УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Майдан на Дунае

Майдан на Дунае

Президентские выборы в Румынии стали очередной демонстрацией того, насколько Европа несправедлива к Украине. Кандидаты в президенты Румынии в полный рост пользовались украинским опытом избирательной борьбы, от черного пиара до отстаивания результатов голосования в суде. Они наглядно показали: пророссийский вектор развития будет актуален для Восточной Европы всегда. Румыны сохранили приверженность европейским идеалам и твердо сказали «нет» попыткам ревизии государственного курса. При этом остается непонятным, в чем Европа видит концептуальные отличия между Украиной и Румынией, принятой в ЕС в 2007 году.

Не раздражает ли вас, дорогие сограждане, откровенный снобизм ЕС?

Старая Европа вспоминает о нас в перерывах между партиями в гольф. Но при этом ЕС усиленно пытается убедить Украину в том, что сами украинцы не доросли до них, ибо не уверены до конца в своем европейском и евро-атлантическом выборе. Да и с приверженностью демократическим идеалам у украинцев туго, и с реформами глухо…

На фоне пустой болтовни ЕС Румыния откровенно порадовала. Порадовала своей демократической незрелостью, противостоянием парламента и президента, проявлениями «крайней» демократии, да в конце концов – тем, что будучи членом ЕС, голосует за кандидата в президенты, который призывает поменять политический вектор с евроатлантического, на Россию-Китай-Индию. А заодно порадовали президентские выборы в Румынии еще и тем, что румыны все же вовремя опомнились. Ведь эпатаж эпатажем, но так ведь можно и из ЕС вылететь, и в орбиту влияния заботливой России угодить! А ведь начинали вполне по-европейски: размеренно, томно, с уверенностью в том, что никому не придет в голову проводить ревизию многовековых румынских ценностей…

Утром 29 ноября 2009 года в Румынии открылись 21 тысяча 400 участков, и 18 миллионов румын, имеющих, согласно законодательству право голоса, изготовились опустить бюллетени в урны для голосования. Фаворитами президентской гонки политологи изначально называли троих политиков: действующего президента Траяна Бэсеску от Либерально-демократической партии, Мирчу Джоанэ от социал-демократов (возглавлявшего ранее МИД), и Крина Антонеску — выдвиженца Национал-либеральной партии Румынии. Согласно данным социологов, Бэсеску набирал около 33%, Джоанэ — 30%. А по конституции, если никто из кандидатов не набирает в первом туре 50% голосов, объявляется второй тур…

При этом президент Троян Бэсеску позиционировал себя как сторонник дальнейшей евроатлантической интеграции. Приоритетным курсом тогдашний (да и действительный, как в итоге вышло) президент считает дальнейшее укрепление сотрудничества со США и НАТО в вопросах безопасности на Балканах и в Каспийском регионе. Эти вопросы особенно актуальны для Румынии в связи с объявлением независимости Косова, а также с активизировавшимся диалогом по строительству Южного потока. Ведь проблемы сепаратизма и энергоресурсов не могут не волновать страну с мощными этническими окраинами и умирающей нефтяной промышленностью.

Главный оппонент действующего президента Мирча Джоанэ, напротив, считал и считает, что приоритетом для Румынии остается сотрудничество с Россией, Китаем и Индией. «Необходимо попробовать развивать торговые, экономические, инвестиционные отношения с теми, кто представляет силы XXI века», — неоднократно пояснял он избирателям.

Второй тур был очевиден и планировался на 6 декабря. Ну как тут не вспомнить об Украине 2004 года? Кроме того, гражданам Румынии предлагалось принять участие в референдуме о радикальной государственной реформе — сокращении почти вдвое числа парламентариев (раньше двухпалатный парламент страны кормил 469 депутатов). Это объясняет некоторую нервозность в стране накануне выборов. Дело в том, что Румыния входила в выборный период на пике острейшего политического и экономического кризиса. Вновь избранному президенту предстояло возобновить переговоры с Международным валютным фондом, чтобы оживить процесс получения займа в размере €20 млрд. В ноябре МВФ заявил, что замораживает передачу транша в €1,5 млрд до тех пор, пока в Румынии не будет сформирован новый кабинет министров.

Последнее не составило бы проблем, если бы 13 октября депутаты парламента Румынии не вынесли вотум недоверия правительству страны. За отставку кабинета премьера Эмиля Бока проголосовали 258, против — 176. Вот и получилось, дорогие читатели, что с октября 2009 года в Румынии фактически нет правительства, которое могло бы взять на себя ответственность за происходящее в стране. Если автор ошибается, поправьте его, но, по-моему, такие выборы в Украине уже имели место в 2007 году, когда вместо Кабмина в министерских креслах сидели и.о. министров, а оппозиция всю вину за спад экономики сваливала на президента… И в чем, спрашивается, тут отличие «незрелой» Украины от «скороспелой» Румынии, для которой нынешние президентские выборы стали первыми выборами после вступления в ЕС?

Кризис в стране начался с уходом сразу девяти министров, которые обвинили Бэсеску в планировании фальсификаций итогов выборов. Уже в начале ноября румынские депутаты отвергли предложенную президентом кандидатуру на пост премьера (Бэсеску предлагал экономиста Лучана Кароитору). Действия депутатов выдавали четкое желание перед самыми выборами переложить вину за экономический спад и кризис на президентские плечи. Естественно, что вслед за этим МВФ объявил о приостановке своей программы финансирования страны. Для Румынии, которая занимает вторую строчку в списке беднейших стран Евросоюза, уступая лишь Болгарии, это, безусловно, был удар.

Согласитесь, что Мирча Джоанэ был вправе рассчитывать на победу на фоне такого положения. Каково же было его разочарование, когда в первом туре выборов, 22 ноября, победу с незначительным преимуществом одержал действующий президент Румынии Траян Бэсеску, набрав 32,44% голосов, против 31,15% у основного соперника.

Явка избирателей составила 54,37%, а значит, перед оппозиционерами стояло два главных задания: во-первых, объединиться, чтобы не допустить продолжения внешнеполитического курса президента, а во-вторых, привести на участки почти 9 миллионов тех, кто не голосовал. Для сторонников пророссийского курса победа Бэсеску в первом туре стала холодным душем.

Естественно, что подготовка второго тура началась с острой политической борьбы — Мирча Джоанэ заключил политический союз с кандидатом Крином Антонеску от Национал-либеральной партии. Оппозиция серьезно подошла к объединению — в кучу сбились все политические (и даже национальные) силы, хоть сколько-нибудь заинтересованные в расшатывании существующего в Румынии государственного строя и политического курса. Коалицию поддержала одна из ведущих партий — Демократический союз Венгров Румынии (ДСВР), представляющая интересы венгерского национального меньшинства. Против действующего главы государства выразили готовность проголосовать и представители других 17 национальных меньшинств: русских-липован (староверов), сербов, армян, немцев, украинцев, турок, евреев и других, имеющих своих депутатов в парламенте.

В разгар борьбы коалиция оппозиционных партий пустила в ход даже черный PR. Ряд румынских СМИ распространили видео, на котором можно увидеть, как Троян Бэсеску во время своего предвыборного выступления нанес удар в лицо рядом стоящему подростку. Сфабрикованный ролик настолько возмутил общественность, что не выдержал даже один из политиков — А. Иураску. Он заявил: «…Я не являюсь членом Либерально-демократической партии, поэтому у меня нет причин поддерживать президента, но я не выдержал, когда увидел это видео. Я связался с советником президента и сообщил ему, что стоял в метре от мальчика и определенно запомнил бы подобный случай. Президент не бил ребенка». Картинка складывалась невеселая. С какого-то момента стало ясно, что оппозиция пойдет на все ради победы.

Давайте, уважаемые сограждане, на секунду представим себе, что могло случиться с Румынией, если бы Бэсеску проиграл… Для любого государства смертельно опасно, когда в оппозицию к действующей власти уходят представители национальных меньшинств — это ВСЕГДА пробуждает сепаратизм и грозит развалом государства. В случае победы на президентских выборах в Румынии оппозиция Украина получила бы на юго-западных кордонах очаг нестабильности.

Как известно, второй тур выборов в Румынии прошел 6 декабря. Сообщалось, что Траян Бэсеску получил 50,33% голосов, а один из лидер социал-демократов Мирча Джоанэ — 49,66%. Облегченный выдох Евросоюза, наверное, услышал весь мир, поскольку ранее предполагалось, что Джоанэ значительно опережает Бэсеску. Наблюдатели Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) поспешили положительно оценить проведение второго тура президентских выборов в Румынии – по их мнению, они прошли «в полном соответствии с приверженностью ОБСЕ и другими международными стандартами», при соблюдении фундаментальных политических свобод и при эффективной работе органов по проведению выборов.

Однако объявленный проигравшим на президентских выборах в Румынии Мирча Джоанэ обратился в конституционный суд страны с просьбой аннулировать результаты второго тура президентских выборов. Комментируя свою позицию, Джоанэ отметил, что у социал-демократов есть доказательства фальсификаций в ходе выборов. В частности, вице-председатель партии Ливиу Драгнеа заявил о «большом числе аннулированных голосов, массовом «электоральном туризме» и других нарушениях. Логика оппозиционера поражала простотой: «Я убежден, что доказательства, которыми мы располагаем и которые мы продолжаем получать, достаточны для того, чтобы позволить Конституционному суду принять прошение об аннулировании второго тура президентских выборов», — сказал Джоанэ после подачи ходатайства в суд. «Я выиграл эти выборы. Через два дня Конституционный суд решит, будем мы иметь пять лет режима мошенничества, лжи и манипуляций Бэсеску или у румын появится шанс повторно проголосовать», — сказал он.

Показательно, что оппозиционеры Румынии не стали страдать оригинальностью и сослались в своих выкладках на данные экзит-полов как наиболее показательные цифры своей поддержки среди избирателей. Заявление министров, ушедших в отставку еще в октябре, о том, что президент якобы намерен фальсифицировать результаты выборов, также должно было послужить подтверждением правоты Джоанэ. Все шло к логически простому выводу — если бы победила оппозиция, то выборы были бы «правильными», а поскольку оппозиция проиграла — выборы «фальсифицированы». Самое обидное в том, что все это происходило под носом у Европы, с ее хвалеными идеалами демократии и высокими избирательными стандартами. И ни один чиновник ЕС, ни один функционер ОБСЕ не обратил внимания на то, что румынская оппозиция пыталась заполучить победу любой ценой и действовала по украинским стандартам, которые в ЕС считаются неприемлемыми. В отчете ОБСЕ лишь скупо сказано, что действующий президент Румынии показан в СМИ в негативном свете. А между тем румынская оппозиция пыталась свести ситуацию к Майдану на Дунае!

Но Траян Бэсеску не пожелал отсиживаться в обороне и обвинил оппозицию в давлении на организации, проводившие экзит-полы.

Отметим, что и те, и другие заявления делались на массовых митингах, и участники президентской гонки явно намеревались привлечь к решению политических разногласий улицу.

Один Бог знает, сколько времени это могло бы еще продолжаться, и чем бы кончилось. Но и тут румынам сослужил добрую службу украинский опыт… Конституционный суд сработал профессионально. Уже после пересчета 137 тысяч голосов из более чем 138 тысяч аннулированных бюллетеней, стало ясно — результаты выборов останутся неизменными. Судьи подтвердили данные ЦИК, согласно которым Джоанэ набрал на 70 тысяч меньше голосов, чем Бэсеску. Таким образом, действующий румынский лидер получил право руководить страной на протяжении еще одного пятилетнего президентского срока.

Выборы в Румынии прошли. Страсти скоро улягутся. Румынский Майдан не состоялся, потому что у румынского народа хватило мудрости не отказаться от европейских ценностей.

Но в свете президентской гонки в Украине ряд вопросов связи с произошедшим остается открытым. Сделал ли ЕС выводы относительно того, какие страны и с какими проблемами он принял в число новых членов? Понимает ли Европа, что существенных отличий от Украины ни у Румынии, ни у еще более бедной Болгарии нет? Понятно ли европейцам, что применение Европой к Украине двойных стандартов уже порядком отвратило народ нашей страны от перспективы членства в ЕС?

И, наконец, понятно ли европейским аналитикам, насколько актуальным для Восточной Европы является пророссийский вектор политики?

Время покажет.

Майдан на Дунае
Майдан на Дунае
Майдан на Дунае
Майдан на Дунае
Майдан на Дунае
Майдан на Дунае
Майдан на Дунае