Топ-темы:

РПЦ аннексировала Киевскую церковь

Сегодня Синод Вселенского Патриарха признал незаконной аннексию Киевской митрополии Российской православной церковью в 1686 году. Подтвердив историческими документами. Важнейшее решение, и оно выходит далеко за пределы церковных сфер.

О том, что высшее киевское духовенство во главе с учеником Петра Могилы, митрополитом Сильвестром Косовым, достаточно холодно восприняло и сам факт, и содержание договора между Богданом Хмельницким и царем Алексеем Михайловичем, было известно. Они 30 лет потом сопротивлялись против подчинения Москве. Которое в итоге стало не дружественным мerger, а скорее, враждебным acquisition. Слишком разные были люди здесь и там. И по образованию, и по широте взглядов, и по ментальности, и даже по многим вопросам церковной жизни.

То, что восторжествовала истина, это хорошо. Но в связи с этим возникает и другой вопрос. А не посмотреть ли чуть глубже и на сам договор между Войском Запорожским и Россией в 1654 году. И вообще на контекст того времени. Не для того, чтоб что-то отменять. Хотя бы для того, чтобы наконец разобраться и поставить все точки над і. В общественном сознании. В целом списке непростых вопросов.

Что это был за договор и каким его представляла себе каждая сторона. Отстаивал ли Богдан Хмельницкий украинские вольности, или свою власть и привилегии шляхты. Был ли Иван Мазепа предателем и заслуживал ли он анафемы и т.д.

Ведь всё, что мы знаем о том времени, сформировано российским официозом на протяжении 300 лет, да десятком осторожных исторических трудов. Главные из которых написаны Бантышем-Каменским в 1822 году да Ригельманом в 1847. И только в начале 2000 началось серьёзное изучение того периода. Да и то не у нас, а в Петербургском университете. Татьяной Яковлевой-Таировой.

Кстати, интересный факт. Основным идеологом договора 1654 г. был Московский патриарх Никон. Зрелый 50-летний человек, опытный политик, он имел огромное влияние на молодого 25-летнего царя Алексея. В разработке документов даже не участвовали дьяки Посольского Приказа. Всё было настолько секретно. Кто знает, какие мысли зрели в его голове и какой Третий Рим он видел в своих мечтах. Но то, что он уже тогда думал не только о приращении земель, но и о расширении церковной власти, можно не сомневаться.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Поделиться в Facebook