Кирилл Галушко: Булгаков и Корнилов - близнецы-братья

Кирилл Галушко: Булгаков и Корнилов - близнецы-братья

Этот молодой киевский историк (почти 40 лет), преподаватель Института имени Драгоманова, стал известен совсем недавно после выхода своей необычной книги «Украинский национализм: ликбез для русских». Лично мне ее на последний день рождение подарили спецкорреспондент «Эха Москвы» и крестник Натальи Шухевич российский журналист Сакен Аймурзаев и Мустафа Найем. Книга вызвала неприятие, как украинской националистической среде, так и в пророссийски настроенных кругах Украины. Наш разговор с историком «Обозреватель» решил начать именно с нее.

- Вы написали книгу «Украинский национализм: ликбез для русских». Какую цель вы перед собой ставили: вызвать симпатию к украинским националистам у русских людей или наоборот – вызвать отвращение?

- Цель – очень проста. Понятие «национализм» у нас стереотипно воспринимается по советской схеме «чувства этнического превосходства» или ксенофобии. Поскольку у слова «нация» есть два значения – 1) этническое сообщество и 2) граждане государства (поэтому у нас Организация Объединенных Наций представляет государства, а не народы). Поскольку в наших паспортах нет графы «национальность», нам надо привыкать к существованию сообщества украинцев, которые отличаются этническим происхождением, языком, вероисповеданием и тд. Но у них есть одна общая страна. Я мыслил эту книгу как вызревший манифест украинского гражданского национализма. У этого сообщества людей есть свои национальные интересы, поскольку они заинтересованы в том, чтобы своими 45 миллионами жить несколько лучше, чем сейчас. Для этого необходим «внутренний диалог» по темам, которые дезинтегрируют наше сообщество: это темы истории и национализма. Не все так страшно, если научиться спокойно разговаривать друг с другом и использовать ученых, которые беспартийны.

Видео дня

Надо было просто пробежаться по цепочке украинских и российских мифов – от трипольцев до УПА и советского рая, и дать этому всему скептическую оценку с позиции науки и некоторой иронии. Поэтому книжка одинаково «обидна» и русским, и украинцам, если у них нет ощущения здравого смысла.

С этими темами несложно разобраться, если попробовать выйти за пределы партийной политики и обратиться просто к науке, которая за последние 40 лет в этой «национальной» тематике уже очень далеко ушла. Мой подход, что забавно, одинаково не нравится ВО «Свобода» Тягнибока и русским ура-патриотам.

Я - русскоязычный украинец, и не страдаю по обоим этим поводам, но считаю, что наше сообщество лишено доступной адекватной информации по национально-историческим сюжетам. Потому что для русскоязычных пишут, условно говоря «русские из России», а соотечественники украинские историки – нет. А нужен качественный отечественный продукт, не импорт российских душевных болезней (нам своих хватает). Мне как коренному киевлянину давно уже все равно, на каком языке что, но я склонен просто поднять планку требований выше. Я, как русскоязычный гражданин, хочу получать информацию об истории Украины еще и по-русски. И я при этом - патриот родной страны.

Я написал несколько книг по-украински и обогатил кое-где украинскую научную терминологию. А другие люди? Не историки? Им где брать корректную информацию? А я не хочу, чтобы русскоязычное сообщество Украины отдавалось на откуп идеям российского неоимпериализма, потому что придерживаюсь идей свободы (не путать со «Свободой»). Поэтому книга ориентирована в действительности не на «русских», а на образованного русскоязычного читателя в Украине, который способен отличить «агитку» от нормальной популяризации науки.

- Ну, что, книга пошла? Ее можно купить в Москве и Питере?

- Меньше чем за год при высокой цене в 110 грн. тираж в 2000 по Украине разошелся. Для нас по тематике это много и быстро. В книжных магазинах продавцы мне это описывали так: «отправлю-ка я это своим родственникам в Россию, а то им просто нечего украинского по-русски почитать. Хотя бы для ознакомления. А то одна пропаганда…». Теперь делается доиздание. В Россию издательство совершенно и не собиралось ее продавать. Поэтому с российских торрентов было около 40 тыс. скачиваний электронного варианта книги, но я, как вы догадываетесь, не могу утверждать, что это были именно русские люди...

- Какие отзывы о ней в России?

- Отзывы полярны. Я их собираю у себя на отдельной страничке в фейсбук в основном с критикой, т.к. слишком много тем и исторических сюжетов, и мне их надо поправлять, если где-то встречаются ошибки. Мне, конечно помогало около 20 коллег консультациями, но не все досмотришь… Автор-то один… Есть, конечно, просто полное невосприятие с русской и украинской стороны. Приведу примеры. (на самой страничке их прорва, все их оригиналы находятся через Гугл по цитате):

"В свое время украинская писательница и педагог Мария Гринченко (жена Бориса Гринченко) в одной из рецензий заметила: «Бывают книги, при чтении которых, прежде всего, возникает вопрос — кем нужно быть, чтобы написать такое? И действительно, сколько же наглости и зазнайства нужно иметь, чтобы пустить на свет Божий такую, с позволения сказать, «книгу». Кажется, эти слова вполне можно отнести и к сочинению г-на Галушко."

"Почав читати цю бридоту - мало не знудило. Якась неймовірно недолуга, безглузда, антиісторична писанина, що цілком складається з маячні, якої автор начитався по російських форумах."

"Такі люди як Галушко заздрять Україні бо у нас є історія, у нас є нація, у нас є самобутність, і такі люди служать країні Моксель."

"Да. прикольно, фундированный украинский националист Киррил Галушко не понравился тупоумным псевдо-украинским псевдо-патриотам. Маразма видимо у него мало, оттого не понятен."

"Многие эксперты традиционно убеждены, что русский язык для украинских националистов все равно что лингвистический и культурный оккупант. Мы же в извечно сером и озабоченном лике украинского национализма рассмотрели его несколько русифицированные очертания, увидели грозящие отсюда опасности. Украинский национализм радикального толка выходит на новый этап развития – теперь он пытается заручиться при «ориентации на военно-политический союз с Западом» поддержкой русских"

"Понятно. То есть эта книжонка рассчитана на полных идиотов и легко внушаемых людей. Её нужно издавать с грифом: В помощь помаранчевому агитатору"

Украинские националисты придумали новый подход – издают книги на русском языке для русских. Появилась книга некоего Галушко «Украинский национализм: ликбез для русских», в которой автор учит русскоязычных граждан исповедовать украинскую националистическую идею, поскольку они живут на Украине (Сайт русских общин Эстонии)

О НЕДОСТАТКАХ

1. Идейность - худший враг объективности. Факты очень часто притянуты за уши к уже готовым выводам.

2. Немалое количество фактических ошибок.

3. Часть укромифов развенчана, а часть старательно протащена и упакована - от угро-финского до мифа о дивизии "Галичина". Об этом могу потом написать поподробнее, сейчас времени не так много.

Тем не менее книга вполне может быть рекомендована для широкого круга читателей, свидомых и не очень...

P.S. Да, и это не ликбез для русских. Книга расчитана прежде всего на украинских читателей."

«Добавлю от себя.

На удивление грамотно написанный текст. Грамотный в первую очередь с научной точки зрения. Вторым неоспоримым достоинством есть стиль, лёгкость и доступность изложения. Также отсутствуют визги, сопли и прочие придыхания, которыми грешат многие типа-украинские "патриотические" издания (кои порождают сомнения и сеют подозрения - а кто заказчик сих шедевров, поскольку у многих украинцев вызвать могут только стыд).

В общем, строго рекомендуется к прочтению тем, кто действительно хочет разобраться в перипетиях украинско-российского исторического пространства и не заблудиться в идеологических измерениях.

ЗЫ

Ребята, дамы и джентльмены!

Не обращайте внимания на провокационное - до странности - оформление обложки. Под ней скрывается действительно достойный текст.»

-Вот вы, интеллигентный человек, что, на полном серьезе симпатизируете нацистам Бандере и Шухевичу?

- Я (как и современная общественная наука) трактую национализм как объективное нейтральное явление европейской истории с конца 18 века (до этого не было ни наций, ни национализма). Я тут не строю из себя самого умного: все давно банально и давно переведено и на русский, и на украинский.

Всякая идеология (что национализм, что марксизм), может в конкретных исторических примерах порождать как геноциды, так и движения сопротивления геноциду (де Голль был французским националистом, правда? Но противодействовал немецкому нацизму). Для украинцев их национализм был всего лишь идеей человеческого достоинства и права народа на самореализацию и сопротивление тирании, и поэтому у меня носителями украинского национализма являются и Шевченко, и Костомаров, и Бандера, и Донцов, и Грушевский, и Липинский.

Не было «украинской империи» и «великодержавного шовинизма». У украинского национализма много лиц и ипостасей, и не надо (вернее просто бессмысленно) его связывать исключительно с Западной Украиной. Донцова нам подарил Мелитополь, Скрыпник был из Ясиноватой под Донецком, «Украину» в националистическом понимании нам дал Харьковский университет в 1820-1830-х годах, когда еще не было киевского университета, а львовский был польским. Немецкие преподаватели принесли в Харьков идеи «отца восточноевропейского национализма» Гердера и этнографию, которая и привела к очерчиванию этнических границ региона.

Этническую карту Йозефа Шафарика 1840-х годов «Славянские земли» до сих почти невозможно поправить, по ней (не зная о том) учатся и кроят границы уже 170 лет. В ней и был очерчен ареал малороссов-русинов, которые вскорости назвали себя «украинцами». И «Украиной» стала вся та территория, где жили украинцы, точно также как тогда же «Германией» стала территория, где живут немцы, а «Италией» - где итальянцы. И вопрос о том, была ли Слобожанщина «исконно» частью Московского государства, просто терял всякий смысл. Критерии легитимности изменились. Это все становилось «Украиной».

Понятие «нацизма» в вашем вопросе требует определения. У нас люди любят спорить из-за понятий, смысл которых трактуют противоположно. Я как «ведущий специалист» писал статью «Нацизм» в академическую многотомную «Энциклопедию истории Украины» (кстати, и такие статьи, как «Нация украинская 1 и 2» и «Фашизм»), и на те же темы в «Социологическую энциклопедию». По формулировке вопроса очевидно, что для себя вы ответ уже знаете, и поэтому мне нет смысла спорить.

В мое определение исторического термина «нацизм» они не вписываются. Что до Шухевича: человек, который в безнадежных условиях провоевал со своей армией до своего конца и погиб с оружием в руках заслуживает с моей стороны только уважения. Меркантильным или трусом его уж точно не назовешь. Надежный боец. Что до его «нацизма» – поинтересуйтесь послевоенными расследованиями комиссии Ризенталя по поводу СС «Галичина» и т.д. Я еврейским историкам в этом плане склонен доверять. Прошмонали они «дивизийныкив» и оставили в покое как банальные фронтовые боевые части.

- Вот вы считаете серию издательства Folio «Проект Украина», в которой уже вышли книги Даниила Яневского, Владимира Корнилова о Донецко-Криворожской республике и Валерия Солдатенко о событиях на Украине времен Гражданской войны антиукраинской, т.е. ставящей перед собой цель доказать искусственность Украины. Почему?

- Они подают историю «украинского проекта» в отрыве от исторического контекста эпохи. Становление «Украины» или «украинской нации» как результата процессов 19 века и свежего образования начала 20 века нельзя понять и оценить, не показав ее в ряду подобных образований и аналогичных процессов. У этих процессов есть и периодизация, и более-менее единый стандарт самореализации «малых» или «негосударственных наций», и проявления. Есть еще, окромя хохлов, Чехия, Словакия, Хорватия, Белоруссия, Литва, Латвия, Эстония, Финляндия, в каком-то смысле Польша и Венгрия. Есть Кавказ.

И есть несколько классических исследований по теориям национализма и истории национальных проектов в Европе: Э.Хобсбаум, Х.Кон, Э.Геллнер, Б.Андерсен, Э.Смит, М.Грох и многие иные. Это - фундаментальные, классические исследования последних 40 лет. Украина – лишь часть процесса разрушения наднациональных (имперских) государственных образований. И принцип «историзма» требует не вырывать историческое явление из контекста, точно также, как и не стоит вырывать из контекста цитату.

Это обычно бывает некорректно. «Национальное самоопределение» в риторике 1917 г. американца Вильсона и русского Ленина не было случайной «магнитной бурей». Это было уже «общее место» новой реальности 20 века, и Украина просто стала объективной частью этой реальности. «Объективной» - в том смысле, что хочешь-не хочешь, а она есть. Социальный факт. И грустные итоги ДКР - всего лишь иллюстрация к этому факту. Нам может не нравиться Украина в каких-то своих проявлениях, но уж случайностью с точки зрения истории ее назвать сложно. И в этом смысле ДКР ей явно не конкурент. Я могу подержаться в Киеве за стену, которой почти 1000 лет. В Донецке, Харькове, Москве или Петербурге это вряд ли возможно.

Поэтому анекдотическая по содержанию книга Яневского не способна вообще по своему жанру дать какую-то оценку периоду (я уже писал – не буду повторяться), книга же Корнилова, несмотря на радикальное отличие (в хорошую сторону) в качестве от Яневского, видит ДКР не с колокольни, а из болота, опять же не оценивая свое любимое явление и объект исследования за пределами впечатлений местной прессы или интриг екатеринославских, киевских и харьковских большевиков. Ну – еще они перенесли свои интриги в Москву. Мелко! Я утрирую, но это близко к реальности книги. ДКР как феномен достойна системных обобщений, поэтому интереснейшее исследование Корнилова – это лишь подход к проблеме.

У автора этой книги региональный (а скорее все-таки русский) патриотизм и склонность к полемике сегодняшнего дня закрыли пути к оценке самого принципа формирования государственности в те годы (не только, опять же в России, и не столько в условиях гражданской войны), понятия «страны» и «региона», формирования границ и т.д. Не все ответы на вопросы бытия были даны в харьковских газетах «Южный край» и «Донецкий пролетарий», не все, – даже если прочитать все-все номера. Источниковая база книжки - прекрасная, но стала, увы, книга Владимира Корнилова случаем, когда автор так и не вышел за пределы мировосприятия своих источников. А сейчас не 1918 год. Что-то в мире изменилось, да и тогда не все поветрия ощущалось «на местах». Поэтому есть «история», а есть «краеведение». Тем более, что отражена в книге политическая позиция лишь части рабочих региона и местных большевиков. А это - лишь незначительная часть регионального сообщества. Вот-вот появится батька Махно…. А у него была мощь, а? Но хронологические рамки работы Корнилова Батьку очень удачно «вывели за скобки», несмотря на любовь автора к людям края. Очевидно, что все, что имеет отношение к селу региона или к Криворожской (не Донецкой) части ДКР ему несколько, что ли, чужды. Или неинтересны.

Что до творчества Солдатенко, то (опять же уже писал ), его интерпретации и оценки, будь он хоть трижды член-корреспондентом Академии наук, уже просто не вписываются в современный научный язык, и мне просто не хочется уделять этому время. Я этого всего наслушался до 1991 года, мне эти детские кошмары - ни к чему. Политинформация, партсобрание, программа «Время», журнал «Комуніст» и т.д. Жуть какая… Меня единственно радует, что современный студент или молодой человек просто не поймет его изложение. Увы, но у нас академические ученые слишком оторваны от своей аудитории (или вообще о ней ничего не знают), и могут просто не заметить, что времена изменились и люди тоже. Но о будущей книге Солдатенко, уж простите, – я ничего не скажу, так не мог ее читать. Это у меня пока – предварительная оценка.

Поэтому просто подбор изданий в серии Фолио выглядит тенденциозным. Яневский уж совсем не выглядит как показатель «толерантности издательства» и представления разных мнений. И то, что его книжки написаны по-украински, не делает их чем-то интересным. Выглядит как декорация. Честно, коллеги «по периоду» смеются: а историков, которые вот-прямо-сейчас-занимаются-наукой, а не журналистикой, кто-то там пропечатает? Бузина бузиной, одни «желтые» журналисты, политологи и пенсионеры-коммунисты. Жанр для пожилых комсомолок, любящих почитать в электричке по дороге на дачу…

- В школе изучают историю Украинской народной республики и Западноукраинской народной республики, а вот историю Донецко-Криворожской республики нет. Не считаете ли вы, что это неправильно, и что изучение этого государственного образования надо изучать?

- Школа воспитывает гражданина своей страны. Украина, как и большинство европейских государств – национальное, являющееся по правовым нормам результатом творчества титульной нации и всего «народа Украины» (читайте иногда Конституцию). Поэтому история Украины предполагает изучение: 1) истории украинцев в Украине и вовне; 2) истории населения современной территории Украины (сформировавшейся в силу ряда обстоятельств на 1954 г).

Современное украинское государство является продолжателем государственной традиции Русь-ВКЛ-Гетманщина-УНР/ЗУНР/Скоропадский и склонно изучать именно себя и именно в этом ключе. Советую взглянуть на школьную историю России: там тоже никто не изучает симулякры гражданской войны, например, Дальневосточную республику, хотя ее территория могла бы пол-Европы накрыть. И всякие эсеровские самарские сюжеты. И национальные образования. Ничего не напоминает? Если факт того, что «у нас - как в России» – для Вас значим, то в России на ДКР вообще б никто внимания не обратил. Такого добра было – ну просто офигеть. Вы вот «белочехов» куда денете? Их как надо изучать? Это история России или Чехословакии? А Чехословакии тоже уже нет.

С правовой точки зрения УНР просуществовала до 1992 года, поскольку имело правительство в эмиграции, передавшее полномочия потом Кравчуку, что-то подобное было с ЗУНР. Всяческих «государственных образований» в 1917-1920 было до черта. УНР, конечно, тоже не назовешь продуктом зрелого ума и гениев политики, но в отличие от ДКР УНР/ЗУНР/Скоропадский опираются на цепочку Русь-ВКЛ-Гетманщина (1000 лет), а не на начало индустриализации «Дикого Поля» между Екатеринославщиной и Областью Войска Донского (лет 10-20-30 на 1917). Всякое государство дает в школе истоки своей легитимности. У нас это – русинско-украинская государственная традиция. И она вполне симпатична. Во всяком случае, я ее могу пойти пощупать пальцем, проехав на метро в центр Города.

Поэтому ДКР просто, говоря терминологией картографов, «не выражается в масштабе данной карты». Если еще придется изучать все нюансы Махновщины, Цикуки, атамана Григорьева, Холодного Яра, Одесской республики, республики Таврида, Шулявской республики, то изучение 1917-1920 растянется в школе на две-три четверти. Это просто нереально, это и сейчас очень долго. Есть предмет «история родного края». Так в Киеве в школе Киев изучают, и в Донецке для Донецка этому ничто не мешает. Вы уж простите, но я готовлю абитуриентов к тестам и ориентируюсь в объемах. На всех официальных учебных картах ДКР есть, и в пробных заданиях к независимому тестированию (сами окончательные тесты не знаю, кто формирует) тоже бывает. Сам видел.

- Как вы, как историк, оцениваете пионерскую работу Корнилова о Донецко-Криворожской республике: что в ней положительного, а что отрицательного?

- Прекрасная, легко написанная книга, опирающаяся на солидную источниковую базу. Оценки и выводы автора склоняют к полемике, но он сам на нее, думаю, и рассчитывал. Книга могла бы быть по статусу академической монографией, но тогда пришлось бы испортить популярный стиль изложения. Я по своему опыту знаю, как сложно склонять коллег-историков к простоте стиля. Часто просто устаешь редактировать под научпоп. В этом плане тут все хорошо.

Однако меня смущает узкий регионализм «восприятия мира» и оценки темы, что делает феномен ДКР в книге более ярким, чем он был. В то-то время 2,5 месяца… В Киеве власть, по Булгакову, 13 раз менялась. Кто там у нас сегодня?... Аналогичных ДКР явлений было множество. Но я, конечно, склонен поддаться любви автора к Артему и родному краю; люблю душевные и искренние продукты. Но. Но пока его книга скорее в жанре «российского краеведения Украины». Перекос в ней очевиден: поскольку автор искренне не понимает, откуда взялась Украина в 1917 и 1991 годах, то он переоценивает свой предмет, не понимая, что ДКР и УНР все-таки явления разного порядка, разные у них «источники легитимности», как ему нравится ерничать.

Прикол в том, что самым легитимным образованием всей гражданской войны в России была не ДКР, не УНР, не Центральная Рада, а (не смеемся!) исполнительный орган последней Генеральный Секретариат, который получил от Временного правительства (перенявшего от государя власть) столь же «Временную инструкцию» и права на пять губерний. Просто больше никакой орган в/на/вовне Украины после погибели этого Временного правительства не имел вообще никаких полномочий от «легитимных» российских властей. В этом смысле даже сверхдержава СССР выглядит как порождение жалкой провокации и переворота в сравнении с киевским Генеральным Секретариатом, который состоял из популистов, студентов, мошенников и случайно затесавшихся наивных идеалистов. И главным правопреемником Российской государственности у нас оказывается глава оного Секретариата Винниченко? Сам не хочу.

Поэтому рассуждения о «нелегитимности» У.Ц.Рады у Корнилова – это так себе, романтические мечты о том, что украинский шахтер (он тогда был еще просто украинским селюком, ходившим в город на заработки) Юзовки «легитимнее» украинского студента «из Киева», произошедшего из того же села и ставшего членом У.Ц.Рады (их там прорва была, вьюношей). Самое смешное в книге Корнилова – это рассказ о том, что когда наступила безработица, и стало в городах региона нечего кушать, «шахтеры ушли в деревню». Я так понимаю, что они не завоевали ее с целью отобрать еду у сельских жадных жлобов, а просто вернулись к себе домой, к семье. «Нэма роботы у мисти…»

Не будем даже задумываться о питерских, московских, харьковских большевиках с их там СССРом. Поэтому сюжеты «легитимности» можно просто забыть, т.к. проблема не в пяти губерниях. Проблема в легитимности. А в любом российском учебном атласе малороссы были нарисованы не в пяти, а в девяти губерниях и «навырост» до 12. Обратимся к царской российской школе, или простите – гимназии? Она для нас – источник? Авторитет?

В.Корнилов много раз называет ДКР «совнархозом». Очевидно, что УНР - явно что-то большее, чем совнархоз. Иная идея, иной смысл, иные перспективы. Жлобам из У.Ц.Рады сама идея такая великая бы просто в голову не пришла. И хорошо! Потому как государства и нации из совнархозов не слепишь. И поэтому Советская Украина почти буквально воспроизводит своими пределами УНР; вероятно, что это - неслучайно, хотя УНР проиграла в гражданской войне. Видимо, не совсем проиграла. А ДКР мы по дороге потеряли ну вот совсем… Судьбоносности не хватило. Зато отыграется сейчас, - но поточную политику отложим.

Другой нюанс – со стороны науки и политики: очень сложно понять, почему любая власть должна «животно бояться» изучения темы ДКР (так пишет автор)? По-моему, эта тема была просто неинтересной долгое время, и если ее не подняли в Донецке «на знамя» борьбы с оранжевым Киевом, то это все-таки говорит о том, что даже местные профессиональные историки не испытывают по поводу ДКР чрезмерного исследовательского оргазма. Любят, хвалят, но не берут. Скушно. Индастриэл.

- Даниил Яневский доказывает, что так называемый Акт Злуки 22 января 1919 года между ЗУНР и УНР – это, в общем-то, туфта. Мало того, он сравнивает Симона Петлюру с Виктором Ющенко. Вы с ним согласны?

- Кучу актов 1917-1921 можно считать «туфтой», но юридические документы просто так не умирают. «Злука» была юридической формальностью де-факто, но де-юре была как факт. Акт был добровольным и чисто украинским с обеих сторон. «По взаимному согласию». Поэтому «туфта»- «туфтой», но «золотой сентябрь» 1939 тут проигрывает. «Мы объединялись», а не «нас объединяли». Как приписывает молва слова Сергею Михалкову, автору последнего (пока) российского гимна: «Слова, может, и говно, но слушать будете стоя».

Я человек не злой, но Ющенко я сравню с Петлюрой, только если он сделает что-нибудь полезное, например, совершит подвиг. Или его грохнет, как и Петлюру, чекист, и я начну жалеть его семью. Петлюра прошел свою войну, неоднозначен, не всегда мне приятен (я бы поставил на Болбочана в период Директории), но Петлюра был де-факто (не знаю как по характеру) много лет реальный «участник боевых действий». А Ющенко я в своей книжке, несмотря на любовь к Майдану, добрым словом не называю.

- Ваше отношение к Михаилу Булгакову и его «Белой гвардии» и пьесе «Дни Турбиных»? В свое время украинские писатели требовали у Сталина запретить эту пьесу. Вы с ними и их аргументами согласны?

- А Булгаков с Корниловым тут близнецы-братья. Прекрасный и любимый писатель, Булгаков просто не верил, что «существует жизнь за киевским МКАДом». Для него Киев висел как аэростат в воздухе России, в то время как его (Город) окружал иной, часто враждебный и непонятный мир. Но «тот мир» был и есть сейчас. И если Булгаков «украинцев» не понимал, то это его право. А Платон был по современным понятиям гей. Так что, это делает его плохим философом?

Просто Киев и тогда и сейчас содержал в себе множество параллельных реальностей. А то, что на четверть он в приличных слоях говорил на польском? А что на Подоле был сплошной идиш? Это отражено в «Белой гвардии»?

А Корнилов, душка донецкая (ну уж признаемся скорее донская), не знает, что за люди начинаются за «донецким МКАДом». И сколько бы он не тянул ДКР аж до Херсона, для него даже западная Екатеринославщина уже край неведомый и непостижимый. ДКР у него тоже висит в воздухе России, хотя привязана тупой географией к украинскому грунту. Поэтому историю ДКР нам еще копать и копать, но уже вне узкого социального слоя, поднятого на алтарь (все)народной любви Владимиром Корниловым. Но наш автор, признаемся, уже навеки вписан в череду медальных профилей классиков.