Золотая жила для махинаций: как в Украине дерибанят госсредства

6.2т Читать новость на украинском

После внедрения электронной системы ProZorro наживаться на государственных закупках в Украине стало сложнее. Но схемы не исчезли – просто видоизменились. Изворотливые коррупционеры адаптировались: обнаружили новые лазейки и доработали старые. Найти, а тем более доказать нарушения, зачастую очень сложно из-за сговора участников рынка и замыливающих глаза уловок.

Как дерибанят бюджетные средства на госзакупках – разбирался "Обозреватель".

Просто и эффективно

Одна из самых простых и эффективных схем – заключение дополнительных договоров с повышением цены после проведения открытых торгов. Так работают только в сферах, где рыночная конъюнктура может быстро меняться. В частности, это касается закупок топлива.

Иногда изменение условий контракта оправданно. Например, после торгов заметно взлетели цены на бензин, ввиду чего поставщик не может выполнить свои обязательства. Но порой игроки, прикрываясь ситуацией на рынке и заключениями якобы независимых организаций, ставят дополнительные договоры на поток.

При проведении бумажных тендеров поймать за руку было гиперсложно, ведь вся информация, в том числе наличие допдоговоров, находилась под замком. В ProZorro выявить коррупционеров проще, но схема себя не изжила. По признанию первого замминистра экономического развития и торговли Максима Нефьодова, есть сотни подобных случаев.

Кстати, именно эту схему вменяют топ-руководителям Министерства обороны, подозреваемым в растрате средств на сумму свыше 149 млн гривен. По информации следствия, в 2016 году по результатам конкурсных торгов ведомство заключило контракт на 1 млрд гривен с ООО Trade Commodity, но потом цена мановением пера выросла на 16%. Проанализировав последние успешные тендеры Trade Commodity, "Обозреватель" выяснил, что практически во всех случаях со временем появлялись дополнительные договоры.

Классика жанра

Еще большей проблемой являются неправомерные отклонения тендерных заявок. Таким образом заказчик обезвреживает конкурентов, чтобы протолкнуть нужного поставщика. С этой же целью выставляются дискриминационные условия тендера. То есть квалификационные требования прописываются так, чтобы им соответствовало ограниченное количество участников, а еще лучше – только одна компания, которая, конечно, выставляет завышенные цены.

Еще одно классическое нарушение – объединение в единый тендер несочетаемых продуктов. Например, если в одном тендере, разбитом на лоты, госкомпания закупает дизтопливо и фруктовый сок, найдется крайне мало компаний, готовых поставить и то, и другое.

"Иногда это прямая коррупция. А иногда лень. Вот заказчику просто лень сделать несколько тендеров, он сделал один, сунул туда все, что можно и нельзя, и ждет", – пояснил нам Нефьодов.

Даже если тендер чудом выиграла не "нужная" компания, коррупционеры не сдаются и подписывают договор с другим поставщиком. Объясняют это тем, что победитель якобы не предоставил в срок все документы или допустил в них ряд ошибок. Для этого, к примеру, требуют подать документы в меньший срок, чем они выдаются.

Нет тендера – нет проблемы

Правдами и неправдами госкомпании пытаются и вовсе обойтись без открытых торгов. По закону тендер можно не проводить, если стоимость товаров составляет менее 200 тыс. грн, а услуг – менее 1,5 млн гривен. В таких случаях использовать ProZorro можно добровольно, но усложнять себе жизнь готовы далеко не все.

Лазейка до неприличия проста – заказы дробят и заключают несколько договоров на небольшие суммы с одной компанией. При этом принципы отбора поставщика остаются в тени. Только в 2016 году Счетная палата нашла таких нарушений на 7,5 млрд гривен.

Читайте все новости по теме "Борьба с коррупцией в Украине" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги