Украина обогнала Россию и Польшу: как электрокары завоевывают рынок

Алексей Рябчин

Рынок электротранспорта в Украине – это пример реализованных инноваций и технологических изменений. Очень быстро в стране появляются электрокары и динамично развивается зарядная инфраструктура. Что нужно сделать, чтобы сохранить эту тенденцию, а также о зеленых номерах электромобилей, водородных технологиях и проектах Tesla в Украине – в интервью OBOZREVATEL с заместителем министра энергетики и защиты окружающей среды Украины Алексеем Рябчиным.

Алексей, за какие сферы Вы отвечаете в Минекоенерго?

– Я – заместитель министра Алексея Оржеля по вопросам энергоэффективности во всех ее аспектах – энергетика, бизнес, предприятия, транспорт. Все, кроме зданий - этим занимается Минрегион. Также я занимаюсь инновациями, наукой и еще другими вопросами, что есть на стыке энергетики и защиты окружающей среды. Перед нашей командой стоит задача экологизировать энергетику, и энергоэффективность здесь является главным приоритетом.

Алексей Рябчин

Давайте начнем с энергоэффективности на транспорте, а именно с электромобилей. Это правда, что сейчас Украина входит в ТОП-10 стран мира по темпам развития электротранспорта?

– Это действительно так! Представьте себе, на сегодняшний день у нас больше электромобилей, чем в Польше и России вместе взятые. Год назад в Верховной Раде нам удалось найти правильный ответ на вопрос – что сначала: курица или яйцо? В нашем случае – приоритетнее – количество электромобилей или развитие инфраструктуры. Мы сначала стимулировали украинцев, чтобы они покупали электромобили, пользуясь льготами. Так, электротранспорт к нам приходит из-за границы, он не новый, однако его количество существенно увеличила спрос на зарядные станции. И здесь, главное, начался бум – талантливые украинские инженеры, айтишники были вовлечены в разработку украинского оборудования для зарядных устройств. У нас уже есть около 15 компаний, среди них – 5-6 лидеров, предлагающих лучшие решения, и их продукт уже покупают и в Европе, Азии, даже Африке. Очень интересно, это – чистый рынок, государство им совсем не помогает.

Если так, что нужно сделать, чтобы сохранить эту динамику?

– Есть задачи от министра Алексея Оржеля – наработать изменения, которые помогут упростить подключение зарядного инфраструктуры. Очень большие надежды на Закон о создании доступа к инфраструктуре зарядных станций для электромобилей. Он вступил в действие с 1 января 2020 года. Сейчас правительство заканчивает разработку определенных нормативных актов, по которым электромобили будут выделены в транспортном потоке, у них будут – зеленые номера. Что это даст? Вот, например, у вас есть электромобиль, с помощью мобильного приложения вы определили, где ближайшая свободная электрозаправка. Приезжаете, а на этом месте припарковался автомобиль с двигателем внутреннего сгорания. Во всем мире есть приоритет зарядной инфраструктуры – бензиновое авто может заправить за 5 минут, а электромобили – 20-60 минут, и, поверьте, водители электромобилей ценят свое время, так же и бизнесмены, развивающие сеть зарядных электрозаправок – из-за блокирования они теряют клиента и прибыль. А вот почему именно зеленые номера... Парковщикам и полицейским нужно как- то их различать. Для визуализации электрокаров мы рассматривали разные варианты. Думали даже о стикере, как в американской Калифорнии, но после консультаций с господином Владиславом Криклием, который тогда возглавлял Сервисный Центр МВД, а сейчас – министр инфраструктуры, решили все же остановиться на зеленых номерах. Я очень надеюсь, в марте-апреле будет готова вся нормативная база для реализации этого закона, пройдут определенные тендерные закупки для производства номеров и...

Скажите, а штрафы предусматриваются?

– Да, есть определенные штрафы, а также эвакуация. Надеюсь, что до этого не дойдет, у водителей будет развиваться самосознание. Штрафы предусмотрены, если заправка официально оформлена, то есть рядом должен стоять официальный дорожный знак государственного образца. Так определено в законе.

А по мировому опыту земля для нее должна быть официально отведена?

– Нет. О земле речь не идет. В Англии, например, монтируют электрозаправки в стойки электроопор, и землеотвода в таком случае там не нужно. В Украине будут изменены государственные строительные нормы (ГСН) по определению параметров обустройства машиномест и паркомест, то есть теперь зарядные станции должны быть официально оформлены – "здесь находится парковка для электромобилей и зарядных станций". И, поверьте, новый закон вовсе не означает, что завтра вас будут штрафовать. Нам надо внедрить регулирование электротранспорта и инфраструктуры. Технологии развиваются очень быстро, они стремительно бросают вызов государству. Что я имею в виду? Например – микромобильность. Вот у вас есть электросамокат. И вдруг – авария, кто-то пострадал, как надо рассматривать водителя электросамоката – как "быстрого пешехода" – и это административная ответственность и штраф. Или как транспортное средство – тогда это уголовное преступление и водителю грозит срок. Регулирования нет, – суды пока определяются не законами, а исходя из собственных выводов. И вот очень важно Верховной Раде внести изменения и разработать набор правил, который есть в Европе: каждый там бы нашел свое. Знаю, что такая работа уже ведется. Закон о зеленых номера – это первый шаг в разработке таких общих правил новых технологий на транспорте.

Алексей Рябчин

Алексей, скажите вы говорили о министерстве инфраструктуры – где зона ответственности вашего министерства, а какими вопросами в сфере электротранспорта занимается господин Криклий?

– Основная задача ведомства господина Криклия – это развитие критической инфраструктуры в сфере электротранспорта, а наша задача – упрощения процедуры присоединения, поставки электроэнергии, рыночное регулирование. Потребление электромобилями электроэнергии ночью – крайне положительное явление для энергосистемы. В нас нет конкуренции, а есть синергия в решение многих вопросов. Вот недавно наши министры (Алексей Оржель и Владислав Криклий) вынесли предложение о большем использовании электрокаров в правительственных структурах. Дело в том, что работает правило предельной численности авто для правительственных структур. Например, нам разрешено иметь только одну машину на все объединенное министерство, но это машина – авто с двигателем внутреннего сгорания. Так же и во многих ведомствах. При необходимости покупки новых авто, почему бы не стать ролевой моделью развития электротранспорта? Никто не говорит, что надо покупать Теслу за миллион гривен, но экономный экологический электроавтомобиль для наших ведомств был бы идеальный вариант. Кстати, британские дипломаты с 2030 года переходят на электрические авто. Такая регуляция у многих передовых странах мира. Конечно, нельзя всех и сразу пересадить на электрокары, но философия Минекоенерго – чиновники должны отказаться от покупки роскошных авто и заменять свой автопарк на электротранспорт и гибридные автомобили.

"Суперчарджер" Тесла

А к какому из ведомств обратится господин Маск, если захочет открыть производство Тесла в Украине?

– Я уверен, что эти переговоры должны вестись на высшем уровне. Особенно, исходя из того, что президент Украины и премьер-министр стратегически поддерживают развитие сферы электротранспорта в Украине. Уверен, наш президент поспособствует, чтобы господин Маск был привлечен к развитию электроинфраструктуры в Украине. Верю в это и знаю, что определенные планы у Маска уже есть в отношении Украины. И, кстати, это уже и не такая фантастика – недавно объявлено о намерениях по открытию "суперчарджеров" Тесла (мощных зарядных устройств) в Украине. Также хочу заверить, Маск ценит украинских инженеров. Недавно он заявил, что после его ракеты – украинский "Зенит", сконструированный в Днепре, является второй по надежности.

А придет то время, когда Украина изготовит свой первый электромобиль?

– Мечтаю об этом... Но нужны определенные усилия от государства по привлечению стратегических инвесторов из ЕС или из Азии, которые откроют в Украине сборку или полноценный процесс изготовления машин. Возможно тогда надо отказаться от стимулирования импорта иностранных авто, и выдавать стимулирующие платежи тем, кто покупает произведенные в Украине электромобили. Но это не должен быть некий "електроланос", Украина под силу в партнерстве с инвесторами производить качественный и недорогой электроавтомобиль, которых уже много в мире, и которые каждый год падают в цене.

Вы говорили о том, что зарядные устройства украинского производства не хуже лучших мировых. В чем, на ваш взгляд, наше конкурентное преимущество?

– Я думаю, это – сочетание мощных инженерных решений и лучшего программного продукта наших IT-специалистов. Рынок электромобильности развивается своим путем – государство должно помогать определять общие стандарты, стимулировать електромобильнисть, и вмешиваться только в случае, когда рынок не в состоянии прийти к единому решению. Сейчас на повестке дня вступления Украины в сфере межнационального и глобального роуминга, то есть унификации действий национальных и европейских операторов электрозарядних устройств, чтобы по аналогии с мобильными телефонами от разных операторов, людям было удобно заряжаться даже на зарядках, принадлежащих конкурентам. Кстати, лично для меня развитие электромобильности – это и важная социальная ответственность. Я тоже хочу к ней присоединиться. Как? Вот сохранил экземпляр газеты "Голос Украины" с напечатанным законом о доступе к инфраструктуре зарядных станций для электромобилей. На нем лично расписался президент Украины. Через некоторое время – это будет крутым напоминанием – с чего это начиналось. Хочу эту реликвию выставить на аукцион, а деньги перечислю на лечение онкобольных детей через Фонд Таблеточки.

Недавно вы вернулись из Международного форума по возобновляемой энергетике. Как вы используете эти глобальные коммуникационные площадки для привлечения инвесторов?

– В Абу-Даби были представители 150 стран. Провели содержательные переговоры с европейским комиссаром по энергетике Кадри Симпсон, немецкой делегацией. Представьте, там 4 министерства занимаются альтернативной энергетикой, энергоэффективностью и мерами против изменения климата. А лично с представителями Республики Корея мы обсудили возможность привлечения их бизнеса к развитию электротранспорта в Украине. А также хочу подчеркнуть – еще один основной фокус на сегодняшний день – развитие водородных технологий. Водородная энергетика – это новое, но очень перспективное направление, и поверьте, через 10-15 лет мы об этом будем говорить так же, как и о электромобилях. И не надо забывать – в мире уже есть первые водородные авто. У нас крутые ученые, поэтому верю, что мы сможем идти в ногу с современными технологиями. Для Министерства - это очень кропотливая работа по стандартизации, регуляции и вопросам безопасности. Для меня примером является работа американских коллег из Департамента, де-факто Министерства по вопросам энергетики – у них очень большой научный отдел, ведь они понимают, что энергетику развивают научно-технический прогресс и инновации. В Украине остался научно-технический потенциал, есть также и очень талантливая молодежь. Главное правильно сформулировать взаимосвязь между инновациями, способностью нашего народа креативить и возможностью нашего государства двигать эти усилия вперед.

У нас крутые ученые, поэтому верю что мы сможем идти в ногу с современными технологиями и даже немного с опережением.

Водородное авто (Китай)

Но, Алексей, водородные технологии – это совсем не дешево! В мире есть первые экспериментальные образцы. Но даже в Германии – это пока больше теория, чем практика...

– Полностью с вами согласен. Для нас на данный момент важна наука и правовое регулирование. Мы смотрим, что делают разные страны. И больше для того, чтобы не упустить момент, когда по науке это станет обыденным "мейнстримом". И основной вопрос, будем ли мы употреблять немецкие или китайские технологии, или разработаем свои, будем на этом зарабатывать и иметь рабочие места ... Сейчас мы смотрим, анализируем, проводим кропотливую научную работу по стратегическому движению. Мой коллега, заместитель министра Сергей Масличенко разрабатывает стратегию "зеленого перехода" (green deal), где мы должны отметить, сколько мы будем иметь водородных технологий, и это должно быть с научным обоснованием. Итак, нам нужно найти показатель ( "бенчмарк") для Украины.

А промежуток времени? Когда первые водородные технологии появятся в Украине?

– Водород уже давно используется в различных процессах. И это вовсе не предмет усилий Минекоенерго. У нас очень талантливые ученые. Уверен, Украине есть чем удивить мир. Кстати, во всем мире наука быстро движется вперед: например, итальянцы хвастались – они уже экспериментально сварили водородную пасту, то есть добавили в метан определенный процент водорода или японцы сообщили – на Олимпиаде 2020 будет задействован водородный факел на открытии как символ зеленой энергии. Так, в украинской энергетике и защите окружающей среды есть много проблем, и мы не хотим, чтобы люди подумали, что мы только и думаем, как о водороде. Но новые разработки, к которым относятся и водородные технологии – для нас это будущее энергетики, и об этом мы не можем забывать.

УкраинаЭлектротранспортэлектромобилиАлексей Рябчин