Топ-темы:

Кто есть кто в "кремлевских башнях"

Кто есть кто в 'кремлевских башнях'

Кремль, Россия.

После "обнуления" конституции силовики решили, что страна отдана им на откуп: осуждение журналистки Светланы Прокопьевой за "оправдание терроризма". Арест и обвинение в "государственной измене" журналиста Ивана Сафронова. Обыски у издателя "Медиазоны" Петра Верзилова и муниципального депутата Юли Галяминой, в офисах "Открытой России" и МБХ Медиа. Требование прокурора посадить на 15 лет строгого режима главу карельского "Мемориала" Юрия Дмитриева. Арест и обвинение губернатора Хабаровского края Сергея Фургала в заказных убийствах, которые произошли 16 лет назад...

Перечисленные "дела", при всем разнообразии обвинений и кардинальной несхожести обвиняемых, объединяет то, что все они посыпались одно за другим сразу после "обнуления". Но силовики наткнулись не то, чтобы на протест, а недовольство своими действиями с самой неожиданной стороны.

Главный редактор RT Маргарита Симоньян в своем телеграмм-канале предстала просто ниспровергательницей основ режима, замахнулась на фундаментальные статьи УК РФ, на которых покоится путинизм, как Земля на трех китах.

"А кто читал статью "государственная измена"? Почитайте. По этой статье можно посадить длинный список отечественных журналистов. Редакцию "Медузы" и разных там проектов и бибисей - так вообще в полном составе. И в полном соответствии с законом", - заявила впавшая в кромешное вольтерьянство Симоньян.

А один из самых верных путинистов, "политолог" Марков спросил в эфире "Эхо Москвы" по делу Сафронова: "Если на него уже 7 томов дела, значит, его вели давно, тогда почему он был допущен спецслужбами к высшим государственным секретам на должность советника главы Роскосмоса? Если Сафронов уже с 2017 года сотрудничал с чешской разведкой, почему он был допущен в президентский пул, где мог очень много узнать, что очень интересно разведке США?"

С этой откровенно ревизионистской и уклонистской позицией Маргариты Симоньян и Сергея Маркова резко контрастирует твердокаменная линия, которую проводит в отношении "государственного изменника" Сафронова телеведущий Владимир Соловьев и его "эксперты". Суть этой линии предельно проста и до боли знакома: "Органы не ошибаются! Точка".

За этой, казалось бы, пустяковой разноголосицей в среде информационной обслуги путинского режима проглядывают весьма существенные вещи. Путинская вертикаль, которая и в лучшие свои годы не была монолитной и постоянно шла волнами из-за шебуршания бульдогов под кремлевскими коврами, после "обнуления" стала демонстрировать признаки расслоения. Некоторые бульдоги вылезли из-под ковров и принялись рычать друг на друга, изумляя отдельных представителей подведомственной популяции, непривычной к такому плюрализму.

Причинно-следственная цепочка, вызвавшая эту разноголосицу в державном хоре, вполне очевидна. Напуганный вирусом и трясущийся за свою жизнь, Путин заперся в бункере и устранился от борьбы с пандемией, отдав все на откуп главам регионов. У многих возникло ощущение, что "царь – ненастоящий!".

"Обнуление" сроков путинских полномочий, зарытое в гору многочисленных бессвязных поправок, заодно обрушило конституцию, а вместе с ней и право в России. Силовики сорвались с цепи и стали грызть всех подряд. Некоторые из кремлевской обслуги восприняли это, как потенциальную угрозу в свой адрес, и стали издавать протестующие звуки…

В 90-е при Борисе Ельцине в России сложилась медиа-политическая система, в которой медийные холдинги выполняли роль политических партий, а точнее, функцию информационных заточек, с помощью которых олигархи делили сферы влияния и собственность. ОРТ Березовского против холдинга Гусинского. Региональная медиа- империя Лужкова, открыто заявляющая о своих федеральных амбициях. Небезуспешные попытки ОНЭКСИМбанка создать свою медийную группу прикрытия. Можно сколько угодно (и в значительной степени справедливо) ругать тогдашнюю олигархическую модель СМИ, но в целом она обеспечивала плюрализм мнений и свободу слова, пусть и частичную.

При Путине свобода слова исчезла из федерального эфира, затаившись в интернете и в небольших СМИ, представляющих собой маленькие либеральные гетто. Но под коркой путинского единодушия не прекращалась грызня кланов, которую публицисты пафосно называют "войной кремлевских башен".

В путинской России, в отличие от России ельцинской, олигархическому клану ("кремлевской башне") совсем не обязательно обзаводиться собственным медийным прикрытием. Например, клан Ротенбергов не имеет медийных активов, что не мешает ему процветать и стремительно богатеть на фоне общего обнищания, используя главный ресурс в условиях путинской диктатуры – приближенность к телу диктатора. То же можно сказать и о Сечине, который вполне успешно пожирает одного за другим членов кабинета министров Медведева – сначала министра Улюкаева, затем министра Абызова – и это при том, что у Сечина нет прямо связанных с ним СМИ, а у Медведева есть.

Это прежде всего ИД "Коммерсантъ", владелец которого, металлургический магнат Алишер Усманов неоднократно демонстрировал личную преданность Медведеву в виде подарков стоимостью в десятки миллионов долларов: остров на Волге площадью 27 га, где Усманов оборудовал для личного пользования Медведева элитную базу отдыха "Лотос", обустройство которой обошлось в $63,5 млн., участок земли и особняк в элитном районе Рублевского шоссе и т.д.

Наиболее мощным частным медийным активом в сегодняшней России располагает клан Ковальчуков. В контролируемую этим кланом "Национальную медиа группу" (НМГ) входят Первый телеканал ("Россия"), где у НМГ блокирующий пакет 29 процентов, холдинг "Известия" (100 процентов у НМГ), телеканал РЕН ТВ (82 процента у НМГ) и Пятый канал (72,4 процента у НМГ). В этот перечень не входят многочисленные развлекательные медийные активы, не являющиеся политическими ресурсами.

Контрольным пакетом акций на медийном рынке России располагает государство. Самый мощный игрок на этом рынке – ВГТРК (гендиректор Добродеев), среди активов которого телеканалы "Россия-1", "Россия-24", радиостанции "Радио Россия", "Маяк", "Вести ФМ".

Если ВГТРК ведет информационную войну, главным образом, против мозгов россиян, то для влияния на умы других народов создано государственное агентство МИА "Россия сегодня" (гендиректор Дмитрий Киселев, главред Маргарита Симоньян). Их детища – многочисленные центры Sputnik, подобно раковым клеткам, расползлись по всему свету и усердно лгут на разных языках.

Путин начал создавать свою систему власти в 2000 году с уничтожения своего главного критика – телеканала НТВ. И со свойственной ему мелочной мстительностью создал на руинах старого НТВ отвратительную клоаку с тем же названием. Под влиянием аналогичных чувств красные безбожники устраивали в церквях общественные сортиры. В холдинг "Газпром-медиа", куда входит НТВ, отдано для присмотра и перевоспитания "Эхо Москвы" - единственный обломок медиа-империи Гусинского, оставленный в качестве отдушины для российских образованцев и ставший своеобразным либеральным гетто.

Общим знаменателем для всей государственной и связанной с государством части медийного поля России (а это свыше 90 процентов) являются лояльность Путину, признание справедливости оккупации Крыма и общая поддержка имперского курса. В других вопросах возможны разногласия, которые иногда проявляются в виде скандалов.

Имеющий рекордное эфирное время в холдинге ВГТРК Владимир Соловьев, по праву считающийся российским Юлиусом Штрейхером, постоянно кусает "Эхо Москвы", лично его главреда Венедиктова, а также ведущего передачу на Первом канале Владимира Познера. Те отвечают ему взаимностью. Маргарита Симоньян – желанная гостья и у Соловьева, и у Венедиктова. При этом невозможно представить себе Венедиктова в эфире у Соловьева, или Соловьева в эфире у Венедиктова.

"Разномыслие", приводящее к конфликтам под коркой путинизма, имеет несколько причин. Первая – извечное противостояние воров и кровопийц. "Ворам", в лице системных либералов и их небольшого ответвления – либеральной тусовки, группирующейся вокруг "Эха Москвы" и "Дождя", очень неприятно наблюдать, как то одного, то другого из их рядов "кровопийцы" волокут в узилище ради получения звездочек или отжима бизнеса. Кроме того, досаждают избыточные потоки ненависти, производимые бесчисленными ток-шоу, пещерное антизападничество и совсем уж лубочное продвижение России. Душа просит более тонкой рекламы – желательно без пятен крови. Той же Симоньян, вероятно, хотелось бы путинизма с человеческим лицом. Хотя бы потому, что его проще продвигать на Западе.

Идея путинизма без Путина, во главе с Медведевым, Кудриным или Собяниным – голубая мечта не только системных либералов, но и части либеральной тусовки "Эха" и "Дождя". Вполне возможно, что эту идею поддержат и владельцы "Национальной медиа группы", тесно связанные не только с Путиным, но и с Медведевым: сын Юрия Ковальчука, Борис Ковальчук служил помощником Медведева, отвечавшего за "Национальные проекты", когда тот еще был первым зампредом правительства России.

Совокупный медийный ресурс "воров", скорее всего, не уступает совокупному медийному ресурсу "кровопийц". Но верх все время берут "кровопийцы", оставляя "ворам" функции бухгалтеров и кассиров, поскольку сами "кровопийцы" арифметики не знают. Причина в патологической трусости системных либералов и либеральной тусовки. Причем, непонятно, кого они больше боятся – кремлевских кровопийц или собственного народа, которому им совершенно нечего предложить.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник:kasparov.ru
Поделиться в Facebook