Жалобу возвели в ранг искусства

2,5 т.
Жалобу возвели в ранг искусства

Крик души переложили на песенный лад. В Санкт-Петербурге к первому выступлению готовится хор жалобщиков.

Похожие концерты уже прошли в Гамбурге и Хельсинки.

Энергетики, повышающие тарифы, севшая одежда — текст песни целиком состоит из неурядиц. Исполняет хор настоящих кляузников. Незнакомые прежде люди откликнулись на объявление Института современно искусства рассказать, о чем болит душа.

Александр Маноцков, композитор: «Эти люди не похожи на большинство наших соотечественников, потому что они умудрились слово и само понятие „жалоба“ переосмыслить оптимистическим образом».

В этот хор может попасть любой. Не обязательно уметь петь, нужно, чтобы что-то раздражало. Студентка Яна пришла с целым списком жалоб. Все они удачно легли на мажорный мотив аккордеона. Оказывается, девичье сердце одинаково сильно бередят и робкие мужчины, и автобусы, которых вечно не дождаться.

Яна Кличук, студентка: «В ходе наших встреч и обсуждений у меня родилось еще с десяток жалоб, основной из которых было то, что в названии города есть буква „р“, которую я не выговариваю».

Этот проект придумали финские художники. Эксперимент оказался столь удачным, что вслед за Европой они решили услышать, чем недовольны россияне. Жалобы возводят в ранг искусства не для того, чтобы чиновники услышали народ.

Негативные эмоции, спетые в унисон, лишь художественный эксперимент. Ансамбль репетирует не для того, чтобы выступить на митинге перед Смольным. Таким способом организаторы проводят своеобразную исследовательскую и социальную работу.

А на что же жалуются в различных европейских городах? Оказалось, что британцы сетуют на дороговизну пива, а финны на частые проигрыши шведам в хоккей.

Национальный петербургский колорит — это пожаловаться на салют, который не видно в «белые ночи». В остальном, как и везде, безответные чувства, бытовые неурядицы, метафизическая неустроенность мира.

Хотя у хора богатая культурная программа, песню от всего сердца те, кому следует, скорее всего, никогда не услышат. Рифмованное недовольство останется лишь современным фольклором.