УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Деньги будут

Деньги будут

Губернатор Львовской области Петр Олийнык готов финансировать перевыборы в ВР на общественных началах

В интервью Контрактам Петр Олийнык рассказал о том, что:

1) ему комфортно работать с Виктором Януковичем

2) должность председателя райгосадминистрации стоит до $200 тыс.

3) контрабанду контролируют столичные силовики и народные депутаты

4) возмещение НДС удается держать в рамках закона

Экономкласс

 Во сколько обойдется проведение досрочных выборов в ВР на Львовщине?

— Если работать в режиме суровой экономии, нам хватит 3-4 млн грн. У нас члены избирательных участков готовы работать бесплатно или, по крайней мере, за меньшие деньги, чем это предусмотрено Законом о выборах народных депутатов. Если ЦИК примет решение о проведении досрочных выборов, мы на уровне облсовета готовы сформировать внебюджетный фонд, из которого будем финансировать организацию и проведение выборов. Наполнить этот фонд сможем за счет пожертвований граждан и предприятий.

Насколько законно финансирование выборов из внебюджетного фонда?

— Учитывая антиконституционность ряда последних решений ВР и Кабмина, такой вариант финансирования выборов выглядит вполне легитимно. Главное, чтобы деньги на окружные и участковые комиссии шли через органы местного самоуправления.

 Получили ли вы указания от ЦИК касательно подготовки выборов?

— Получили письмо от председателя ЦИК Ярослава Давыдовича, где речь шла о необходимости сформировать окружные избирательные комиссии и обеспечить их работу технически. Все процедуры, предусмотренные этим письмом, мы выполнили. Других инструкций от ЦИК в письменном виде мы, к сожалению, пока не получали.

Насколько реально провести выборы 27 мая?

— То, что регионалы, коммунисты и социалисты не включают своих представителей в состав участковых избирательных комиссий, не способствует демократичности выборов. Вопрос о сроках следует задать политикам. Мы как исполнительная структура можем провести выборы 27 мая.

Пупы земли

 Сколько сейчас стоит земля в курортных районах Львовщины?

— $3-5 тыс. за сотку. При этом — что характерно — хитрые председатели сельсоветов выделили своей родне самые привлекательные участки (обычно — в центре поля). И когда системный капитал приходит со своими проектами, то вынужден договариваться не только с властью, но и с частными собственниками, чьи наделы находятся посреди больших участков. Условно говоря, если большой участок стоит 1 млн грн, то столько же могут запросить за два-три маленьких. Все это отпугивает инвесторов. Соответственно мы через прокуратуру пытаемся отменить решение о выделении некоторых небольших участков. Отмена хотя бы каждого пятого такого решения — уже победа.

Как еще губернатор может повлиять на процессы землеотвода?

— На отвод участков, расположенных за границами юрисдикции сельсоветов или горсоветов, можно влиять через председателей райгосадминистраций, в других случаях — лишь косвенно. Например, не давать субвенции территориям, где местная власть распределяет землю по коррупционным схемам. Но в большинстве случаев административное давление недейственно. Чтобы искоренить земельную коррупцию, государство должно разработать универсальный механизм отвода участков через открытые торги.

Как вы заставили крупные компании, занимающиеся добычей природных ископаемых, реализовывать недешевые социальные программы в области?

— В России работает прозрачный механизм — 50% ренты за пользование недрами остается в округе, где компания работает в ущерб экологии. У нас такой практики нет. Поэтому мы подписываем рамочные соглашения: власть содействует скорейшему выделению земельных участков, лицензий органов самоуправления, а компании выполняют социальные обязательства.

Но ведь вы только что говорили, что не можете повлиять на процесс землеотвода органами самоуправления.

— Да, если речь идет о курортных регионах, где земля дорогая. В других случаях убеждать местные советы не нужно — они заинтересованы и в бюджетных поступлениях, и в развитии инфраструктуры, и в реализации социальных программ. Область, в частности, отдает району или городу до 50% бюджетных поступлений, которые обеспечивает компания, работающая на территории того или иного совета. Но, если откровенно, то представители государства не должны заключать какие-то соглашения с бизнесом. В стране должны действовать нормативы, а не договоренности.

Кадры решают

 По какому принципу подбираете подчиненных?

— Сначала назначал по партийным квотам — после оранжевой революции иначе было невозможно. Тогда я совершил немало кадровых ошибок, некоторые смог исправить, некоторые — нет. Для меня не главное, чтобы чиновники были суперпрофи. Прежде всего, они должны быть адекватными, уметь сотрудничать с бизнесом, ощущать социальные проблемы, а не быть Долей.

Что значит «быть Долей»?

— Был у нас городской голова, который всех предпринимателей, обращавшихся к нему за содействием в решении определенных вопросов, сразу спрашивал, какой будет его доля в бизнесе. Поэтому ему и дали прозвище — Доля.

Чтобы найти общий язык с фракциями, вошедшими в облсовет после выборов 2006 года, вы, наверное, предоставляли им определенные бизнес-преференции. Какие именно?

— Преференции были, но землю мы не делили. Я пошел на то, чтобы отдать фракциям определенные должности. Например, БЮТ, серьезно представленный в облсовете, получил несколько должностей председателей райгосадминистраций.

 Не мешают работать политические договоренности?

— Если минус от определенного решения меньше плюса, то его нужно принимать. Не скажу, что кто-то влиял на мои решения, но политическая стабильность на уровне облсовета стоит определенных уступок. Понятно, что на работу депутатов влияют корпоративные интересы, олигархи заказывают облсовету определенные решения, но лично я заказы не выполняю.

Какие решения обычно лоббируют бизнесмены на уровне облсовета?

— Связанные с условиями приватизации и аренды имущества, вопросы землеотвода, доступа к бюджетным ресурсам (особенно интересуют тендеры в медицинской и образовательной сферах, транспортной отрасли и т. п.). Естественно, что любой бизнесмен стремится сесть на тот или другой финансовый поток. Главная задача власти — держаться от бизнеса подальше, насколько это возможно, и создавать конкурентную среду.

Предлагали ли вам деньги за назначение определенных людей на определенные должности?

— И не только за это, а и за то, чтобы я не поднимал определенные вопросы. Например, один из наших бизнесменов завез в Украину самолет, не уплатив пошлины. После революции самолет исчез из Единого реестра воздушных судов и каким-то образом оказался в России... Но это отдельная история. Что касается должностей, то, насколько мне известно, при прежнем руководстве области цена кресла председателя райгосадминистрации колебалась от $100 тыс. до $200 тыс. в зависимости от района. За должность начальника управления облгосадминистрации давали $300-400 тыс. Значительно выше расценки были и, к сожалению, остаются на таможне — там назначения, к счастью, от меня ни коим образом не зависят. Вряд ли нужно объяснять, что у чиновников не такие большие зарплаты, чтобы отбить инвестиции в должности, поэтому я жестко боролся с практикой назначения за деньги. На уровне области должности не продаются.

Сообщали ли вы правоохранителям о том, что вас провоцируют получить взятку?

— Вопросами провокаций занимаются так называемые решалы, они опытные и знают, что прямое предложение может закончиться обращением в прокуратуру, поэтому обычно действуют через людей, приближенных к чиновникам. Решалы непрерывно мониторят круг общения госслужащих, после чего обращаются к их друзьям или родным, убеждают в правильности принятия определенного решения. Иногда кто-то поддается такому влиянию и начинает убеждать чиновника в необходимости принятия этого решения... Все это неприятная сторона будничной жизни. Мне кажется, что я на 100% защищен от влияния решал, но это трудно проверить. Вообще сам термин «решалы» — это порождение таможни, так называют людей, которые не являются госслужащими, но способны организовать беспрепятственное пересечение таможенной границы.

Почему вы уверены, что защищены от влияния решал?

— Я максимально сузил круг общения, стараюсь не посещать светские мероприятия. Люди при власти на самом деле очень одиноки.

Политическое трение

 Как влияют на контрабандные потоки смены правительств?

— Во времена премьерства Тимошенко поступления в госбюджет от таможенных сборов выросли вдвое, этот показатель не падает и сегодня. Системная контрабанда, насколько мне известно, не возобновляется. Но больше всего мешают бороться с контрабандой не правительства, а столичные силовики и некоторые народные депутаты (они есть во всех фракциях ВР). Именно под этими деятелями работают группы, занимающиеся контрабандой. Объективно этому содействует немногочисленность пунктов пересечения границы, вследствие чего на таможнях образуются очереди и появляются свои неформальные правила. По сути, речь идет о том, что государство не способно реализовывать унифицированную таможенную политику. Если правительство в чьих-то интересах ставит пошлину в 600% на определенный товар, пользующийся спросом в Украине, то никто и ничто не преодолеет желания бизнесмена сработать с рентабельностью в 600%.

Согласовываете ли вы кадровую политику с руководством правительства?

— Нет, хотя есть попытки навязать руководство фискальных органов. Кстати, меня никто не поставил в известность о том, что на областном уровне назначены новые начальники исполнительной службы Минюста и УВД. На должности, которые напрямую подчиняются Киеву, правительство ставит своих людей, хотя через личное общение с министрами мне удалось защитить 10-15 руководителей органов двойного подчинения.

Какие рычаги вы можете задействовать, чтобы отстоять того или иного руководителя?

— Я еду в Киев и беседую с руководителями министерств и ведомств, объясняю, какие риски  тех или иных назначений или увольнений. Иногда это срабатывает, иногда нет.

Как чувствует себя галицкий капитал с учетом того, что к власти в Киеве пришел донецкий?

— Центр может влиять на региональный бизнес через налоговую администрацию в целом и через систему возврата НДС в частности. Пока бизнес Галичины чувствует себя хорошо, хотя отдельные старые кадры налоговой возвращаются, но тотальной ротации не происходит. Возмещение НДС нам удается держать в рамках закона.

А ваши политические соратники в Киеве не устают убеждать, что Кабмин Януковича возмещает НДС прежде всего восточноукраинским предприятиям.

— Для нас наиболее критическим был август-сентябрь прошлого года. Сейчас есть определенные локальные проблемы. Удивляет, правда, что донецкий аэропорт получил средства на реконструкцию, а львовский — нет, ведь мы сейчас довольно жестко конкурируем с аэропортом в польском городе Жешув. Конечно, нам было бы комфортнее работать, если бы правительство было оранжевое, но и так нормально.

После назначения нового премьера у меня состоялась встреча с Виктором Федоровичем, мы договорились о том, что я не политизирую систему управления (то есть — не использую свою должность для политических спекуляций, скажем, на тему тарифов). Премьер в свою очередь пообещал не проводить какие-то политические решения в обход губернатора (например, не будет давать указаний создавать фракции ПР в местных советах).

Пайщики-концессионеры

Зачем инициируете передачу в аренду частным структурам замков Львовщины?

— Три замка Львовщины входят в Государственную картинную галерею — Олесский, Золочевский и Подгорецкий, их мы планируем оставить в собственности государства. Остальные предлагаем отдать в аренду на 49 лет, поскольку средств на содержание замков хронически не хватает, не говоря уже о том, что из них нужно сделать привлекательные туристические объекты.

Какой объем инвестиций необходим?

— Это зависит от того, о каком объекте идет речь. Например, чтобы поднять Свиржский замок, нужно $50 млн. У государства таких денег нет, но уже стоит очередь из 5-6 бизнес-групп, заинтересованных в его аренде. Проблема в том, что этот вопрос не урегулирован на уровне законодательства. Можно было бы взять замки в концессию, но нет и закона о концессии. Именно в связи с этим по нашей инициативе Кабмин поручил провести эксперимент: мы берем замок в Старом Селе и Свиржский замок, делаем проекты реставрации, сдаем в концессию... В общем, показываем, как можно реставрировать историческое наследие, не привлекая бюджетные средства. Если эксперимент удастся, будем лоббировать принятие соответствующего закона.

Что сейчас происходит с львовским облгазом?

— Расправа. Монопольный поставщик фактически хочет взять под контроль все распределительные газовые сети в Украине. Нет, я не против того, чтобы договор с конечным потребителем заключал непосредственно владелец газа, но таких владельцев должно быть несколько. Иначе новый газовый монополист, который вряд ли будет инвестировать в реконструкцию сетей, захватит их, а со временем приберет к рукам все теплокоммунэнерго, водоканалы и т. д. Идет к тому, что мы на своей земле останемся ни с чем. Поэтому будем делать все, чтобы львовский облгаз оставался в руках нынешнего собственника, ивано-франковского бизнесмена Бахматюка, и не попал в руки монополиста, который частично принадлежит Газпрому.

 После вступления Польши в ЕС все ожидали притока инвестиций во Львовскую область, где относительно дешевая рабочая сила и меньшая налоговая нагрузка. Почему инвестиции не пришли?

— У нас плохо развита инфраструктура. Например, согласно европейским стандартам, расстояние между переходами на границе не должно превышать 35 км (у нас — до 80 км). Наши таможни технически неоснащены, украинские и польские таможенники и пограничники почти не сотрудничают, унифицированных деклараций нет. Какой нормальный бизнесмен захочет, чтобы его груз восемь часов стоял на границе? Кроме того, украинские транспортные магистрали не соответствуют стандартам качества, а это влечет за собой дополнительные логистические расходы. Разумеется, есть желающие строить дороги в Украине на условиях концессии, но, опять-таки, нет соответствующего закона. Механизм возмещения НДС экспортерам в Украине несовершенен. Достаточно сказать лишь, что до сих пор действует инструкция, согласно которой иностранное предприятие первый год работы вообще не получает возмещения НДС. Кому интересно кредитовать государство? Также в Украине облагается НДС инвестиционный импорт. Соответственно, инвестиции идут в Румынию, где цена рабочей силы приблизительно такая же, как и в Украине. Мягко говоря, не содействует притоку инвестиций хаос в земельном законодательстве. Почему компания с иностранным капиталом может покупать землю только с разрешения Кабмина? У нас есть инвестор, который уже пять лет работает и никак не дождется разрешения на приватизацию земли. А это вопрос капитализации бизнеса... В общем, причин множество.

Беседовали Роман КУЛЬЧИНСКИЙ, Наталья ГУЗЕНКО

Фото Константина СОЛУНСКОГО, «Контракты»

Запад встретился с Востоком

Два респондента делового еженедельника Контракты – губернаторы якобы политически полярных Львовской и Луганской областей Украины – спокойно наблюдают за происходящим в Киеве. Оба считают надуманным разделение страны на Восток и Запад и заняты не столько политикой, сколько реальной экономикой.

НеСШАсный случай

Штаты снова трясет. Американский рынок жилья, набиравший обороты восемь последних лет, падает. Квадратные метры дешевеют. Может ли повторится американская трагедия и на Украине, первый признак которой – резкий рост соотношения стоимости квартиры и арендной платы – читайте в деловом еженедельнике Контракты.