Из жизни "сирых и убогих" экс-премьеров

88Читать новость на украинском

"Обозреватель" публикует четвертую статью экс-заместителя Генпрокурора, который принимал участие в расследовании дела Павла Лазаренко, - Николая Обихода из цикла "К американской саге Лазаренко. Что было 13 лет назад?". Читайте также первую , вторую, третью части цикла.

Правда о решении американского суда о деньгах Юлии Тимошенко

В 2012 году, накануне освобождения из американской тюрьмы, Павел Лазаренко заявляет о своей честной предпринимательской деятельности в 90-ые годы, позволившей ему накопить немного деньжат, которые (около 280 миллионов долларов) вот уже 7-ой год пытается в судебном порядке конфисковать у него правительство Соединенных Штатов. Прав ли экс-премьер?

Показанные выше баснословные суммы на многочисленных банковских счетах экс-премьера, спрятанные от собственного народа и налоговых служб, портят рисуемый им автопортрет честного коммерсанта, который, подобно легендарному Корейко, зарабатывает прилежным трудом свои миллионы почему-то (?!) в глубоком подполье.

Заглянув в декларации за 1996 и 1997 годы о доходах, обязательствах финансового характера и имущественном состоянии, сочиненных Павлом Ивановичем в эти годы в Украине, мы не обнаружим там у экс-премьера какие-либо следы предпринимательской деятельности, корпоративных прав и многомиллионных денежных активов. А они – эти денежные активы существуют, учитывая уже описанную грандиозную коллекцию банковских счетов в разных уголках планеты, достойную самого Рокфеллера или Ротшильда.

Согласно декларациям общий совокупный доход П.Лазаренко за 1996 год составил 9 397 гривен. Он состоит из заработной платы и других доходов в размере 8 230 гривен и материальной помощи от Верховной Рады на оздоровление в сумме 1 167 гривен. Общий совокупный доход экс-премьера за 1997 год вырос по сравнению с прошедшим годом и составил 10 386 гривен. В него входят заработная плата и другие доходы в размере 8 957 гривен и материальная помощь от Кабинета Министров на оздоровление в сумме 1 429 гривен.

Личной подписью Павла Ивановича в декларациях за эти годы утверждается, что из недвижимости он имеет в собственности только квартиру общей площадью 196 кв.м. в Днепропетровске. Кроме того, владеет легковым автомобилем ВАЗ-2106 с объемом двигателя 1 600 куб. см.

Никаких вкладов в банках, ценных бумаг и иных активов - декларирует "честный политик" Лазаренко - не имею. Не говоря уже о купленном вместе с Петром Кириченко в 1997 году банке "European Federal Credit Bank Limited" в Антигуа и Барбуда.

Огромную виллу в Калифорнии Лазаренко приобретает за 6 млн. 750 тыс. долларов несколько позже – в сентябре 1998 года на подконтрольную ему компанию "Dugsbery, Inc", президентом которой является все тот же верный Санчо Панса – Петр Кириченко.

Эта нечестная арифметика в исполнении экс-премьера дает основания Департаменту юстиции Соединенных Штатов Америки в своем иске в Федеральный окружной суд Федерального округа Колумбия по делу "США против активов Лазаренко" от 30 июня 2005 года – запомним эту дату – вполне справедливо указать:

"…Противореча этим огромным депозитам (см. вышеуказанные суммы на банковских счетах – Авт.)и несмотря на них, в 1997 году Лазаренко заявил народу и правительству Украины, что его совокупный доход за 1996 год составлял 9 397 гривен (национальная валюта Украины) или приблизительно 5 040 долл. США. В 1998 году Лазаренко заявил народу и правительству Украины, что его совокупный доход за 1997 год составлял 10 386 гривен или приблизительно 5 570 долл. США. В обеих декларациях о доходах Лазаренко также заявлял народу и правительству Украины, что не имеет никаких доходов от какой бы то ни было предпринимательской деятельности, а также не хранит никаких денег в каких-либо банках или финансовых учреждениях.

…Вместо того, чтобы раскрыть информацию об этих платежах и своих значительных денежных средствах, которые хранились в финансовых учреждениях, Лазаренко вместе с сообщниками предпринимал активные попытки скрыть перед государством тот факт, что он получал многомиллионные платежи от ведущих хозяйственную деятельность корпораций, а также контролировал банковские счета, на балансе которых находились многие миллионы долларов. Многие платежи в адрес Лазаренко, в частности те, которые поступали в результате махинаций, связанных с деятельностью компаний ЕЭСУ и ИТЕРА по поставкам газа, производились путем непрямых переводов через компании, находившиеся под контролем Кириченко, на счета номинальных компаний, контролируемых Лазаренко…".

Кто же эти таинственные сообщники Павла Лазаренко, предпринимавшие вместе с ним активные попытки скрыть перед украинским государством многомиллионные платежи действующему руководителю Правительства Украины, о которых говорят американцы?

Один из этих сообщников, вернее сообщница прямо названа в том же исковом заявлении Департамента юстиции США от 30.06.2005 года – президент украинской корпорации "ЕЭСУ" Юлия Тимошенко.

Ее декларации о доходах и активах не отличаются от деклараций Павла Лазаренко, что позволило третьему украинскому президенту Виктору Ющенко дать ей сочное прозвище – леди Бомж.

В Украине многие не знают об истинной сути этой фигуры, о тех далеких от законности изощренных махинациях, вдохновителем и мастером которых являлась в 90-ые годы бизнес-вумен Юлия Тимошенко.

А ведь виртуальный образ "белой и пушистой" Тимошенко, созданный усилиями политтехнологов для западного зрителя и давно культивируемый самой ЮВТ внутри страны, легко разрушается от одного соприкосновения с реальными фактами из жизни бывшей "газовой принцессы".

Страстная любовь Юлии Владимировны к российскому природному газу, сыгравшему такую роковую роль в ее нынешней судьбе, происходит из незабываемых 90-ых годов.

В 1995-97 годах 30-летняя Юлия Тимошенко, еще без косы и шлейфа уголовных дел, является президентом закрытого акционерного общества с иностранными инвестициями с интригующим названием "Промышленно-финансовая корпорация "Единые энергетические системы Украины", которое зарегистрировано в городе Днепропетровске, давшем отечеству много славных сограждан – от Брежнева до Лазаренко с Тимошенко. Одновременно она – президент коммерческого банка "Южкомбанк" в том же Днепропетровске.

С декабря 1994 года Юлия Тимошенко – соучредитель украинско-кипрского общества "Торговый дом "Босфор", которое в свою очередь является учредителем ООО "Химнафт". Это ООО с 9 ноября 1995 года до изменения 24 декабря 1996 года схемы управления и контроля над активами "ЕЭСУ" - владелец 50% акций в британской компании "UnitedEnergyInternationalLimited". Свою причастность к этой британской компании ООО "Химнафт" перед контролирующими и регистрационными органами в Украине не показывает.

Именно британская компания "UnitedEnergyInternationalLimited", о которой так много еще предстоит сказать, в середине 90-ых годов является основным учредителем корпорации "ЕЭСУ" с 85% ее акций.

Это – официальная, видимая для всех часть статуса Юлии Тимошенко в бизнесе 1990-ых.

В то же время существует и скрытая от посторонних глаз подноготная, связанная с реальным ее статусом в теневой экономике. Одновременно Тимошенко с 1992 года – совладелица оффшорных компаний "SomolliEnterprisesLimited" и "CorlanEnterprisesLimited", зарегистрированных соответственно на острове Кипр и на острове Мэн, а с января 1997 года вместе с мужем Александром и партнером Александром Гравцом – бенефициар траста "B.L.Trust" на острове Гернси.

Траст зарегистрирован на Гернси и через оффшорную компанию "BassingtonLimited" (место регистрации – Британские Виргинсие острова) с начала 1997 года в связи с изменением схемы управления и контроля над активами "ЕЭСУ" стал владельцем 90% акций британской компании "UnitedEnergyInternationalLimited".

Остальные15% компании"United Energy International Limited" принадлежатбританскойкомпании"Global Energy International Limited". Собственник последней – турок Сериф Эрджюмент Аксой, который является и формальным директором "UnitedEnergyInternationalLimited".

Эта иллюстративная картинка к вечному вопросу – кто был кто в суровом газовом бизнесе – по сегодняшний день упорно скрывается Юлией Владимировной.

Такой была Юлия Тимошенко на старте своей карьеры – в начале славных газовых дел. Впереди была полная успехов, взлетов и поражений, с избытком наполненная деньгами и адреналином жизнь, в конечно счете приведшая ее на нары тюремной камеры в Качановской колонии.

Еще в октябре 1997 года, уже после своей отставки, в интервью корреспонденту американской газеты "Новое русское слово" сам Лазаренко неосторожно признался: "…За мной стояла структура, равных которой на Украине нет, - Единые энергетические системы…".

Хотя за несколько месяцев до этого, будучи премьер-министром, публично заявлял: "…Я не имею и никогда не имел никаких связей с ЕЭСУ, и мои ближайшие родственники тоже…".

Вот только акценты в октябре 1997 года отставной премьер-министр расставил неправильно – телега оказалась впереди лошади. На самом деле Лазаренко стоял за этой структурой, а не наоборот.

Используя свои возможности первого вице-премьера, а затем премьер-министра, он обеспечил корпорации "ЕЭСУ" статус крупнейшего оптового поставщика российского газа украинским предприятиям и организациям, предоставив ей наиболее выгодный рынок сбыта среди регионов Украины. Оборот ЕЭСУ, по данным руководства корпорации, в 1996 году составил 11 миллиардов долларов.

Усилиями Павла Ивановича негосударственная коммерческая организация "ЕЭСУ", созданная всего лишь 24 ноября 1995 года, уже через несколько дней – 30 ноября 1995 года стала основным поставщиком российского природного газа в Украину.

Именно в этот день председатель правления АГ "Укргазпром" Борис Клюк по личному указанию Павла Лазаренко направил областным госадминистрациям и руководителям предприятий письмо №39-5319, что корпорация "ЕЭСУ" является собственником контракта на поставку в 1996 году российского природного газа в Украину в объемах до 20 млрд. куб. метров. И что "Укргазпром" подтверждает полномочия корпорации на заключение договоров на поставку газа украинским предприятиям и организациям.

Правда, корпорация "ЕЭСУ" на то время не имела контракта с РАО "Газпром" на поставку российского газа в Украину, но для ворвавшегося напролом в газовый рынок тандема Лазаренко-Тимошенко это не являлось существенной помехой.

Уже 22 декабря 1995 года по инициативе Павла Лазаренко Потановлением Кабинета Министров №1033 был утвержден порядок обеспечения природным газом народного хозяйства и населения в 1996 году по территориальному принципу. За корпорацией "ЕЭСУ" приказами Госкомнефтегазпрома Украины от 26 декабря 1995 года и 26 января 1996 года были закреплены Днепропетровская и Донецкая области, которые потребляли наиболее значительные объемы природного газа и выпускали самые крупные объемы ликвидной продукции, передаваемой по бартеру в обмен на использованный газ.

Итак, фундамент для свершения славных "газовых" дел был построен. Открывшиеся перед Лазаренко-Тимошенко неограниченные возможности можно сравнить только с известным постулатом о будущем построении коммунизма из Программы КПСС, принятой съездом этой почившей в бозе партии в 1961 году: "…все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип "от каждого – по способностям, каждому – по потребностям".

Они действительно открылись и полились широкой рекой иностранной валюты, но в отличие от так и не наступившего коммунистического будущего не каждому человеку по потребностям, а в глубокие карманы бывшего партийного функционера Павла Лазаренко и бывшей комсомольской богини Юлии Тимошенко.

Эти возможности были использованы Тимошенко путем применения ряда замысловатых схем для наживы хозяев "ЕЭСУ" и вывода за пределы Украины огромных валютных средств, полученных в Украине корпорацией от реализации российского природного газа украинским потребителям. Отдельные волны из этих финансовых потоков видны в уже вышеописанных поступлениях на тайные банковские счета Павла Лазаренко.

Подсчитано ревизией ГлавКРУ, что в 1996-97 годах под видом оплаты за российский природный газ корпорацией "ЕЭСУ" незаконно выведены за пределы Украины и, вместо расчетов с реальным поставщиком газа РАО "Газпром", перечислены на счета компании "UnitedEnergyInternationalLimited" 553 миллиона долларов США, 57 миллионов английских фунтов стерлингов, 11 миллионов немецких марок, 220 миллионов французских франков.

С российским же "Газпромом" корпорация "ЕЭСУ" в основном рассчитывалась различной продукцией украинских производителей по крайне выгодным для себя ценам, установление которых как в Украине (для "ЕЭСУ"), так и в России – (для "Газпрома") всецело зависело от специфических талантов Юлии Владимировны.

Одновременно документальной ревизией установлено, что в те же годы "ЕЭСУ" без оснований перечислила 348 миллионов долларов США, 44 миллиона английских фунтов стерлингов, 8 миллионов немецких марок еще одной тимошенковской оффшорной компании "CorlanEnterprisesLimited", зарегистрированной на острове Мэн, за продукцию, которая в Украину не поступила.

Частично эти средств были перечислены затем семейством Тимошенко на тайные банковские счета Павла Лазаренко за лоббирование интересов "ЕЭСУ".

Практически работал огромный финансовый насос под управлением Тимошенко, выкачивавший деньги из экономики Украины и банкротивший украинские предприятия, вынужденные в условиях административного и монопольного диктата со стороны тандема Лазаренко-Тимошенко отдавать за газ последние средства и свою продукцию по сверхвыгодным для "ЕЭСУ" ценам.

Народный депутат Украины Юрий Болдырев так рассказывает о "честном" газовом бизнесе Лазаренко и Тимошенко в бурные 90-ые годы – "…Тимошенко лично приезжала на заводы и вынуждала подписывать договоры с ЕЭСУ… Директора, потерявшие работу в 1995-1997 года, могут рассказать очень много интересного о сотрудничестве с ЕЭСУ и лично с Юлией Владимировной. Технология очень простая. Если руководитель не хотел подписывать договор на ее условиях, Тимошенко звонила Лазаренко и говорила: "Я сейчас в кабинете у такого-то, он не хочет подписывать". Павел Иванович тут же лично перезванивал директору и четко давал понять, какие будут последствия. Так и была сформирована коррупционная схема "посредничества" в газовой сфере, на которой были сколочены многомиллиардные состояния…" ("Гибель империи…", "Известия в Украине", 16.10.2011).

В 2001 году Генеральная прокуратура Украины предъявила Тимошенко официальное обвинение в даче в 1996 году Павлу Лазаренко за действия в интересах корпорации "ЕЭСУ" взяток в особо крупных размерах на общую сумму 86 миллионов 880 тысяч долларов США, которые перечислены с кипрских счетов ее компании "SomolliEnterprisesLimited" через посреднические счета оффшорных компаний Петра Кириченко на тайные счета премьер-министра в Швейцарии - "CARPO-53" и "NIHPRO" в женевских банках.

В американском же обвинении Павла Лазаренко присутствовал эпизод получения украинским премьер-министром не менее 84 миллионов долларов США от "SomolliEnterprisesLimited", не менее 65 миллионов долларов от "UnitedEnergyInternationalLimited" и не менее 13 миллионов долларов непосредственно от "ЕЭСУ" - всего на общую сумму около 162 миллионов долларов.

Этот эпизод квалифицировался прокурорами США как отмывание Павлом Лазаренко грязных денег, полученных путем мошенничества.

Американский уголовный суд при рассмотрении дела Лазаренко в судебном заседании, исходя из своих соображений, усомнился в обоснованности такой правовой оценки обвинением действий Лазаренко и исключил значительную часть эпизодов из его обвинения, в том числе эпизод с "ЕЭСУ" и другими фирмами Тимошенко – отмывание денег, полученных путем мошенничества.

Так, 25 августа 2006 года американский окружной суд в Сан-Франциско приговорил Павла Лазаренко к 108 месяцам тюремного заключения и штрафу в $10 млн. по эпизодам, связанным с отмыванием денег, полученных путем мошенничества от совхоза "Науковый" и путем вымогательства от Кириченко. 18 ноября 2009 года американский суд вынес окончательный вердикт, оставив в обвинительном приговоре Павлу Лазаренко эпизоды, связанные с вымогательством денег у Кириченко и их отмыванием, а также определив ему окончательный срок тюремного заключения – 97 месяцев.

Несколько ранее в ходе судебного процесса судья Майкл Дженкинс в решении от 7 мая 2004 года пришел к выводу:

"… Чтобы доказать мошенничество в сфере собственности в деле ЕЭСУ от правительства требовалось доказать, что Лазаренко имел конкретное намерение обмануть и при помощи обмана или обещаний в результате получить деньги или имущество… Правительство не смогло доказать элемент мошенничества в соответствии с законодательством… Судья Дженкинс также посчитал, что в отношении компаний "ЕЭСУ", "Сомолли", "Итера" и некоторых других обвинение " …не доказало элементов мошенничества… ".И – ни слова о взятках.

Почему так случилось?

Как известно, украинские прокуроры в своем деле не усматривали в действиях Лазаренко по получению денежных средств на его счета от руководителей "ЕЭСУ" элементы хищения или мошенничества – полагая, что все делалось по договоренности с дающей стороной.

Не предъявлялось ему в Украине обвинение и в соучастии в хищениях, якобы совершенных руководителями "ЕЭСУ" при операциях с российским природным газом, или в злоупотреблении при этом властью и служебным положением, причинившем материальный ущерб.

Ведь собранные на то время в Украине доказательства не давали оснований утверждать об этом.

Поэтому украинские прокуроры, в отличие от своих американских коллег, более точно и юридически правильно квалифицировали действия Павла Лазаренко в части получения денежных средств от руководителей "ЕЭСУ" через подконтрольные последним структуры.

Ему в Украине было выдвинуто обвинение в получении взяток за совершение с использованием служебного положения действий в интересах корпорации "ЕЭСУ" и ряд других обвинений, не связанных с "ЕЭСУ".

Американская Фемида, попытавшись разобраться в хитросплетениях украинских реалий и законодательства на газовом рынке Украины, фактически расписался в своем бессилии сделать это.

Будем справедливы и отметим, что и украинская прокуратура не нашла ни к маю 2004 года, ни к сегодняшнему дню оснований для предъявления Лазаренко обвинений в совершении хищений или причинении государству иных материальных убытков при лоббировании им интересов "ЕЭСУ". Вмененные ему в Украине факты хищений не относятся к "ЕЭСУ".

Думается, что это - результат пассивной работы ГПУ после завершения активного – "допискуновского" – этапа расследования.

Ведь следствие по делу Лазаренко-Тимошенко подобно яркой и активной вспышке в его начале – 1997-2002 г.г., и медленное, кому-то выгодное угасание - в 2003-ем и последующих годах.

Сегодня важно то, что американский суд, исключив из американского обвинения Лазаренко ряд эпизодов, в том числе по отмыванию денег, происходящих от "ЕЭСУ" и других субъектов, ни в коем случае при этом не опроверг реально существующие и правдивые факты (наличие счетов, движение денег на них, источники поступления), которые теперь фигурируют в иске США к Лазаренко о конфискации его капиталов, датированном 30.06.2005 г.

Именно это (счета, поступавшие на них платежи, источники платежей) пытаются сейчас скрыть в Украине от правовой оценки в соответствии с законом, манипулируя ссылками на решения американского суда, которых никто в Украине не видел и не знает.

Что же помешало американской юстиции в таком случае привлечь к суду Павла Лазаренко как украинское должностное лицо за получение взяток, в том числе от Тимошенко, располагая столь внушительными и доказанными фактами о наличии у него тайных банковских счетов и поступлении многомиллионных сумм на них – в основном от коммерческих структур и бизнесменов, которые зависели от его решений по службе?

Ведь и законами США установлена уголовная ответственность за получение взятки должностным лицом.

Она предусмотрена параграфом 201 "Взяточничество должностных лиц и свидетелей" Раздела 18 Кодекса США.

Причина кроется как раз в том, что Павел Лазаренко – украинское должностное лицо и его действия в этой части, если их квалифицировать как получение взятки, не подлежат юрисдикции американского суда.

К тому же, и украинское государство никогда официально не передавало США уголовное преследование Павла Ивановича за совершенные деяния, подпадающие под юрисдикцию Украины.

Так, Акт об иностранной коррупционной деятельности ("FCPA") - Раздел 15 Свода законов США, параграфы 78dd, 78dd-1, 78dd-2, не допускает судебного преследования в США иностранного государственного служащего за акты взяточничества, совершенные за пределами Соединенных Штатов.

Также в США в период 1992-1999 г.г. (охваченный обвинением Лазаренко в отмывании денег) законом не было предусмотрено взяточничество иностранных государственных служащих в другой стране в качестве преступления, деньги от которого являются предметом уголовно наказуемого отмывания – в отличие от совершенных за пределами США мошенничества и вымогательства, а также правонарушений, связанных с наркотиками, похищением людей, вооруженными ограблениями и т.д. (Закон Аннунцио-Уайли от 1992 года).

Только Антитеррористическим Актом США 2001 года взяточничество иностранного государственного служащего, совершенное за пределами США, признано преступлением, деньги от которого являются предметом уголовно наказуемого в США отмывания денег.

Но это стало нормой закона уже после завершения активного "собирательства" миллионов Павлом Лазаренко, а закон обратной силы не имеет.

Именно поэтому Лазаренко, боясь осуждения его американским судом за отмывание денег, полученных путем мошенничества и вымогательства (см. обвинение), перед началом процесса обращался к американскому суду с заявлением о том, что акты мошенничества и вымогательства, указанные в обвинении, должны толковаться как акты взяточничества.

Его не остановила даже опасность, что это может быть истолковано как признание получения взяток. Признание его правоты судом исключало бы привлечение его к уголовной ответственности в США за отмывание денег от мошенничества и вымогательства и одновременно он в силу Акта об иностранной коррупционной деятельности избегал бы привлечения американским судом к ответственности за взяточничество.

Вот чем объясняется равнодушие американских прокуроров и судей к отработке и на досудебном следствии, и в судебном процессе вопроса о привлечении Павла Лазаренко за получение взяток, в том числе от руководителей "ЕЭСУ".

Как уже отмечалось, исключение американским судом из обвинения Павла Лазаренко по уголовному делу ряда эпизодов, в том числе связанных с Юлией Тимошенко, никоим образом даже формально не устраняет правдивости и действительности изложенных властями США в гражданском имущественном иске фактов, а именно:

- о существовании названных личных и контролируемых Павлом Лазаренко банковских счетов;

- о прослеженных ФБР и американской прокуратурой перечислениях ему денежных средств в особо крупных размерах;

- об установленных и названных американской юстицией источниках поступления (компании, физические лица, их имена и фамилии) этих многомиллионных средств на счета Лазаренко.

Подчеркнем - в том числе о получении Павлом Лазаренко на свои счета, как это заявляют за своей подписью официальные и компетентные американские должностные лица, следующих сумм:

- в 1996 году – по меньшей мере, 84 000 000 долларов от компании Somolli Enterprises (подпункт "а" пункта 50);

- в 1996 году – по меньшей мере, 65 000 000 долларов от компании United Energy International Limited (UEIL) (подпункт "б" пункта 50);

- в 1997 году – по меньшей мере, 13 000 000 долларов от компании "Единые энергетические системы Украины" (ЕЭСУ) (подпункт "и" пункта 50 искового заявления).

Кто являлся тогда собственником и руководителем этих коммерческих структур – уже не секрет. Скрыть свою причастность к собственности и контролю над этими структурами Юлии Тимошенко уж никак не удается. Эта "страшная" тайна – также всем известный секрет полишинеля.

К тому же, не следует забывать и об указанном факте о получении Лазаренко в период между 1994 и 1998 годами, по меньшей мере, 42 млн. дол. США от компании L.I.T.A.T. Offshore, Limited.

Ведь компания Somolli Enterprises прямо на территории Украины перепродавала металлопродукцию комбината "Криворожсталь" кипрской компании L.I.T.A.T. Offshore, Limited или же поручала ей продавать эту продукцию за пределы Украины другим покупателям. Затем значительная часть полученных за эту продукцию денежных средств перечислялась компанией L.I.T.A.T. через оффшорные фирмы Петра Кириченко на личные счета Павла Лазаренко в швейцарских банках.

Подтверждает этот вывод еще один фрагмент из иска правительства США о конфискации активов Павла Лазаренко, который отражает позицию такого солидного учреждения как ФБР США в части изложенных в иске фактов относительно Лазаренко, Тимошенко и "ЕЭСУ".

Подчеркнем, что эта позиция ФБР заявлена уже после исключения в мае 2004 года американским судом эпизодов с деньгами "ЕЭСУ" из обвинения Лазаренко.

А именно - это заявление от ФБР датировано 25 мая 2005 года – через год после принятия американским судом решения об исключении из обвинения Павла Лазаренко "еэсушного" эпизода:

Специальный агент Дебра Лапревотт, уполномоченная на то от имени ФБР, подтвердила истинность фактов, изложенных в исковом заявлении о конфискации активов Лазаренко.

При этом спецагент Д.Лапревотт сослалась:"… Источниками моих знаний и информации и основаниями для моего мнения являются официальные дела и документы Соединенных Штатов Америки, информация, предоставленная мне другими сотрудниками правоохранительных органов, а также мое личное, вместе с другими, участие в расследовании этого дела в качестве специального агента Федерального бюро расследования Соединенных Штатов Америки. Настоящим свидетельствую и заявляю, под страхом наказания за умышленное представление заведомо ложных показаний, что все вышесказанное является истинным и верным.

Дата – 25.05.05. Подпись – Дебра Лапревотт, специальный агент Федеральное бюро расследования Соединенных Штатов Америки…".

Да и сам иск с изложением этих фактов подан от имени Правительства США в гражданский суд вне рамок уголовного дела 30 июня 2005 года – когда прошло более года после исключения американским уголовным судом в мае 2004 года из обвинения Лазаренко эпизодов, связанных с "ЕЭСУ" и, что о многом говорит, после потери Юлией Тимошенко статуса и ценности как лидера "оранжевой революции".

Итак, резюмируем:

Первое.Объем и суть обвинений Лазаренко по уголовным делам в Украине и США – разные, не идентичны и Лазаренко в Соединенных Штатах, в отличие от Украины, не обвинялся прокуратурой и ФБР в получении взяток, в том числе и по эпизоду, связанному с деятельностью "ЕЭСУ".

Второе.Американский суд исключил из обвинения Павла Лазаренко эпизод, связанный с "ЕЭСУ", который не является получением взятки и квалифицировался американскими обвинителями как отмывание денег, полученных путем мошенничества в связи с распределением природного газа в Украине.

Третье.Вопрос о взяточничестве Лазаренко американский суд не рассматривал (в этом он не обвинялся), а значит ни в коем случае не оправдывал ни руководителей "ЕЭСУ", ни Павла Лазаренко в даче и получении взяток - что на то время являлось обвинением только в украинском уголовном деле.

Четвертое.Американская юстиция и после исключения судом в мае 2004 года обвинения Павла Лазаренко в отмывании денег по эпизоду, связанному с "ЕЭСУ", подтвердила наличие у него тайных личных и контролируемых им банковских счетов и поступление на них нескольких сотен миллионов долларов США из разных источников, в том числе от коммерческих структур, которые контролировались руководителями "ЕЭСУ".

Прислушаемся к мнению бывшего председателя Верховного Суда Украины Виталия Бойко, участвовавшего в качестве эксперта со стороны защиты Лазаренко в американском судебном процессе, которое было озвучено еще в марте 2004 года:" …За відомим правилом його не можуть двічі судити за тими ж звинуваченнями… Звичайно, якщо американський суд визнає Лазаренка невинним,це не означає, що він амністує його за можливі інші злочини.Ніхто ж не дає гарантії, що за ним ще щось не водиться… "("Свобода", №9(190), 9-15.03.2004).

Экс-глава Верховного Суда Украины считает, что украинское законодательство – и это, по его мнению, нормально - позволяет и при наличии такого американского судебного решения возбуждать уголовные дела по возможным другим преступлениям, в случае участия в них Лазаренко.

Речь идет об ответственности за другие деяния в Украине, за которые установлена уголовная ответственность законами украинского государства, следовательно - и за получение взяток.

Таким образом, вопрос о взятках не снят ни в Америке, ни в Украине и актуален для обоих экс-премьеров Украины до сих пор.Закон суров, но он закон.

И это, безусловно, юрисдикция Украины, если она функционирует как Государство. С таким заявлением выступили в свое время даже адвокаты Павла Лазаренко:"…Парадокс, но по нашему законодательству за все преступления, которые совершены на территории Украины, надо отвечать в судах Украины. Это – независимость государства и ни одно государство не должно вмешиваться в чужую уголовно-судебную деятельность… "

("Виктор Чевгуз: Лазаренко в Украину не приедет",proUA.com, 13.95.2004).

Как бы этому ни противились заинтересованные силы, уголовное дело, возбужденное о получении взяток Павлом Лазаренко от руководителей корпорации "ЕЭСУ", должно быть доведено в Украине до завершения в соответствии с требованиями Закона. Если мы хотим быть восприняты в остальном мире как состоявшееся государство.

Попытки украинских государственных учреждений и их должностных лиц уклониться от принятия острых, но необходимых законных решений за юридическим туманом, который напущен вокруг уголовных дел, где фигурируют имена обоих бывших премьер-министров Украины, не красят нашу страну.

Так что решение калифорнийского судьи Мартина Дженкинса от 7 мая 2004 года касается только узкого фрагмента проблемы – а именно отмывания Павлом Ивановичем в пределах американской юрисдикции денег, полученных от "SomolliEnterprisesLimited", "UnitedEnergyInternationalLimited", "ЕЭСУ" и других субъектов, и отнюдь не значит, что Юлия Тимошенко и Павел Лазаренко выведены этим решением из под удара по поводу дачи и получения украинских взяток.

Как бы это многим и ни хотелось.

Вопрос о взяточничестве экс-премьеров требует отдельного судебного процесса в Украине над персонажами этой неприглядной истории о "сирых и убогих".

Продолжение следует

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги