Владимир Филенко: «НСНУ — проект бизнесового и номенклатурного окружения Виктора Ющенко»

943
Владимир Филенко: «НСНУ — проект бизнесового и номенклатурного окружения Виктора Ющенко»

В команде нынешнего руководителя страны Владимир Филенко — не новичок. Долгое время он является одним из руководителей ПРП — партии, которая наряду с другими сформировала в 2002 году блок «Наша Украина». Филенко — один из «полевых командиров» Майдана. Длительное пребывание в «истинно оранжевой» обойме не искоренило в нем, тем не менее, способности критично оценивать себя самого и соратников со стороны. После кадрового дележа, особенно после разворачивания между ПРП и НСНУ дискуссии о праве владения брендом «Наша Украина», критичность эта заметно усилилась. Оценивая методы партийного строительства НСНУ, Филенко все чаще высказывается в духе старого анекдота: «Не мебель переставлять надо, а людей менять». Он открыто говорит: «Народный союз — предвыборный проект на 2006-ой, призванный обеспечить мандатами разного уровня конкретных лиц». «Полноценной единой партии из него так и не получилось и вряд ли уже получится», — резюмирует народный депутат, не скрывая: такое положение дел может самым неожиданным образом сказаться на форме участия ключевых политических сил в предстоящей парламентской кампании.

— Письмо Минюста, запрещающее ПРП называться «Нашей Украиной», лично вы считаете юридическим или все-таки политическим?

— Решение это, несомненно, сугубо политическое. Станем ли мы судиться, пока не решено. Так или иначе, НСНУ от приставки «Народный Союз» отказалась, но и мы к прежнему названию не возвращались. Еще в начале съезда («Нашей Украины», экс-ПРП. — Ред. ) делегаты это планировали, но после получения нехорошего письма от министра-юриста, конечно, передумали.

Видео дня

Послание Романа Зварича содержит в себе немало неточностей и некорректностей. Так, упоминается, будто бы изначально бренд принадлежал блоку «НУ». Однако, блок был проектом предвыборным, прекратил свое существование сразу по факту завершения кампании 2002-го; а Партия Реформы и Порядок — один из основателей «НУ», следовательно, имеет право минимум на десятую долю наследия. Приватной интеллектуальной собственностью название блока с множеством участников быть тоже не может. Тем более, переименовывались мы летом прошлого года, за восемь месяцев до регистрации НСНУ.

— Неужели Ющенко и Пинзеник не могли договориться по-хорошему?

— Договориться можно всегда, но для построения конструктивного диалога требуются политическая воля и культура у обеих сторон-участниц.

С чего все началось? В отстаивании идеи объединенной партии ПРП всегда была наиболее последовательна. Мы ведь в свое время возникли благодаря объединительным процессам! Да, к нам вливались демократическое крыло НДП, к которому принадлежали тогда и я, и Тарас Стецькив, и покойный ныне Александр Емец; позже — часть Демократической партии, Руха, Либеральной партии после того, как ее Щербань возглавил. То есть, политсила всегда базировалась на принципах консолидации, даже в программе записано: «Выступаем за объединение правоцентристских сил».

Последний год был очень напряженным: сначала — затяжная рубка в парламенте по поводу внесения изменений в Конституцию, тут же стартовала предвыборная кампания, затем — оранжевая революция, нежданный третий тур. Необходимость создания единой партии все осознавали, но было как-то не до этого. Спохватились после того, как сформировали новое правительство, распределили ключевые посты. Народ быстро смекнул, что до конца марта — граничного срока регистрации потенциальных участников кампании — всего ничего, меньше месяца. Причем больше остальных «засуетилась» беспартийная группа «Разом», которой срочно следовало отыскивать пути попадания в парламент пятого созыва. С этой целью и затеяли проект «Народного союза», куда всем было предложено быстренько вступать. При этом подразумевалось: ключевые места заранее распределены, и вопросы квот с вероятными союзниками обсуждать никто особо не намерен. Самое интересное: Ющенко этот политический проект одобрил, его смогли убедить в его правильности и целесообразности. Конечно, для ранее беспартийных бизнесменов это был наиболее приемлемый вариант. Мы же, справедливо считая себя членами команды, предлагали договариваться с учетом квотного интереса наших партий, каждая из которых имеет свои установки, задачи, парламентскую историю, избирателя, в конце концов. Переговоры вели, причем квоты оговаривались не только в избирательном списке для ВР, но и в президиуме партии, в руководящих органах на местах и т.д. Предлагали, как это делается во всем цивилизованном мире, создать единый устав, программу и уже на этой основе объединяться. На первом этапе мы даже подписали политический договор о сотрудничестве.

Единственное ответное предложение — вступайте на индивидуальной основе. Многие, кстати, так и сделали. Правда, немало ПРПистов, ушедших в НСНУ, быстро оттуда вернулись. Так что не сильно-то они нас к себе и хотели. Да и наши активисты, наблюдая за тем, что творится на местах, не очень- то рвались в новую партию, о чем прямо высказывались на региональных конференциях. Многих отпугивало появление в Народном Союзе персон весьма одиозных, попросту говоря — перекрашенных. Серьезная ошибка НСНУ в том, что изначально для потенциальных кандидатов не были поставлены определенные фильтры.

— А какими могут быть фильтры?

— Самое банальное, но тем не менее действенное — рекомендации. Одной-двух было бы вполне достаточно. Но существует также практика разработки специальных внутрипартийных инструкций с четкими критериями для новобранцев, в том числе касательно характера их предыдущей политической деятельности.

— Что, по-вашему, Народный союз «Наша Украина»: полноценная политическая партия или технологичный проект?

— Буду однозначен: это проект бизнесового и номенклатурного окружения Виктора Ющенко, рассчитанный ровно на одни выборы.

Впрочем, судить, мол, НСНУ плоха во всех отношениях, тоже нельзя. Несомненно, туда пришло немало искренних патриотов Майдана, сторонников лично Ющенко. Но, к сожалению, эти люди серьезного влияния иметь не будут — не та внутренняя конъюнктура. Все подстроено под возможность ключевых игроков попасть в 2006-ом в парламент; тем, кто рангом пониже — в областные и городские советы; ну а для отдельных товарищей — это шанс получить премьерское кресло.

— Вы сказали, что Ющенко «убедили в необходимости» создания НСНУ. Кому это под силу?

— Ну, касательно персоналий — могу только косвенно судить. Сам я не настолько приближен к Президенту: видел его в последний раз в парламенте, да и то издалека. Но, говоря об окружении Виктора Андреевича, следует четко разделять тех, кто формирует мнение его самого и — мнение о нем и его позиции у всех остальных. Это разные вещи. К первым относятся, как мне кажется, Порошенко, Третьяков, Ульянченко, брат и жена Ющенко, в определенной степени — Бессмертный и Мартыненко. Может быть, Зинченко.

— «Письмом четырех» была озвучена инициатива блокирования с НСНУ на выборах 2006-го. Обсуждался ли параллельно вопрос возможного квотирования?

— Нет, не обсуждался, за этой инициативой еще никаких конкретных договоренностей нет. Виктор Андреевич пока жестко стоял на позиции «блока трех», но места там предлагалось делить на четверых. По 25% НСНУ, БЮТ и НП, еще четверть списка оставить лично за Президентом. Но тут возникают некоторые неувязки. Допустим, тандему под силу взять около 200 мандатов. Раньше у Юлии Владимировны во фракции было 20 депутатов, станет 50 — и она выходит в плюсе. Но за что получит 50 тот же Литвин, в чем его заслуга? Фракция «Нашей Украины» состояла, напомню, из сотни народных депутатов, которые вместе прошли если и не все, то многое. С какой же стати им тесниться, сокращаясь вдвое? Логично ли? Этот торг, собственно, и расстроил всю перспективу.

— Если НСНУ ваши предложения примет, какое название получит блок?

— Вряд ли это будет именной блок Ющенко: новым профильным законом, точнее, поправками к нему, присвоение объединению имени человека, не являющегося его непосредственным участником, запрещено. Правда, Президентом документ еще не подписан… Думаю, ответ на столь щекотливый вопрос может дать только Конституционный Суд, но стоит ли затевать там очередную эпопею? Рассуждая с морально-этической точки зрения, честно говоря, слабо себе представляю, чтобы Виктор Андреевич взял бумагу, авторучку и написал в ЦИК заявление: «Я, Президент Украины, обязуюсь сложить свои полномочия в случае избрания меня народным депутатом».

— Почему же Бессмертный продолжает на этом настаивать?

— Это тот случай, когда отсутствие партийной идеологии провоцирует серьезные проблемы. Личностный ресурс самого Ющенко используется на полную катушку и, кроме этого, в НСНУ пока, к сожалению, ничего больше нет. Технологический подход верен: инерция Майдана по-прежнему сильна, авторитет Ющенко высок.

— А если НСНУ не примет вашего предложения, пойдет ли «четверка» на выборы самостоятельно, во главе с Юлией Тимошенко?

— Понимая, что вам бы хотелось уже сейчас услышать о четких конфигурациях, буду, однако, откровенен. На сегодня еще ни у кого в этой стране — от Президента и до рядового эксперта — нет однозначного понимания конфигураций блоков. На самом деле, окончательные решения будут приняты недели за две до старта кампании, а списки составляться — накануне граничного срока регистрации в ЦИКе. Так что сегодня можно говорить только о прогнозных, пунктиром намеченных тенденциях, чем, собственно, и займемся.

Нельзя исключать объединения всех «помаранчевых» политических сил в единую партию.. Теоретически возможность существует, но практически, по вышеизложенным причинам, она маловероятна. Второй вариант — «киевская тройка». Если список не возглавит Ющенко, то за лидерство получится небольшая стычка — очевидно, между Тимошенко и Литвином. Наверняка, Юлия Владимировна выиграет, иначе какой ей прок в это ввязываться? Третий вариант — расширенный формат с участием партий Президента, премьера и спикера, а также УНР, НРУ и ПРП. В любом случае, речь пойдет, прежде всего, о них, поскольку партии эти парламентские. Впрочем, в Верховной Раде представлены также политические силы Стретовича, Кармазина, Черновецкого, других наших единомышленников, чего также нельзя не учитывать. Если консолидации с НСНУ, БЮТ и НП не получится, те же ПРП, НРУ и УНР пойдут на выборы самостоятельно. Вероятность пуститься в «одиночное плавание» и объединить усилия именно в таком формате для них приблизительно равна. Но, возможно, четверка, сформировавшаяся перед съездом ПРП, останется верна себе, и тогда ее список действительно возглавит Юлия Владимировна.

Позволю также напомнить о весьма любопытной структуре под названием «ПОРА», добившейся-таки права участвовать в кампании. Ее союзничество — желанное подспорье для многих.

Отметьте: сейчас мы анализировали только правоцентристский спектр, а ведь в стане оппозиции ситуация отнюдь не лучше.

— Разве это как-то влияет на ваши планы?

— В определенной степени — да. Хотя у них там, конечно, своя кухня, пусть разбираются…. Просто важно понимать, что такие вот «разброды и шатания», ущерб от потери консолидации характерены сейчас для всего украинского политикума, а не только для отдельного его сегмента.

— У вас с оппозицией цель одинаковая — заполучить в парламенте большую часть мандатов. Может ли быть такое, что власть пойдет даже на ущербное для себя блокирование, лишь бы не допустить реванша бело-голубых?

— Это тоже осенью станет понятно. И не потому, что я говорить не хочу, но потому, что на сегодня неясно, кто же все-таки оппозиция. Те, кто волею судьбы оказались по ту сторону баррикад, к противостоянию с властью не приспособлены и уже ищут всевозможные методы возвращения на прежние позиции. Другое дело — их там теперь никто не ждет, и приходится от безысходности становиться оппозицией. Поскольку с противоположной стороны серьезной угрозы пока не исходит, власть может позволить себе несколько расслабиться, переключившись на внутренние «разборки».

— Если противоречия столь значительные, не проще было бы объединиться уже по факту попадания в ВР?

— Абсолютно верно. Я вообще удивляюсь, почему уже в этом парламенте не сформировано большинство, когда существуют для этого все объективные предпосылки. Наличие фиксированного ПБ — прямой интерес премьера и Президента. Функционируй оно уже сегодня — не получилось бы того беспредела, что творился вокруг принятия законов по ВТО. Лично мне надоело отстаивать интерес страны с помощью кулаков: не знаю, что должно случиться, чтобы я снова пошел в парламент, дракой «вытягивая» чьи-то недоработки. Считайте это официальным заявлением!

С технической точки зрения «сколотить» большинство несложно, сегодня туда бы не пришлось никого насильно загонять. Кто этому противиться — так это Литвин. Ему, почему-то кажется, что он, в таком случае, превратится в фигуру техническую, утратит монопольное право контролировать процессы, извлекая из этого определенные политические дивиденды. Но ведь не может огромная страна быть заложником выгоды одного лидера, даже если это спикер и даже если это Литвин. Верно?

Не понимаю, на что рассчитывает Юлия Владимировна. Да, «провести» бюджет, выступив с пламенной речью у нее получилось, депутаты поддались аргументам и очарованию, но такая практика не может иметь постоянный характер — большинство необходимо!

— После создания в правительстве чего-то наподобие партячейки НСНУ внутренний раскол во власти еще более усугубился; сторону Тимошенко приняли именно ПРПисты: Пинзеник, Терехин, Томенко…

— Да, так, собственно и есть. Беда в том, что управление государством часто происходит в обход Кабинета Министров. В РНБО, в бывшей АП желающих «порулить» страной немало. Разрубить гордиев узел возможно только посредством личного вмешательства Президента. При этом Виктору Андреевичу следовало бы занять максимально жесткую и однозначную позицию.

— Какова на сегодня реальная ситуация внутри ПРП? Вы уже подтвердили информацию, ранее озвученную Николаем Мартыненко: от вас, мол, с целью перехода в НСНУ откалываются целые организации…

— В четырех регионах действительно произошел массовый, но все же не стопроцентный отток, в частности: в Ровенской, Ивано-Франковской, Киевской областях и в самом Киеве. Конкретные цифры озвучить пока не могу: проводится внутренняя перерегистрация.

Объяснить это несложно: мы, в отличие от некоторых коллег, того же Юрия Костенко, например, в минувший год занимались прежде выборами и лишь затем партстроительством, а не наоборот. Так, семь областных штабов НУ возглавляли ПРПисты, пятеро из девяти замов Бессмертного в центральном штабе также имели билеты нашей политсилы. А Стецькив и Филенко, как известно, были техническими организаторами Майдана.

Возможно, выборами мы увлеклись себе же в ущерб, но сегодня ни о чем не жалеем, считая жертву оправданной. ПРП не занимается самоуспокоением, но приход людей в партию уже сейчас превышает отток. К нам стали внимательнее приглядываться, в частности, ввиду нежелания ассимилироваться НСНУ.

— На этапе главных кадровых назначений вас прогнозировали на должность харьковского губернатора. Что помешало занять это кресло и как складываются отношения с господином Аваковым?

— Кадровых предложений мне и раньше поступало немало. Так, в 2001 м, на выбор давалось руководствотремя областями — лишь бы вышел из «Украины без Кучмы». Это не говоря уже о том, сколько раз послом в разные хорошие страны отправить пытались. Но я всегда говорил: претендовать на посты стану лишь после того, как моя партия победит на выборах. Это случилось, и, посчитав, что есть в этом триумфе и моя доля, подал заявку на губернаторствование на Харьковщине. Решение далось непросто, были, конечно, сомнения: «Смогу ли?». Область выбрал не случайно: сам я харьковчанин, долгое время руководил там нашим штабом, имел сформированную команду, на поддержку которой можно опереться. В свое время Арсен Аваков пришел в нее с моей же подачи; он человек профессиональный, молодой, перспективный, — чего ж еще?

Многие в приемной у Ющенко просиживали, с протянутой рукой ходили. Но я так не делал, это не в моих принципах. Не скажу, что такой вердикт Президента меня не задел, но я в целом не в обиде. Драки за должность у нас с Арсеном Борисовичем не было, наоборот: я ему сейчас, как могу, помогаю, а он, в свою очередь, при формировании своей команды учел часть моих кадровых пожеланий. Позитив еще и в том, что в Харькове нет конфликта, как это часто случается, между губернатором и мэром, — там они едины.

А у меня работы на сегодня и без того немало: депутатство, партия… Теперь вот стал делиться опытом проведения мирных революций.

— Экспортировать демократию?

— Экспорт — это когда деньги дают на переворот, а «делиться опытом» — значит передавать умение организовывать протест. После Майдана, считайте, это моя интеллектуальная собственность, я с ней что хочу, то и делаю. И никакой Минюст меня за это не осудит!

Ксения ВАСИЛЕНКО, «День»

http://day.kyiv.ua/uk