Подпольная инаугурация Лукашенко как начало его ухода

Александр Лукашенко

Ответ на вопрос, почему Лукашенко столько тянул с инаугурацией и в итоге провёл её так, словно украл "булаву", позволяет кое-что понять в развитии Белоруской революции.

Формально ничто не мешало Лукашенко провести инаугурацию через два-три дня после голосования 9 августа, – "булава" лежала у него в сейфе, и никто её от него не прятал. Если очень хотелось бы поиграть в приличия, то можно было выдержать паузу дней семь-десять и провести процедуру. Но Лукашенко почему-то взял такую долгую пауз, что с 20-ого сентября возник вопрос, а он вообще собирается проводить инаугурацию? В эти же числа появился слух: инаугурация якобы назначена на 5 ноября, что получалось через двое суток после дня голосования в США. Это притом, что белорусский Центризбирком ещё в августе официально всех известил: инаугурация должна пройти в срок два месяца после дня голосования. То есть, до 9 октября. Законодательство формально не запрещает проводить её и позже, чем через два месяца. Его авторы вряд ли допускали мысли, что победитель выборов будет сам тормозить с инаугурацией или кто-то будет прятать от него "булаву" и оттягивать дату. Тем более, что закон молчит о ситуации, как быть, если с инаугурацией не уложились в срок. Что, считать выборы недействительными и проводить их заново, или как?

Затяжная пауза, взятая Лукашенко, и появление слуха об инаугурации 5 ноября вызывали ощущение: кто-то пытается создать такую ситуацию. Или сам Лукашенко не спешит брать булаву или её от него прячут. Вопреки слуху о 5 ноября Лукашенко 23 сентября всё-таки провёл инаугурацию подпольно с соблюдением основ конспирации. Никого из иностранцев на неё официально не пригласили. Даже "старших братьев", везде сующих свой длинный нос в поисках "русского интереса". Жителей Беларуси об инаугурации не только не известили, но и сделали всё возможное, чтобы они о ней узнали постфактум. Получилась такая себе "тайная вечеря" без трансляций по телевидению, радио и Ютубу.

Те, кто уже похоронил Белорусскую революцию и пишет панегирики о её уроках, могут утереть слёзы, – подпольность инаугурации яркий показатель того, что хозяева положения протестующие, а не Лукашенко, прячущийся от них. Тайная инаугурация – это нарушение всех канонов процедуры вступления в должность, которая должна проходить обязательно публично. Председатель колхоза должен быть представлен в качестве такого коллективу на общем собрании. Иначе он не председатель и колхоз не колхоз.

Вполне очевидно, что Лукашенко устроить себе подпольную инаугурацию вынудили два обстоятельства: сроки и неопределённость его статуса. Если со статусом ещё было терпимо и можно было говорить, что Лукашенко – это не столько фамилия, как должность, на которой и трудится Александр Григорьевич долгие годы, то сроки жали и порождали двусмысленность. Откладывание инаугурации можно было трактовать даже как признание Лукашенко того, что выборы он не выиграл, а сфальсифицировал. Поэтому пришлось под конец второго месяца после дня голосования организовать закрытую встречу Лукашенко с доверенными лицами и назвать всё это для проформы инаугурацией. По сути получилось расширенное заседание предвыборного штаба Лукашенко, на котором он всех поблагодарил за проделанную работу, сообщил, что считает себя победителем выборов и распустил штаб. Никто из собравшихся не возражал, поскольку "штабисты" устали и бесконечный Лукашенко со своими выборами им порядком тоже надоел. Всё, штаб распущен, всем "спасибо", и все свободны.

Теперь проблемы Лукашенко – это проблемы самого Лукашенко, а если кто хочет принять участие в их решении, то это уже по новому договору о найме или подряде. Предвыборного штаба у Лукашенко с 23 сентября официально уже нет, и начинается процедура передачи им полномочий президента такому неопределённому субъекту как "конституционная реформа". Та самая, о которой он заговорил после 9 августа в связи с протестами.

Теперь Лукашенко фактически начнёт и будет выполнять главное предвыборное обещание Тихановской – провести новые выборы через полгода. Вежливая революция по выходным продолжит ему об этом регулярно напоминать, а если он станет тормозить этот процесс, то получит всебелорусскую забастовку, которая всё ускорит. Ускорить такую забастовку может по глупости и сама команда Лукашенко, если решит по примеру Януковича закрыть метро и остановить транспорт, чем избавит революционеров от необходимости блокировать трассы.

Подпольная инаугурация Лукашенко – это стартовая точка для начала дискуссии о смене политической системы в Беларуси и выработке широкого соглашения по данной процедуре. Широкого, поскольку к согласию должны прийти не только Лукашенко и протестующие, но также условные партии реформаторов и консерваторов в политическом менеджменте страны. Отчасти это будет похоже на "круглый стол" польских коммунистов с "Солидарностью", и начать его теперь обязан Лукашенко как временно исполняющий обязанности президента, которые он сам возложил на себя подпольной инаугурацией. Если бы он её не устроил, то данный переговорный процесс пошёл бы в формате, близком к переговорам Майдана 2004-2005 гг., закончившихся не только третьим туром выборов, но и конституционной реформой с урезанием полномочий президента Украины.

Полномочия президенту Беларуси скоро тоже урежут, возможно введут парламентскую республику и досрочных президентских выборов не избежать. Так что, не стоит спешить хоронить Белорусскую революцию, как это начали делать некоторые российские политологи. Всё самое интересное только начинается. Революции – это процесс, и они не сводятся только ко взятию Бастилии. Ещё меньше они укладываются в примитив ленинских формулировок о них.

Поэтому в Кремле взгрустнули после подпольной инаугурации Лукашенко и не стали его поздравлять. Белорусская революция, как любая нормальная революция, дело не быстрое. Её внешний формат – переговоры о конституционной реформе, быстрыми тоже не будут. Новые президентские выборы раньше весны 2021 г. тоже вряд ли пройдут. Зато друг, партнёр и брат Лукашенко уже закрыл границу товарам из Польши и ЕС, чем принуждает Москву к выплате компенсации за такой удар по экономике и антизападный выбор. Подобно Асаду и Мадуро он тоже вешается на шею Кремлю, преданно смотрит в глаза и говорит: "За братскую любовь надо платить". Намекает, что уйдёт к Пекину, если денег не получит, и это в ситуации, когда денег и войск от Кремля для Армении срочно требуют Пашинян, а ещё "Грузинская мечта" и Медведчук с ОПЗЖ. Сказать ему: "Денег нет, но ты держись", в Кремле не могут, поскольку кроме Лукашенко никого политически солидного у них в Беларуси пока нет. Есть от чего грустить Кремлю и не поздравлять Лукашенко.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

БеларусьАлександр Лукашенко