Юля и Сеня на спектакле

123Читать новость на украинском

На сцене киевского театра имени Франко два дня - понедельник и вторник - уже ивано-франковский театр имени Франко показал две свои инсценировки по произведениям Марии Матиос. В первый день шла "Даруся сладкая", во второй - "Нация".

Если кратко, то в обеих постановках рассказывается, как плохие товарищи из МГБ мучают хороших и добрых буковинских гуцулов: расстреливают, насилуют, доводят до сумасшествия и самоубийства, депортируют в Сибирь, загоняют в колхозы, пытают и разлучают семьи. Бандеровцы же - хорошие, они защищают гуцулов. Но это гуцулам не помогает: враг силен и коварен, поэтому каждый раз побеждает МГБ. Отсюда и постоянные трагические концовки.

Показ обоих спектаклей превратился в нечто вроде политической манифестации, напоминающей чем-то оппозиционные акции. (Как это было в начале нулевых со спектаклем "У.Б.Н. (Украинский буржуазный националист)"). Власть у нас прокремлевская, украинофобская, "донецкая"; она против того, чтобы Бандера и Шухевич носили звание Герой Украины, и прочая, прочая (нехорошее). Поэтому оба спектакля и посетили оппозиционные политические деятели и оппозиционная украинская интеллигенция.

Если пришедший в вышиванке на первый спектакль ("Даруся сладкая") Вячеслав Кириленко и его соратники по партии "За Украину!" (которая спонсировала показ "Даруси") смотрелись на нем органично - какой-никакой прохиндей, но все-таки Кириленко украинский националист, то Юлия Тимошенко и Арсений Яценюк были тут явно лишними. Мало того, они сами бы с удовольствием не пришли (Бандера им триста лет не нужен - им нужна власть в Украине), просто надо было показать западноукраинскому электорату (репортажи о спектаклях делали многие каналы), что они СВОИ.

Юлия Владимировна пришла не через парадный вход, а через служебный. Не хотела встречаться с прессой. Ей лишние вопросы о Бандере не нужны. Зал встретил ее аплодисментами. Она слегка привстала и, положив руку на сердце, раскланялась залу легким кивком головы. Сидела одна в ложе на первом этаже вместе с двумя телохранителями. Одета в белый костюм, на плечах белая накидка. Украшал ее жемчужный комплект: серьги и тройное жемчужное ожерелье на шее.

На мои вопросы отвечать отказалась. Боялась, наверное, что буду спрашивать о ее дедушке, Абраме Капительмане, который устанавливал советскую власть на Ивано-Франковщине. Ему даже там хотят сейчас установить мемориальную доску...

Арсений Петрович прибыл с женой Терезой.

Присутствовали на спектакле: Святослав Вакарчук, Олесь Доний, Иван Васюнык, Олег Рыбачук, Олесь Санин, Вячеслав Брюховецкий, Иван Драч и сама Мария Матиос.

После спектакля зал долго аплодировал актерам, режиссеру и автору. Юлия Владимировна вышла на сцену и подарила Матиос цветы, быстро покинув подмостки.

После спектакля я пристал к Арсению Петровичу с вопросами. Естественно о том, поставит ли он за свои деньги памятник Степану Бандере в Черновцах подобно тому, как он поставил памятник Францу Иосифу. После этого вопроса на лице Яценюка выразились еле скрываемые чувства отчаяния и досады. Он очень сильно пожалел, что согласился отвечать на мои вопросы. С одной стороны, он же ж либерал, ему не пристало нацистов привечать; а с другой - его ж электорат на Западе Украины, а не на Юго-Востоке, понятно, кому западенцы симпатизируют. Он что-то крутил, крутил в ответ. Я так понял из его слов ("Свои памятники я ставлю за свои деньги" - так выглядел его окончательный ответ), что на Бандеру Арсений Петрович денег не даст.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги