Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Результатом аварии на Саяно-Шушенской ГЭС (СШГЭС) стала гибель более 70 человек. Масштабы трагедии привлекают внимание общественности до сих пор.

Видео дня

Власти предприняли в этой связи кадровые перестановки на самой гидростанции, однако, президент РФ Дмитрий Медведев, усмотрел в данном происшествии еще один аспект. «Я сейчас говорю не о причинах аварии… Но всем понятно: мы во многом последние годы жили за счет того наследства, которое получили из Советского Союза. На этом наследстве мы производили электроэнергию, создавали новые предприятия. И, в конечном счете, эта тема для нас сейчас является самой главной, самой важной, самой ключевой», - подчеркнул он.

Безусловно, масштабы катастрофы могли быть во много крат серьезнее. Тем чаще в российской энергетике звучат сравнения с Чернобылем. Так, руководитель Ростехнадзора Николай Кутьин отмечает, что авария на гидроэлектростанции «по количеству одномоментно выделившейся энергии, по количеству разрушений… превышает Чернобыль». Кроме того, он поясняет, что в на ЧАЭС был введен 1 блок мощностью в 1 ГВт, а на СШГЭС - девять гидроагрегатов из десяти с общей нагрузкой 4,4 ГВт.

Интересно, что при всей этой колоссальной мощи станции, трехуровневая система автоматической безопасности оказалась бесполезна, не отреагировав на аварию. Первый уровень защиты предусматривал автоматическое снижение оборотов турбины, второй – поворот лопаток, ограничивающих поток воды из водовода к турбинам, третий должен быть закрыть аварийные водоводы на уровне верхнего бьефа. Но ни один из уровней защиты не сработал в катастрофической ситуации. Худших последствий удалось избежать лишь благодаря тому, что необходимые меры были предприняты вручную.

В целом катастрофа произвела больший эффект именно потенциальными своими масштабами, и местному населению – не позавидуешь. Ибо с одной стороны они имеют угрозу дальнейших разрушений и возможных аварий. С другой – невидимость и неопределенность врага.

С последним ситуация вообще особая. Официальной версий происшедшего называется техногенная катастрофа, однако ответственность за происшедшее уже успела поспешила взять на себя террористическая организация «Риядус Салихийн». В своем письме террористы отмечают начало экономической войны с Россией. Для проведения промышленных диверсий ими созданы диверсионные группы, основными целями которых являются газопроводы и нефтепроводы, электростанции и ЛЭП, крупные заводы.

С одной стороны, в истории террористических организаций не редкое явление – взятие ответственности за не совершенные ими теракты. Бывали случаи, когда на одну трагедию объявлялось сразу несколько виновников, но…

Мелкие происшествия, не привлекавшие особого внимания общественности, случались на СШГЭС и ранее: то пробило водоотвод - разбило бетон, то плотина стала протекать - вода стала просачиваться сквозь бетон... Новости из этого никто не делал, разве что в местных масштабах. Тем более не возникало скандалов. Нынешняя же катастрофа обросла ими с самого начала. Против журналистов даже были возбуждены уголовные дела по факту «распространения в сети заведомо ложных сведений», а российская прокуратура показала свое умение мониторить даже Интернет, где массово обсуждалась данная трагедия.

Этот факт заставляет серьезно задуматься о том, что произошедшее насильно хотят втиснуть в рамки фантомного взрыва, вызванного техническими неполадками.

Со своей стороны Президент России выделил необходимость обнаружения виновника катастрофы. Проблема состоит в том, что обнаружив и обнародовав данные о возможном теракте на ГЭС, Россия автоматически признает свою несостоятельность в защите стратегических объектов. А посему скорей всего виновник будет объявлен номинально. К примеру, сделают крайним какого-то техника… Какие террористы, о чем Вы?

Не удивительно, что, хотя по заявлению террористов диверсия была произведена с использованием мины, официально о нахождении на месте происшествия следов взрывчатки нет никаких данных.

Подытоживая все вышесказанное, можно отметить, что инцидент был, возможно, последним сигналом перед новой катастрофой, потенциальные последствия которой ставят под сомнения возможности России в их преодолении.

Произошедшее отнюдь не решается только выводами российского президента. Дело даже  не в погибших – их не вернуть; речь идет о предотвращении новых жертв, возможно, более значительных. И данная проблема вряд ли решается сменой одного только директора СШГЭС и умалчиванием собственной слабости перед непобедимым и вездесущим терроризмом.

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву

Катастрофический вызов Медведеву