Алієв надихнувся прикладом Путіна

16.3тЧитати новину російською

Решение президента Азербайджана Ильхама Алиева сделать свою супругу Мехрибан вторым лицом в государстве, наследующим высший пост в случае, если с ним произойдет непоправимое, заслуженно стало хитом политических новостей далеко за пределами Азербайджана. Я подозреваю даже, что есть страны в мире, жители которых, услышав эту новость и увидев лицо 52-летней красавицы, ставшей политической наследницей своего венценосного супруга, впервые услышали название этого государства и бросились искать его на карте.

Более того, думаю, что лидеры феминистских организаций по всему миру будут вдохновлены решимостью азербайджанского президента так высоко поднять статус женщины и жены, подав замечательный пример мужчинам далеко за пределами Южного Кавказа.

Еще больше будет посрамлена этим решением та часть мира, где привыкли считать, что в странах с населением, большинство которого исповедует ислам, женщине невозможно достичь таких высот.

В Азербайджане – можно! Это светское государство, и женщин там никто не наказывает за появление на публике с непокрытой головой.

Две семьи

Сами азербайджанцы, как можно судить по местной прессе, ничего удивительного в решении своего лидера не видят. Мехрибан-ханум уже много лет пользуется высоким авторитетом и уважением, говорят они, об этом можно судить по количеству голосов, которые она получила в своем округе на последних парламентских выборах, – 96,7%! Впрочем, такими цифрами в этой части бывшего СССР мало кого можно удивить. К примеру, пару недель назад на другом, восточном берегу Каспия, в Туркменистане состоялись очередные президентские выборы, на которых действующий президент Бердымухамедов получил 97,7% голосов.

Что касается Мехрибан-ханум, то она уже второй десяток лет работает депутатом парламента, а других ее титулов не счесть – к примеру, супруга президента занимает пост заместителя председателя правящей партии "Ени Азербайджан" ("Единый Азербайджан"), в которой насчитывается около 700 тысяч членов при населении страны менее 10 млн человек. Понятно, что если отбросить стариков и детей, то членом партии является, наверное, каждый пятый азербайджанец. Коммунистов в рядах КПСС было меньше. Супруга президента была также председателем оргкомитета "Евровидение-2012" в Баку. Но главная ее работа – в Фонде Гейдара Алиева, который первая леди возглавляет.

Гейдар Алиевич Алиев, бывший член Политбюро ЦК КПСС и "отец нации", как его официально называют в Азербайджане, как рассказывают знающие люди, по-отечески очень нежно относился к невестке. Ильхам Алиев в 22-летнем возрасте женился на Мехрибан, когда ей было 19 лет, они вместе уже 33 года, у них трое детей и трое внуков.

Важно понимать отличие Азербайджана от других ближних и дальних от него стран бывшего Союза. Почти везде система власти после крушения коммунизма и утраты контроля союзного центра основывалась на балансе интересов различных кланов и группировок – территориальных, промышленно-финансовых, олигархических, родовых. В Азербайджане после окончательного утверждения во власти Гейдара Алиева в середине 1990-х годов венцом системы стало главенствующее положение двух семейных кланов – Алиевых и Пашаевых. Их соперничество и компромиссы стали основной несущей конструкцией внутриэлитной стабильности в стране.

Мехрибан Алиева (в девичестве – Пашаева) – яркая представительница второй властвующей семьи Азербайджана. Клан Пашаевых пользуется значительным влиянием в стране, его ставленники и сторонники занимают видное место в бизнесе и общественной жизни Азербайджана, уступая алиевскому клану лишь в контроле над силовыми структурами и важными государственными органами.

Воцарение Мехрибан на вторую позицию в государственной иерархии должно означать усиление позиций Пашаевых, которое обеспечит более надежные политические и бизнес-лифты для продвижения его представителей. Разумеется, при главенствующей роли отцовского клана Алиевых. В конце концов, надо помнить, что в семье президента и первого вице-президента Азербайджана подрастает младший сын – Гейдар Алиев.

Механизм транзита

Такая связка двух кланов устремляет нынешнюю систему власти в Азербайджане к построению устойчивой наследственной непотии, другими словами – практически к семейно-монархическому правлению. Прошлогодний референдум в стране, принявший поправки в Конституцию, узаконил переход к такой конструкции власти, которая в условиях нынешнего Азербайджана может оказаться весьма устойчивой к внешним и внутренним потрясениям.

Внутренние угрозы уже давно и систематически нивелируются точечной работой силовых структур, профилактирующих недовольных, политических активистов оппозиции, правозащитников, оппозиционно настроенных журналистов, прозападных НКО. Что касается внешних угроз, то, по существу, такая угроза лишь одна, и она тоже играет стабилизирующую роль, поскольку консолидирует вокруг властвующего режима все слои населения и политические группировки. Речь идет об Армении и самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республике, с которыми Азербайджан находится в состоянии незатухающего военного конфликта уже третий десяток лет.

Информированные источники в стране утверждают, что назначение супруги на пост вице-президента планировалось Ильхамом Алиевым еще несколько лет назад, перед последними президентскими выборами. Глава государства, как считается, был вдохновлен удачно проведенной в России операцией "преемник", обеспечившей создание властного тандема, позволившего президенту Путину поменяться местами на время с премьер-министром Медведевым, а затем вернуться в президентское кресло, не нарушая Конституцию. Но против такой перестановки якобы выступили старые соратники Гейдара Алиева, которых он вместе с должностью оставил в наследство сыну. Влиятельные и верные алиевскому клану "старики", составляющие значительную часть нынешнего аппарата президента, опасались потерять свой вес.

Ильхам Алиев тогда вынужден был уступить этой аппаратной фронде. Но сейчас, по всей видимости, пришло время кардинально обновить отцовскую команду, создав при этом новую систему сдержек и противовесов во власти. А заодно обеспечить при необходимости надежный механизм транзита власти в будущем.

Ко всему прочему это позволит властно-семейному тандему в Баку не только обеспечить устойчивость правления, но и мобилизовать в ряды своих сторонников молодое поколение азербайджанцев, воспитанных в духе верности патерналистской идеологии корпоративного государства.

Надо отдать должное творцам нынешнего Азербайджана, они честны перед собой, "городом и миром" и не заморачивают голову своему народу псевдодемократической риторикой. В "тронной" речи Мехрибан Алиевой, обращенной к мужу и президенту, она говорит лишь о его, мужа, "патриотизме, верной волевой, смелой защите интересов Азербайджанского государства, единстве с людьми, народом

что было примером, направляющим нашу деятельность". Разговоров о ценностях свободы, демократическом государстве в практически военные времена, а такие времена были всегда в независимом Азербайджане, вести не принято.

Поэтому нынешние подвижки во власти в Баку не привели и, можно быть уверенным, не приведут к серьезным волнениям и протестам и тем более к какой-нибудь цветной революции. Как только возникнет малейший намек на подобную угрозу, окажется, что есть гораздо большая опасность – внешняя, та самая. И нация снова объединится вокруг лидера и правящей семьи.

Образец для подражания

Азербайджанская модель семейного транзита власти чрезвычайно интересна еще и тем, что она последовательно и успешно реализует механизмы, к которым уже много лет с одинаковым упорством, но разным успехом стремятся правящие режимы в Центральной Азии.

Во всех пяти странах региона в той или иной степени подобные процессы развивались или продолжают развиваться. Пожалуй, только в Киргизии после свержения второго президента, Курманбека Бакиева, этим тенденциям был положен конец.

Ближе всех к финишному этапу подошел Таджикистан. Там "основатель мира и процветания", как официально звучит титул президента Рахмона, назначил свою дочь Озоду руководителем президентского аппарата, а сына Рустама, считающегося преемником, мэром столицы.

Туркменский вождь Бердымухамедов только недавно ввел своего сына Сердара в парламент и, как утверждают, готовится повышать его и дальше. Но главное – достиг совершеннолетия любимый внук Керимгулы, которому туркменские аксакалы уже отдают высшие почести.

В Казахстане вокруг старшей дочери елбасы (национальный лидер – официальный титул президента Назарбаева) Дариги Назарбаевой уже не один год создается ореол возможного преемника своего отца. И столько же этот вариант транзита власти ею же с разной степенью искренности опровергается.

В Узбекистане спекуляции по поводу семейного транзита власти окончательно прекратились только со смертью в прошлом году президента Каримова, две дочери которого, Гульнара и Лола, не слишком удачно, но примеряли корону наследственных принцесс.

Но ни одна первая леди в этом регионе не может даже похвастаться регулярным появлением на публике вместе со своим властным супругом, не говоря уже об участии в политике.

Везет только Азербайджану. Уроженец Баку Юлий Гусман рассказывал недавно на телеканале "Дождь", что с азербайджанской первой леди очень приятно общаться – она умна, образованна, обладает хорошим чувством юмора и знает все про Ильфа и Петрова, а также Михаила Булгакова.

И мы очень сочувствуем президенту Алиеву. Ведь он больше не сможет брать с собой в зарубежные поездки свою супругу – правила государственной безопасности не позволяют первому лицу быть рядом со вторым в одном самолете или автомобиле во избежание форс-мажорных ситуаций. Впрочем, как мы знаем, бывают исключения. Видели же мы в одной машине Владимира Путина и Дмитрия Медведева.

Читайте всі новини по темі "Блог про події в світі" на сайті "Обозреватель".

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

Приєднуйтесь до групи "УкрОбоз" на Facebook, читайте свіжі новини!

Наші блоги