Примите участие
в розыгрыше
1 кг кофе в зернах Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

/Новости расследований

Крупнейшему в Украине, да и во всей Восточной Европе промышленно-вещевому рынку «Барабашово», что в Харькове, в этом году исполняется пятнадцать лет.

Рынок уже давно превратился в одну из главных харьковских достопримечательностей. Условно говоря: «Москва-Кремль-Арбат», «Харьков-«Дзержинка» (крупнейшая площадь в Европе и вторая – в мире)-рынок Барабашова». Ну, где-то так.

Да что говорить, пару лет назад к отцу в гости (родители живут в Харьковской области) приехала старшая сестра из Чебоксар. Лет десять не виделись. На следующий день засобиралась: «Та надо съездить на Барабашова, говорят что стоит».

Одним словом, побывать в Харькове и не посетить «Барабан» (одно из сакральных имен рынка) – моветон.

Начало начал

А начиналось все скромно. Станция метро «им. Академика Барабашова» еще 15 лет назад была самой пустынной станцией харьковского метрополитена. По безлюдности с ней могла поспорить разве что станция «Киевская», возвышающаяся на небольшом холмике над Журавлевкой, частно-секторным районом, славным своими оседлыми цыганами, которые сменили кражу коней на торговлю наркотиками растительного происхождения.

Но «Барабашова»… У одного выхода метро – конечная нескольких автобусных и троллейбусных маршрутов, ведущих на Салтовку, крупнейший спальный массив Харькова, у второго – вентиляционная вытяжка и шаткая лестница, ведущая в низину, где пяток улочек с домиками крайне деревенского типа и дальше болота. Сплошной космос. Видимо, неспроста станцию назвали именем ученого-астронома Николая Барабашова, который, кстати, первым еще в 1918 году установил, что поверхность Луны имеет пористую структуру.

Возвращаясь к теме рынка, необходимо сказать, что главным форпостом городской торговли в те годы был легендарный «Благбаз» (Благовещенский базар), имевший для города то же значение, что для Одессы – «Привоз». Расположенный в самом центре Харькова, с начала 90-х "Благбаз" разросся неимоверно, превратив все прилегающие спуски, улочки и улицы в места стихийной торговли. Что, конечно, было нехорошо. Суета, грязь… Такое положение дел тогдашнего градоначальника Евгения Кушнарева категорически не устраивало. Так совпало, что харьковский бизнесмен Александр Фельдман в это же время замыслил создать с нуля свой рынок возле метро «Барабашова». Впрочем, есть масса мнений, что мэр и бизнесмен действовали сообща, но кто его разберет, как все было на самом деле, за давностью-то лет.

Так или иначе, в 1995 году среди харьковских торговцев поползли тревожные слухи: мол, на «Благбазе» оставляют только продуктовые ряды, а всех прочих выселяют на болота. Были протесты предпринимателей – тут рядом железнодорожный и автовокзал, тут вообще центр города, куда вы нас гоните?!! Были жаркие баталии «за и против» в СМИ. (Моему приятелю-телевизионщику, кстати, торговцы кожаную куртку подарили, за сюжет на тему с условным названием «Власть и крупный бизнес лишают людей последней крошки хлеба»). Но вещевой рынок таки перенесли. Шум быстро затих. Предприниматели осознали, что им крупно повезло, и с каждым годом осознание этого факта только усугублялось.

Эволюция рынка

Личные впечатления. 1996 год, месяц май. Приехал в 4 утра на железнодорожный вокзал, иду пешком на Салтовку – до открытия метро еще два часа, погода позволяет. Прохожу по метромосту (соединяет станции «Киевская» и «Барабашова») над речкой Харьков. Внизу – болота, впереди – кучи щебня и песка, строительная техника, забетонированная площадка с фурами, полными товара, железные ряды. Это, собственно, рынок. «До метро еще далеко идти? - спрашиваю охранника. -Та минут десять еще», - парень, зевая, машет рукой вдаль. (Кстати, рассказывают, что в то время со стройплощадки по ночам порой исчезала техника: оставят вечером бульдозер, к примеру, а к утру он уже под землей – в болото ушел).

Год спустя. Выхожу из метро, из того самого безлюдного выхода, где лестница и низина, и минут пять топаю до рынка.

1998-1989 годы. Рынок уже подобрался буквально впритык к выходу из метро, огибая его полукольцом. Частного сектора, что в низине, практически не осталось – вместо него торговые ряды. Надо отметить, что этот период для людей, живущих в окружающих рынок домах, был поистине золотым – продав небольшую халупку, можно было купить нормальную, как минимум двухкомнатную, квартиру. (Сейчас кстати, сотка земли возле «Барабашова» стоит порядка $100 тысяч).

2003 год. Выхожу из метро – ну вы понимаете из какого выхода, и с тревогой озираюсь по сторонам. Рынок везде. Пройдя с десяток метров, вполне реально заблудиться, и чтоб попасть обратно в метро, уже нужна помощь окружающих. Одним словом, по рынку лучше перемещаться с GPS-навигатором.

Выход за рамки

Первое, что бросилось в глаза в последний приезд – рынок растет вверх. Простых торговых рядов не осталось и в помине. Какие-то сплошные торговые улицы под пластиковыми крышами и стремящиеся к многоэтажности павильоны. Впрочем, надо признаться, в стороны «Барабан» тоже вырос. Выплеснулся, так сказать, за исторические рамки.

Рамки эти были ограничены с одной стороны речкой Харьков и проходящей параллельно реке улицей Академика Павлова. По бокам рынок зажат территорией депо метрополитена и частным сектором Тюринка (известным по ранним произведениям Эдуарда Лимонова). Перпендикулярно проходит стратегически важный проспект 50-летия ВЛКСМ – по нему на Барабашова прибывают караваны с товаром.

Кстати, года полтора назад в Харькове случился конфликт между городской властью и владельцем рынка. (Интервью с мэром Харькова читайте). Власти хотели, чтобы рынок привел в порядок дороги и было меньше мусора, а те парировали – мол, это компетенция города. В конечном итоге власти сказали: «Ах так? Ну тогда мы закроем на месяц на реконструкцию 50 лет ВЛКСМ. Обе полосы». Сразу появилось взаимопонимание, конфликт был исчерпан.

Так вот, рынок сейчас вырвался из старых границ, и «пополз» вверх по стратегическому проспекту к многоэтажным районам Салтовки.

Город в городе

Раньше тут была территория автотранспортного предприятия. Теперь – авторынок. Довольно обширная площадка, с краю – небольшое красное трехэтажное здание. Это контора ООО «Харопторг» - компании, осуществляющей оперативное управление рыночными процессами на «Барабашова». Прямо в вестибюле уютно расположился тренажерный зал.

- Хотите написать о рынке «Барабашово»? Понимаю ваше желание, - согласно кивает Евгений Романов, советник гендиректора «Харопторга». – «Обозреватель»? Это Бродский?

- Он самый. Михаил Юрьич. А у вас Фельдман, как я полагаю? Они не дружат, и это может осложнить наше общение?

Неопределенно помахав рукой, Евгений совершает несколько телефонных звонков, обрисовывая в трубку сложившуюся ситуацию.

- Все нормально, - говорит Евгений. – Вы же объективно напишете?

- Еще как.

- Только не пишите «рынок», пишите «Торговый центр». Мы уже несколько лет позиционируемся как торговый центр, - просит советник и с интересом начинает слушать мои вопросы.

- Можно ли «Барабашово» назвать градообразующим предприятием? Сколько вообще человек тут работает?

- Только на предприятии, обслуживающем торговый центр – более двух тысяч человек. У нас более 20 тысяч арендаторов, у которых работают порядка 50 тысяч человек. Вообще сложно подсчитать. Один торговыми местами владеет и их сдает, другой на них торгует, третий оптом занимается, у кого-то плюс ко всему цех в другом районе Харькова или вообще в другом городе. У каждого предпринимателя есть свои сотрудники – реализаторы, водители, грузчики, бухгалтера, швеи… Конечно, предприятие – градообразующее. И оно имеет большое значение не только для Харькова. В год Барабашово посещают более 10 миллионов человек. Для отечественных производителей это основная точка реализации своей продукции – к примеру из Днепропетровска везут обувь, из Одессы – импорт, прямо тут и растормаживают. В свою очередь, оптовики закупают у нас товар для торговли на рынках и магазинах других городов. Даже из России приезжают.

- А сколько предприятие, как градообразующее, приносит денег в харьковскую казну?

- Ну это тоже очень сложно подсчитать. Я не знаю, это проще в мэрии узнать.

- Рынок действительно самый большой в Украине? «7-й километр» разве не больше?

- Уже – нет. Сейчас «Барабашово» - 14-й в мире рынок по величине, и самый крупный в Восточной Европе. Раньше нас опережал только «Черкизон» - Черкизовский рынок в Москве. Но его в 2009 году закрыли. Там, вообще, как оказалось, был, чуть ли не второй подземный город – с цехами и складами, магазинами, кустарными стоматологиями и ночлежками. Город в городе.

- А Барабашово – не город в городе?

- Нет, это скорее город, интегрированный в город. Мы содержим собственный пожарный расчет с пожарной машиной, отдел милиции, коммунальные и хозяйственные службы предприятия способны обслуживать десятки микрорайонов.

- Как вы планируете развиваться дальше?

- Вширь мы уже не будем развиваться. У нас давно происходит не количественный, а качественный рост. Раньше были бетонные и железные ряды. Сейчас – павильоны, бутики, многоэтажные магазины. Рынок растет вверх. Торговый центр – живой организм. Предприниматели готовы развивать свой бизнес, идя в ногу со временем и осваивая современные формы торговли. И мы их в этом поддерживаем. В ближайшее время будут строиться торгово-развлекательные комплексы.

- И рынок потеряет всю свою прелесть – цены будут такие же, как в бутиках.

- Не будут. Ведь в первую очередь – это оптовый рынок. Здесь первоисточник распространения произведенных в Украине и импортных товаров.

Не все так просто

В день моего визита на самом промышленно-вещевом рынке как-то пустынно: половина точек, если не больше, стоят закрытыми. «Проверка у нас, из налоговой. Третий день уже ходят. Вот люди и не торгуют – оно им надо, на налоговую нарваться?» - философски вопрошает девушка Аня, которой налоговая, видимо, не страшна – она горячим чаем-кофе торгует.

- Рынок уже не тот. В плане вещей – точно. – Рассказывает, роняя пепел на коричневый свитер, Олег, реализатор магазина по продаже разного электрооборудования. – Аренда выросла в два раза. Сносят старые ряды, на их месте – павильоны. И говорят – хотите, торгуйте в павильонах, нет – так нет. То, что на Барабашова все значительно дешевле – миф, это было пять лет назад. Сейчас цены – почти как в бутиках. Разве что у вьетнамцев по-прежнему еще дешево.

Вьетнамцы и Барабашево, надо отметить, если не близнецы братья, то что-то рядом. Вклад их в развитие рынка неоспорим. Можно сказать, они его и создали – завозили товары, создавали торговые места… Сейчас те, кто стоял у истоков, сами не торгуют – у них давно свой бизнес, свои магазины. В Харькове вьетнамское землячество живет компактно, община имеет свои общежития. Аквапарк даже построили.

- «Обозреватель»? Бродский, что ли? - переспрашивает Юра, директор небольшой фирмы по производству женских пальто ( у которого на Барабашова своя торговая точка), на мою просьбу – рассказать о тяготах (или наоборот) рыночного бытия.

- Да, он самый… Это плохо? – Я уже представляю, как Юра достает телефон и начинает с кем-то что-то согласовывать.

- Да ладно, мне-то что. Но я так скажу – государство создало такие условия, что если честно платить все налоги, себестоимость вырастет на 20-30%, и нас убьет «контрабас» из Турции и Китая. Сырье, из которого мы шьем – тоже из Китая. Чтобы его растаможить, без взятки не обойдешься. А чтобы платить черные деньги, их надо где-то по-черному взять. Условий, чтобы работать честно – нет.

- Ну это понятно. Это всеобщие глобальные проблемы. А на рынке-то как работается?

- Та ужас. Эта аренда… Год назад я за свой магазин платил 5500 гривен в месяц, сейчас – 7 тысяч. Мне пока что не критично, но я смотрю последние полгода люди начали уходить. Сам посмотри – сплошные объявления: «Продам», «Сдам в аренду». И никто не берет. Сейчас в киоске можно больше заработать. Я здесь с 2000 года, первые четыре года сам стоял торговал. Тогда «Барабашово» давало возможность не только хорошо зарабатывать реализаторам, но и открывать собственный бизнес. Сейчас таких условий уже нет.

- Что же произошло?

- Идет обнищание населения, количество покупателей падает. А число торговых точек, наоборот, растет. Про аренду я уже говорил. Рынок очень мощно расширялся, и, в конечном итоге, начал «съедать» сам себя.

Поделился мнением простых торговцев – мол, не все так хорошо в Барабашевском королевстве, как вы рассказывали, - с Евгением Романовым. Советник не особо расстроился, и рассказал в ответ жизненную историю:

- У меня теща в Москве, с 2003 года на рынке на Дмитровском шоссе работает. Сначала была простым реализатором. Я ей советовал – да купите вы уж себе торговую точку. Противилась. Но в конце концов купила. Потом еще одну. Потом склад. Потом квартиру себе купила нормальную, дочь в какой-то престижный вуз устроила. Но как спросишь ее: «Как дела?» - оказывается, что все плохо: «Денег нет, выторга нет, проверки замучили». Такие они люди, эти торговцы. Всегда чем-то недовольны.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся

Наши блоги