это американский провокатор, понятное дело. Ему из Америки Гусинский сказал…

Хирург: Понятно. Это для меня все понятно. Сергей Юрьевич, я просто знаешь как… я запланировал это самое про доставку… я думал качнуть тему с доставкой гуманитарных грузов, отправить из Москвы и стартануть действительно колонной, красиво, с гуманитаркой. Из Москвы и Сталинграда одновременно. И пройти, как мы планировали через Керчь, заехав в города-герои. Понимаете? Допустим, Москва, стартует, Сталинград стартует, потом Новороссийск...

Глазьев: Подожди, слушай, я думаю, что это надо делать, мое мнение. Но я это не уполномочен согласовывать, но, я думаю, что это все будет поддержано. Надо делать.

Но, я думаю, через Керчь это делать не надо. У нас в Харькове сейчас вроде как своя власть появилась. Это нужно будет через Харьков, Днепропетровск, прямо по шоссе Москва-Симферополь двигаться.

Хирург: Ага.

Глазьев: У нас там ключевой город, ключевой город сейчас, которому нужна поддержка, – это Запорожье. Потому что без Запорожья Крым не выживет, он нежизнеспособен. Поэтому надо в Запорожье, максимально активизировать там народ ( Запорожье – родной город Глазьева. - Ред.).

Хирург: Ага. Ага. Ага. Хорошо. Тогда я прошу поддержки, чтобы просто было понятно, вот эта "Русская весна" - это проект Миши Попасного из Луганска. Наш пацан. Это он.

Глазьев: Нет, ну я смотрю по телевидению, это пошлО. Наша Россия-24 это подхватила.

Хирург: Ничего. Ничего не показывают, гады. Тоже пятая колонна, твари. Ничего не прислали. Прислали только… Ни колонны не показали, ничего не показали. Показали только штурм. Штурм показали, как заходят в харьковское… а как был проезд колонны от Луганска, как был заезд в этот, в Луганске, как все это была история...

Глазьев: У меня на связи с людьми, которые занимаются вопросами информационного освещения - Макушок Иван Викторович. Вы ему сейчас позвоните.

Хирург: А можно там телефон как-то мне, как-то смской, еще как-то дать мне телефон, чтоб…

Глазьев: Да, давайте продиктую.

Хирург: Не могу, не могу никого добиться...

Глазьев: Хорошо, сейчас. Можете записать: “Макушок Иван Викторович, отвечает за этот вопрос”.

Хирург: Ага. А можете мне его там это смсчкой отправить как-то, или кого-то попросить, чтобы мне смской? Потому что нет под рукой ручки.

Глазьев: Сейчас я вам сам смской отправлю, значит, звоните.

Хирург: Макушок, я понял. Значит, тогда, т.е. вот этот вот, тогда мне просто… Мне надо понимать сейчас тогда, вылетать ли мне завтра в Москву для того, чтобы в 14 часов там стартовать из Москвы, т.е. вести колонну или этого не делать. У меня проблема в чем? У меня задержали этот рейс, чартерный, на котором 100 человек “Ночных волков” летят, самых активных, летят сюда. Рейс задержали, т.е. его там из-за воздушного перекрытия воздушного пространства, они вот эти два дня кружили вокруг... там над… вначале не давали им вылететь из Москвы, потом не давали им приземлиться там в Анапе, потом это самое, в оконцовке они тут морем заходят в этот самый, в Севастополь. Это поэтому у меня…

Глазьев: Я не знаю, во-первых, вы вряд ли сейчас долетите, потому что там с воздушным пространством действительно проблема. Поэтому я не знаю, нужно ли вам сейчас ради этого лететь в Москву. Ну, не могу ничего посоветовать.

Хирург: Не, просто у меня остались там сейчас в Москве такие... все активные, все дееспособные – а у меня все сейчас в Судаке. Поэтому я там это.

Глазьев: У вас же должны быть какие-то заместители, так сказать. Люди, которые могут в ваше отсутствие организовать!

Хирург: Да нет, это можно, это можно. Я понял, я понял. Это я сейчас…

Глазьев: А насчет информационной поддержки Макушку звоните, ладно?

Хирург: Хорошо, тогда значит, Макушок.. А вот по поводу этого завтрашнего. Это если это все-таки инициатива, я все-таки хочу понимать, от кого она, от кого… если вы считаете это целесообразно именно завтра делать, именно завтра, да, потому что время на подготовку…

Глазьев: Поймите меня, вот я впервые об этом слышу, я вот не могу сказать, чья это инициатива, потому что я об этом вообще ничего не знаю.

Хирург: Мне кажется, просто за сутки мы не подготовим. Нормальной колонны не будет. Мы пёрднем в муку.

Глазьев: Кто вас попросил?!

Хирург: Зенькович, Паша.

Глазьев: Если Зенькович, значит, инициатива Володина. Раз Володина, значит, Иванова. Поэтому… Зенькович уполномочен это делать. Значит, считайте, что это инициатива Иванова, скорее всего.

Хирург: Угу… но вот это за ночь… Инициатива инициативой, бл#дь, ну надо ж еще реализовать эту инициативу!

Глазьев: Позвоните Зеньковичу, скажите все это. Но я-то…

Хирург: Да я ему сказал! Я с ним разговаривал, но я хотел от вас ваше мнение.

Глазьев: Поймите меня правильно. Линия Иванов-Володин-Зенькович – она вообще идет мимо меня.

Хирург: Я понял.

Глазьев: Я вообще не могу ни отменять их указания, ни комментировать. Это не мой вопрос. Мой вопрос - это отношения с Украиной.

Хирург: Да я совета, я просто, я понял, я просто совета спрашивал. Все.

Глазьев: Все советы - к Володину тогда, и к тому же Зеньковичу.

Хирург: Хорошо. Просто за сутки, я боюсь, что мы за сутки, точнее за ночь не сможем нормальную колонну организовать! Это будет дресня! Это будет пердеж в муку.

Глазьев: Но я не знаю. Я могу только догадываться, почему от вас это просят. Потому что вы знаете, президент… Совет Федерации просит президента применить силу. Через полчаса собирается Совет безопасности ООН. Значит, эти придурки с “Эха Москвы” собирают идиотов на Болотной площади! Я только могу так сказать, что нам нужно противостояние в Москве бендеровскому отребью, которое у нас тоже есть.

Хирург: Все, тогда ладно. Тогда ладно. Я включаюсь тогда.

Глазьев: Ну, давайте. Все. Хорошо.

Хирург: Дайте мне только тогда телефон этого вот этого, вот этого, вот этого… информационной поддержки.

Глазьев: Это мой сотрудник Макушок. Вы Зеньковичу тоже скажите про информационную поддержку, это в их епархии.

Хирург: Ну, ничего мне не дают, ничего мне не дают, ни хера! Только или дают мне телефоны, по которым я звоню, а в оконцовке они "да-да-да", а ничего не присылают. Корреспондентов нет. Людей минимум работают на Украине с камерами. Минимум! Понимаете? Мне сегодня просрали, просрали съемку с Луганска, вот от Попасной до Луганска вообще нет съемок. Вообще съемок нету. Понимаете? Показали только штурм в Харькове, бл#дь, это просто, бл#дь, какой-то уже, месяц, бл#дь, бьюсь, не выполняют. Дайте мне полномочия, чтобы они меня слушали, я не знаю, разрешите, чтобы затрещины я им выдавал, или что-то такое, но чтобы они делали, или дайте мы там будем, организуем...

Глазьев: Но…

Хирург: ...здесь организуем, этих, операторов.

Глазьев: Вы только правильно поймите. Не, вы только правильно поймите. Это другая… я же советник, у меня Макушок – это не тот человек, который принимает решения. Он просто может позвонить и сказать. Это по линии Громова Александра Алексеевича идет. Или Алексея Алексеевича. Это линия другая совсем у нас в администрации. Мы им тоже ничего дать не можем. Мы можем только их людям подсказать. Поэтому Макушок, вы ему голову только не сносите, потому что он не отвечает за принятие решения!

Хирург: Вот дали бы вы мне, вот, говорю, дали бы мне возможность, чтобы я сам мог камеры заказывать!

Глазьев:Цыбулин. Цы-бу-лин! Фамилия этого человека – Цы-бу-лин! В администрации президента.

Хирург: Это кто, этот Цыбулин? Что он делает?

Глазьев: Начальник управления. Начальник управления, которому подчиняются все СМИ.

Хирург: Ага. Цыбулин, Макушок.

Глазьев: Цыбулин! Макушок, он телефоны Цыбулина все даст.

Хирург: (кому-то) У вас нет ручки, а, ребят? Ручки нет? Дай, пожалуйста. Мне записать надо фамилии. Вот. Ага. Сейчас, подожди, поговорить. Бумажку дай мне. Записать быстренько. Какую-нибудь бумажку дай. Вот эту давай - хохлоденьги, давай. Хохлоденьги есть? Да. (в трубку) Значит как первое? Цыбулин, да?

Глазьев: Цы-бу-лин! Да.

Хирург: Цыбулин.

Глазьев: У меня его телефона нет. Вам Макушок скажет его телефоны и имя-отчество.

Хирург: Ага, Макушок. Макушка могу телефон записать, чтобы вам не париться. Какой?

Глазьев: +7-903-960-77-00.

Хирург: Два нуля, правильно?

Глазьев: Иван Викторович, да.

Хирург: Вы ему тогда скажите, что я позвоню хорошо, чтобы он там…

Глазьев: Да-да, сейчас я ему скажу, сейчас я его набираю.

Хирург: Тогда сейчас. И это самое... и как бы мне посмотреть возможность… возможно ли там, чтобы у меня самого, может быть, была служба вот эта вот оперативная по съемкам. Я готов сам.

Глазьев: Слушайте, но у вас же, вы зациклены на контакте с Белоусовым. Вы Белоусову звоните и пусть он бегает тоже. Белоусов, который с вами на связи.

Хирург: Какой Белоусов?

Глазьев: Ну ладно, звоните Макушку. Хорошо.

Хирург: Чтобы … ну, просто реальность такова, что сейчас ничего этого не делается.

Глазьев: Ну все, ну я уже это понял. Сейчас я набираю Макушка.

Хирург: Хорошо. Чтобы они там были это самое… а лучше было, чтоб я сам создал свою группу из операторов и из этих самых...

Глазьев: Ну, Цыбулин. Я при вас сейчас говорю с Макушком, сейчас, секундочку. (В сторону) Иван Викторович, мне Хирург звонит, который байкерами командует. Их там нигде не показывают, они кучу акций проводят. Вы на Цыбулина выйдите… состыкуйте его с Цыбулиным, а? Потому что это не наша так сказать сфера. Он вам сейчас будет звонить. (в трубку) Алло! Все. Звоните Матушку. Я ему дал указания.

Хирург: Все, хорошо. Все. Спасибо.

Дата: 1 марта 2014 года.

Время: 21:23

Собеседники: Сергей Глазьев, Константин Затулин.

Предполагаемые упоминаемые личности:

“Игорь Скажутин” - член бывшей партии Виктора Медведчука СДПУ (о), экс-нардеп Олег Царев называл его своим помощником, сам же Скажутин утверждал, что является начальником охраны Царева, когда был задержан с нелегальным оружием.

Глазьев: Алло, Костя,ты в Севастополе сейчас?

Затулин: Да, да.

Глазьев: Значит, смотри. Пришла такая информация, сейчас…

Затулин: Что-что? Да, я слушаю.

Глазьев: Значит, пришел приказ сейчас на Днепропетровск, там бригада ВДВ расположена украинская.

Затулин: Ну?

Глазьев: Пришел приказ им подниматься в воздух и лететь на Крым, видимо, перекрывать перешеек. Значит, солдаты, десантники, идти туда не хотят, сейчас наши ребята в Днепропетровске пытаются блокировать им выезд из части.

Затулин: А что за ребята?

Глазьев: ВДВ, воздушно-десантные войска Украины, дислоцированные в Днепропетровске, на улице Красноармейская, по-моему.

Затулин: Ага.

Глазьев: Значит, координатор там... запиши телефон парня, который занимается блокированием их, попыткой заблокировать.

Затулин: Я сейчас не могу записать. Сейчас, секунду, я за…. Сейчас. (в сторону) Есть куда записать? Можешь записать? (в трубку) Пишу.

Глазьев: +38-066-554-05-08. Второй телефон. +38-067-634-52-27. Его зовут Скажутин Игорь Григорьевич.

Затулин: Игорь Григорьевич, так?

Глазьев: Да. Значит, он сейчас с группой общественности пытается заблокировать выезд ВДВшников из военной части.

Затулин: Фамилия его как?

Глазьев: Скожутин.

Затулин: Скожухин?

Глазьев: Ско-жу-тин. Да.

Затулин: Скожутин. Хорошо. Ладно.

Глазьев: Значит, нужно чтобы сейчас они по армейской линии связались там с нашей службой, может быть. Я сейчас не могу никому там дозвониться для того, чтобы они в Днепропетровске людей бросили на перекрытие этой провокации. Этого, точнее, выезда.

Затулин: Хорошо.

Глазьев: Значит, потому что десантники воевать не хотят и выезжать никуда не хотят. Нужно, чтобы общественность их заблокировала. Алло?

Затулин: Хорошо. Я понял, понял, понял.

Глазьев: Ну, давай там. Подними их.

Как сообщал "Обозреватель", ранее стало известно, что в своих переговорах во время аннексии Крыма Затулин и Глазьев упоминают лидера организации "Украинский выбор", кума Путина Виктора Медведчука.

Читайте все новости по теме "Российско-украинский конфликт" на Обозревателе.

0
Комментарии
1
0
Смешно
0
Интересно
1
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги