Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Новости футбола

Игнатьев: "Мне импонирует "Барселона". Ч. 3

156

Почему в современном украинском футболе так нечасто появляются талантливые молодые игроки? Этот вопрос мы попытались обсудить в третьей части нашей беседы с помощником Юрия Семина в тренерском штабе киевского «Динамо», экс-наставником юношеских сборных СССР и национальной сборной России Борисом Игнатьевым.

Первую часть интервью с Игнатьевым - "Динамо" уже вышло из пике" – читайте здесь.

Вторая часть разговора - "В отличие от Венгера, нам сказать "Чемодан, вокзал, Россия" могут быстрее" – здесь.

- Борис Петрович, в свое время вы не согласились с мнением Лобановского о том, что в профессиональной команде он не собирался готовить, учить футболистов. По мнению Валерия Васильевича, людей, пришедших в команды мастеров, должны были обучить детские тренеры. Сейчас, оказавшись рядом с Юрием Семиным в шкуре Лобановского, вы готовы поменять свое мнение?

- Валерий Васильевич прав, что профессиональная команда, выдающая продукт на-гора, должна решать свои конкретные задачи. Точнее – давать результат. При этом тренеру главной команды всегда хочется, чтобы люди, пришедшие из низинки, имели конкретную подготовку. Они, по крайней мере, должны знать, что такое А и Б. В плане обучения главный тренер должен занимать второе или десятое место. Хотя реалии таковы, что большая группа тренеров должна постоянно держать руку на пульсе, подсказывать, учить, тренировать. Это необходимо делать. Но главное – выдать продукт. Надо обучить команду принципам командной игры исходя из своей идеи, выстроить тактические направления, рассказать, как она должна обыгрывать соперников и что нужно делать для того, чтобы не проиграть.

Васильич исходил из того, что у него задача такая же, как у «Милана», «Интера», «Барселоны», где собираются большие мастера. Он играл на уровне еврокубковых соперников, куда стекались все лучшие футболисты. Сегодня таких моментов нет. Приходят ребята, которых необходимо формировать, дорабатывать все то, что не делалось в детском футболе.

Недавно у нас состоялось совещание с селекционной группой, с руководителями школы. Наши тренеры, отвечающие за подготовку дубля и «Динамо-2», все вместе пришли к выводу, что все то, что делается в школе – есть незаконченное образование. У воспитанников нашей клубной ДЮСШ много недочетов. Когда они приходят на уровень дубля, тренерам приходится заниматься теми вещами, которые должны проделывать в школе. Мы много декларируем, но мало делаем с точки зрения повышения образовательного уровня. Потому я бы не стал критиковать за плохие результаты ни тренера дубля Александра Хацкевича, ни наставника «Динамо-2» Андрея Гусина. Результат – производное того, что у них нет достаточного количества высокообразованных в футбольном плане игроков.

Мы тысячу раз говорим, что все игроки с постсоветского пространства плохо играют головой. Но что делаем для того, чтобы играли лучше? Разве мы взяли какой-то регламентирующий документ, где написано, что каждая школа должна каждый день практиковать по тысяче ударов головой? Еще при Ленине говорили, что мы не умеем ударить левой ногой. И что? Каждый тренер рассказывает, как это делают за границей, но у себя этих вещей внедрить не может. Нужно выстроить систему. Это все равно, что я прихожу в школу и спрашиваю учителей, почему мой ребенок не знает таблицы умножения. Конечно, я спрошу учителей, чем они там занимаются.

Посмотрите на «Сток Сити», на то, как они играют вверху, отдают передачи. У них нет вычурности, нет вещей, которых у наших футболистов больше, но эта азбука присутствует. Видно, что школьное образование парни получили на 110 процентов, что у всех отлаженные передачи. И я уверен, что играть так они стали не сегодня, не после того, как пришли в команду, а пришли с таким образованием они со школы. Другое дело, что если человек получше, если в голове нет мешанины, он будет в «Манчестере», в «Арсенале» играть.

- В том-то и дело, что многие годы говорится, что «Динамо» нуждается в единой вертикали подготовки, по примеру «Барселоны»

- Жизнь подсказывает, что направление необходимо. Испанский футбол как раз по этому пути выстраивается. В позапрошлом году я был на семинаре тренеров в Варшаве. Там выступали представители испанских академий, тренеры сборных. Они как раз говорили, что должна быть генеральная ветвь, клубная философия. У них не только «Барселона», а все клубы готовятся именно так. Потому не стоит удивляться, что игрок, переходящий в Испании из молодежной команды в главную, сразу несет заряд только такого футбола. Не нечто аморфное – он конкретно играет в стиле, исповедуемом клубом. Причем это не философия главного тренера. Уйдет Гвардиола – система, направление останется. Как Йохан Кройфф указал путь, так его клуб и придерживается уже 20 лет. Философию формирует клуб. А тренер – наемный работник. Его подбирают, чтобы он выдал этот продукт на-гора. Не наоборот, чтобы он пришел и поломал все, что там наработано.

Вообще, в современном футболе существует два направления. Первое – тренер приходит, и покупает больших игроков. Так поступает «Челси» и «Реал». А есть направление барселонское. Мне лично оно интересней. Мне импонирует, когда школа работает в едином русле с первой командой.

- Удивительней всего, что в динамовских школах тренерами работают динамовские воспитанники. Они знают стиль и направление, сами прошли эту школу. Почему им не получается научить детей?

- Знать, играть и реализовывать – разные вещи. Есть люди, работавшие с Лобановским, игравшие в Англии. Умные, толковые люди. Но пропустить через себя все то, что давалось в тренировочном процессе они пока еще просто не успели. Но есть иная категория – люди, издавна готовившиеся стать тренерами. Они следили, что происходит, почему так, а не так, не просто в игре как в таковой, а в нюансах подготовки. Некоторым начинающим тренерам необходимо время на адаптацию. Таких – большая группа. Главное – четко выстроить направление, по которому нужно вести работу.

- Много проблем украинского юношеского футбола вскрыл последний чемпионат Европы среди молодежи. На нем. В частности. Провалились те, кого считали лидерами и потенциальными звездами – Евгений Коноплянка, Андрея Ярмоленко. Бывшим нападающий «Шахтера» Виктор Грачев связал неудачную игру Ярмоленко с наметившимся в конце сезона у «Динамо» спадом…

- Но ведь плохо на том чемпионате выглядел не только Ярмоленко! Все сыграли плохо. Это закон жанра молодых футболистов – они подвержены перепадам, у них эмоциональные, гормональные всплески, они сказываются на настроении перепада спортивной формы. Я читал, столько было критики в адрес этой команды. Но главная задача сборной Паши Яковенко – подготовить футболистов. Потому я не стал бы увязывать выступление «молодежки» с конечным результатом. Конечно, приятно попасть в восьмерку чемпионата Европы. Но восемь лучших команд континента имеют в обойме футболистов не хуже наших. На тот момент украинцы оказались не в лучшем состоянии.

Задача специалистов не говорить, как все плохо, а помочь разобраться, почему Ярмоленко, Ракицкий, Степаненко в том временном выглядели хуже, чем обычно. Нужно сделать так, чтобы эти парни побыстрее выползли из этой ситуации и были в команде Олега Блохина. Нельзя списывать причины неудачи исключительно на отношение футболистов, на то, что их испортили деньги. Сегодня Ярмоленко играет неплохо. Он что от денег отказался?

При всем уважении к Виктору Грачеву, завязывать командный результат на выступлении одного футболиста я бы не стал. Надо учитывать, что на Ярмоленко навалился тяжелый ком, который со всеми неустоявшимися моментами лег на него тяжелым грузом. Андрей сыграл много игр на высоком уровне, потому его спад не должен удивлять. Мы не знаем как готовилась сборная и не должны никого обвинять. Наверное, это объяснимо-прогнозируемые вещи. То же самое, как не может избежать спадов «Динамо». Они не должны быть глубокими, но физиологические спады объяснимы. Удерживать спортивную форму можно максимум три-четыре месяца, потом все равно будет спад. Важно предугадать этот спад и сделать все возможное, чтобы побыстрее из него вылезти.

- Вы готовы согласиться с Мироном Маркевичем, который говорит, что в Украине сейчас нет хороших футболистов?

- Не могу согласиться, что футболистов нет. Их мало, в каждой команде играют по четыре…

- Почему они раньше были, а сейчас исчезли?

- Поменялось отношение к процессу в работе детских и юношеских школ. Детям есть чем заниматься помимо футбола, соответственно в секции стало приходить меньше людей. Но главное – нет обучения. Еще в советское время я пристально смотрел, что происходит в украинском футболе. Если здесь есть игроки, значит что-то с советской сборной выиграем. Если их нет в Украине и в Москве – мы на юношеском уровне вряд ли на что-то можем претендовать. Раньше в Украине все было – школы, интернаты, качественное обучение, система отлажена. И во голове этой системы стояли люди, которые давали генеральное направление. Отсюда – столько мастеров.

- Говорят, что вы редко ошибались в молодых футболистах. Но недавно Александр Заваров сказал, что в 1977 году вы ему написали рецензию о профнепригодности...

- Читал и удивлялся. Как же я взял Сашу в сборную, если он «непригоден»? В тот год, если не ошибаюсь, видел Заварова один раз, потом сразу взял на отборочную игру в Румынию. Он забил гол, мы выиграли 1:0. По-моему, играли в Запорожье. Если Александру так кажется, я готов принести извинения. И перед собой извиниться, как я не мог разглядеть Заварова. Таких случаев у меня не было. У меня большая армия людей, проявивших себя потом в первых сборных СССР и России. Это без бахвальства. Про Заварова я мог сказать, что он слаб физически. Но того, что он мастер, большой игрок в плане индивидуальных проявлений не заметить не мог. К тому же я осторожный в высказываниях человек. Никогда не скажу, потому что не знаю, что завтра будет.

- Годы вас сделали более стойким к критике. Раньше вы ее болезненно воспринимали, сейчас, кажется, спокойно…

- На критику реагирую спокойно, но это не значит, что нет внутренней реакции. Если мне что-то сказали, и я знаю, что это правда, то думаю, как сделать по-другому. Я исхожу из того, что, наверное, этот человек хотел мне сделать добро, он говорит не просто, чтобы меня обидеть. Если мне говорят, что мы играем плохо, я должен сесть и сказать себе, что мы играем плохо. Потому что так говорят люди. Ведь говорят дилетанты. Мы – профессионалы, мы за это получаем деньги. Как и футболистов критикуют люди, которые платят за посещение матчей деньги. Точно так же платят, как в театре за созерцание спектакля. Но там они не кричат, что Соломин негодяй, пьяница или еще кто-то. Посмотри, а потом выскажи. Не хочешь высказывать – не приходи на следующую игру. Если футболист хочет, чтобы у него не было зрителей, тогда это одно дело. А если зрителей нет, тогда задумываешься, почему они не приходят.

- В одном из интервью российской прессе вы сказали, что сложность работы в Киеве еще и в том, что «здесь, не будем лукавить, Семин для многих иностранец, москаль»… - Где это я такое говорил? Такого даже подумать не могу. Я тут вообще не ощущаю себя москалем. Даже в России говорю, что когда политики воюют, все время идут противостояния между Москвой и Киевом, я все время ищу, как буду задействован в этой «войне» на обывательском уровне, где меня ущемят, где в какую дверь не пустят или где-то кто-то что-то скажет. Но такого никогда не было! Для себя сделал вывод, что все эти противостояния происходят где-то на уровне больших мужей. Убери завтра людей, которые это выстраивают, снова нас всех смешай, и обычный человек даже этого не почувствует.

В Киеве наоборот чувствую себя комфортно, мне интересно здесь работать. И главное – я работал во многих странах и там ощущал себя не своим. Не знал языка, обычаев, не умел выстраивать взаимоотношения. Здесь все также, как будто я переехал из Чертанова на Арбат. Испытываю кучу положительных эмоций, когда мы выигрываем, и отрицательные эмоции, когда мы играем, тьфу-тьфу-тьфу, вничью или «Рубину» проиграем…

Наши блоги