УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Сергей Терёхин: «Укртелеком не нужен правительству»

843
Сергей Терёхин: «Укртелеком не нужен правительству»

«Для нас уровень инфляции является эзотерическим»

Видео дня

-В сентябре прошлого года после отставки Кабмина Вы говорили о неадекватности негативных оценок его работы. Но вместе с тем не отрицали допущенные просчеты в налоговой политике. В чем, по Вашему мнению, они выражались?

— Просчеты были рациональные и иррациональные. Последние базировались на ошибках Кабмина как такового. Не было единого центра принятия решений, как внутри Кабинета Министров, так и в целом в стране. Яркий пример тому — когда в государстве начались «бензиновые терки». Представляете, два месяца мы вели тогда переговоры с операторами нефтяного рынка. Был подписан меморандум. Договорились о том, как должна двигаться цена для того, чтобы убрать все административные ограничения. А на следующий день выходит распоряжение Президента, по которому Кабмин устраняется от решения бензиновых проблем. А регулирование бензинового рынка переходит почему-то к помощнику президента Александру Третьякову и какой-то комиссии, в которую под его началом входят вице-премьер и министры. Ну, представьте себе — где и в какой стране такое может быть?! В то время риск конфронтации решений (и внутри Кабмина тоже) был настолько велик, что планировать свою работу на какой-то промежуток времени было очень сложно. А вот рациональные просчеты были в другом. Дело в том, что когда мы пришли работать в правительство, нам не был передан весь массив информации по состоянию дел в стране. И приходилось больше догадываться, что и в каком секторе делается, чем принимать осознанные решения. Поэтому были ошибки. Вот, допустим, в бюджетном планировании нам пришлось полтора месяца разбираться с казначейством. А именно — что, в конце концов, делается с этим бюджетом, какие статьи исполняются, а какие нет. Кстати, правительство Тимошенко так и не поняло, какой баланс потребления производства экспорта и импорта взяли. «Нефтегаз» не давал Минтопу достаточно информации для того, чтобы просчитать баланс. Естественно, из-за этого получались просчеты в ценовой политике и выплате доходов. Зная всю эту информацию, правительство вело бы себя, конечно, по-иному.

-Минэкономики до сих пор не определилось с собственными прогнозами относительно бюджета на 2007 год. По последним данным, 10 мая министерство предсказало рост ВВП-2007 на 4,2% при инфляции 10%. А уже сегодня министр экономики Арсений Яценюк заявил, что «есть целая серия факторов, которые могут влиять на прогноз». Он считает, что ключевыми будут цены на энергоносители и внешняя конъюнктура. Какие, по Вашему мнению, факторы будут влиять на бюджет 2007 г.? И откуда вообще взялась цифра инфляции в 10%?

— Ну, по теории макроэкономического регулирования... Страна, имеющая достаточно ресурсов для внутреннего регулирования (не очень глобализированных), какой хочет процент инфляции — такой и поставит. Допустим, центральный банк ведет монетарную политику (так называемое инфляционное позитирование). Тогда все денежно-кредитные инструменты центрального или центрального эмиссионного банка направлены на то, чтобы сдержать какой-либо политически определенный уровень инфляции. В этой ситуации есть масса способов удержать падение. Но, к сожалению, сейчас очень трудно понять роль центрального банка в инфляционном образовании. Потому что сейчас он исповедует другую теорию — удержание валютного «якоря». То есть рейсы украинских денег через систему валютного рынка, а не инфляционного позитирования. Поэтому для нас уровень инфляции является эзотерическим. Из чего он складывается — даже сложно сказать. Я уже лет пять выступаю против привязывания гривны к доллару. И считаю, что давно уже надо закрыть последний Госплан, в котором говорится, что цена на деньги не определяется рынком, а назначается чиновниками.

В одном из своих интервью Вы заявили о том, что Юрий Ехануров исключил из бюджета социально-экономические инициативы, запланированные Вами еще в 2005г. Не считаете ли, что наш бюджет и так слишком социальный и направлен не на развитие, а, скорее, на проедание? И что в дальнейшем при таком социальном подходе не о каком экономическом развитии не может идти речь?

— А при чем тут бюджет к развитию страны? По моему мнению, это тормоз развития страны. Чем больше бюджет — тем хуже развивается частная экономика. Чем больше налоги и перераспределение административным способом ВВП национального дохода через чиновников — тем хуже себя чувствует частник. Мое личное, если хотите, политическое убеждение состоит в том, что на сегодняшнем этапе у нас мало национального дохода на человека — в восемь раз меньше чем в Польше. И мы не можем себе позволить инструмент бюджета использовать для каких-то коммерческих целей. Только для социальных. По тому что решение об экономическом росте должно приниматься непосредственно рынком, а не чиновниками. Знаете, что кроется за этими красивыми фразами: инвестиционное составляющее, политика экономического роста бюджета? Это все равно, что взять и принимать бизнесовые решения. Например, деньги вкладывать в заводы, делать какие-то дотации в бизнес. Понимаете, такая ситуация возникла не только у нас в стране, а и в более развитых странах. И парадокс заключается в том, что возможность управленческой ошибки у чиновников намного больше, чем у менеджера в частной компании. Мотивации ведь у них разные. У одних ответственности и конкуренции намного больше. А у других (чиновников) ни конкуренции, ни ответственности не существует. И я абсолютно уверен, что пока бюджет должен сосредоточиваться на поддержании схем социального обеспечения, роста заработных плат. А также на исправлении некоторых, проблем рынка, где конкуренция начинает зашкаливать. Но мы не привыкли к тем правилам конкуренции, которые существуют в глобальной экономике. Украине необходим адаптационный период. Для этого существует бюджет. И в нем есть какие-то бюджетные фонды, дотации, субсидии, могущие исправить существующие искривления конкуренции. Потом они будут отменены. Но сегодня нам вот такие деньги нужны. А не на инвестиции экономического роста и т.д.

Когда речь заходит о приватизации «Укртелекома», Вы заявляете, что считаете такой шаг преждевременным. Почему?

— Все объекты, которые нельзя отнести к частной собственности, должны принадлежать государству. Возьмем, к примеру, почту — так сказать, экономически неинтересный объект. Если частный собственник будет принимать решения, направленные на максимализацию прибыли, это плохо отразится на всем обществе. «Укртелеком» — объект, который, честно говоря, не нужен правительству.

Но он же дает регулярные поступления в бюджет?

— Правильно, дает. Но, наоборот — ненужные. Потому что собирать деньги с рынка — совсем не функция правительства. Для этого существуют налоги и ренты. Сейчас появилась масса операторов, которые создают «Укртелекому» на рынке конкуренцию. Но у нас проблема гораздо более сложная. В свое время в других странах (на заре развития мобильной связи) сказали частным мобильным операторам: «Дорогие мои! Вот вам такие-то частоты. Будьте любезны — пользуйтесь. Но вы будете обязаны за счет части своих монопольных доходов развивать фиксированную стационарную связь». Дело в том, что последняя капиталозатратна. А отдача на капитал в этом секторе в несколько раз медленнее, чем, скажем, у мобильных операторов. У нас такого не случилось. У нас частным операторам это не интересно. В отдаленных населенных пунктах связь «Укртелекома» еще не до конца налажена. Поэтому я абсолютно уверен, что еще некоторое время люди, условно говоря, с хутора Червонадуля, мобильной связью пользоваться не будут. И это проблемы. Потому что информатизация, логистика и инфраструктура делают общество развитым и по доходам, и по счастью в жизни. Поэтому если у нас хотят продавать эту компанию, то надо сделать что-то новое, отличное от других. А не затратную фиксированную связь, которая висит у нас на балансе. UMC оттуда ушел. Продается то, что осталось. Сейчас у нас от прежнего «Укртелекома» ничего уже нет. Для начала, из этой компании необходимо сделать красивую и вкусную конфетку, завернуть ее в дорогую обертку, а потом только продавать. Иначе если сделать это уже сегодня, то мы наступим на те же грабли, что и в Польше, Франции и других странах, продавших оператора стационарной связи.

«Стиль кадровых назначений и изменений президента мне не понятен»

Скажите, а сейчас Вы себя ощущаете больше политиком или экономистом?

— Да я всегда — экономист. Но мне намного интереснее написать какой-то закон, чем получить корочку министра или замминистра. Мне больше нравится заниматься экономикой в политике.

Как вышло так, что ни один из подготовленных «НУ», БЮТ и СПУ проектов коалиционного соглашения никак не связан с утвержденной правительством бюджетной резолюцией на 2007 год?

— Эти два вопроса вообще нельзя связывать. Дело в том, что коалиционное соглашение пишется под стратегию на пять лет.

— Тем не менее, и президент, и «НУ», и БЮТ, и СПУ постоянно вносили свои поправки и пункты в коалиционное соглашение.

— И это мне не нравилось ни тогда, ни сейчас. Я вообще не понимаю, почему в коалиционном соглашении должны быть поставлены сроки либо цифры. Ну что это такое, например, довести рост ВВП до 10%? С экономической точки зрения — это глупость. Потому что мы не знаем многих внешних факторов влияния. Дефицит бюджета мы можем себе написать, процент инфляции — тоже. Но тогда наши руки будут связаны. Потому что станет непонятно, как этого достичь. Бюджетная резолюция, тактические задачи могут быть на следующий год. Но коалиционное соглашение априори должно быть подписано на пять лет.

- В первые дни работы нового состава Верховной Рады Украины представители Блока Юлии Тимошенко должны были подать два ключевых законопроекта, касающихся управления собственностью. Один из них был уже представлен БЮТ. И в нем говорится «о дооценке незаконно приватизированных предприятий, а не об их реприватизации». Второй законопроект касается защиты прав миноритарных акционеров. Кроме того, БЮТ планирует провести налоговую реформу: заменить НДС на потребительский налог, ликвидировать фискальные платежи и ввести налог на недвижимость. Как обстоят дела с этими законопроектами и какова их дальнейшая судьба?

- Все эти законопроекты сейчас находятся на этапе проработки. Закон о дооценке был еще готов в прошлом году, уже прошел все экспертизы. И должен Вам сказать, что он весьма интересен. Среди юристов (не экономистов) он поднял целую бучу. Потому что там вопросы не хозяйственного плана, а функционального. Закон о миноритарных интересах сейчас становится шире. Мы провели несколько дискуссий с участниками этого рынка и поняли, что недостаточно заклепать дырки в акционерном законодательстве. Поэтому мы решили сделать глобальный документ, который называется «Закон об акционерных обществах». Это первый этап. И второй этап — уже во второй половине этого года мы поменяем вообще структуру акционерных обществ. Таким путем мы хотим прийти к четкому пониманию, что вообще такое корпоративный капитал. Так что все документы, которые БЮТ собирался подавать на рассмотрение — уже прорабатываются.

- Как Вы оцениваете шансы кандидатур Сергея Буряка, Владимира Ланового, Сергея Терехина, Николая Азарова, которых в последнее время активно прочат на должности министров экономики?

- А я не знаю вообще, для чего Министерство экономики нужно в том виде, в котором оно существует сейчас! В эффективном правительстве, я абсолютно в этом уверен, функции бюджетного и макропланирования должны находиться в одних руках. Т.е. должно быть единое министерство финансов и экономики, а не два разных. Поэтому я не могу сказать, кто из перечисленных людей захочет занять этот пост.

А если бы Вам предложили его занять?

— Ни в коем случае!

Известно, Вы ратуете за то, чтобы Украина вступала в ВТО. Тем не менее, мы уже более 12 лет не можем вступить в эту организацию. Кто, по-Вашему, активно противостоит вхождению в глобальную экономику? Какова цена пребывания вне рамок ВТО и кто ее платит?

— Я могу сказать, что поотраслевую оценку и возможные последствия мы дали в предыдущем парламенте в прошлом году. Это была книга на 200 страниц. Но парадокс в том, что после прошлогодних изменений в тарифах на импортные автомобили их усредненная величина у нас меньше, чем даже в некоторых странах ВТО. А вообще-то, тут вопрос стоит, скорее, о внутренней безалаберности. Например, каковы нормы сертификации, технического контроля либо защиты интеллектуальной собственности на практике, а не на бумаге. И в каждой из отраслей есть собственная кучка лоббистов со своим делегированным депутатом. Поэтому очень сложно сказать, кто именно и в какой мере замешан в этом.

Когда же все-таки Украина вступит в ВТО?

— А когда будет создана коалиция? Понимаете, для вступления в эту организацию нам необходимо еще принять с десяток больших и маленьких законов, из которых самых важных шесть. К тому же необходимо внести поправки к законам об экспортной пошлине. И, в конце концов, ратифицировать договор о вступлении в ВТО. Вот здесь возникает теперь вопрос: «Как поведут себя социалисты после последних событий? А также — что хотят регионалы?» Хотя, по логике вещей, «регионам» ВТО очень нужно. Ведь больше всего бизнеса, связанного с политиками из Партии регионов, страдает потому, что мы не являемся членами Всемирной торговой организации.

Если заговорили о коалиции, то кто стал камнем преткновения для ее создания?

— Личные амбиции некоторых политиков.

Со стороны какого политического лагеря?

— Ну, давайте не сейчас. Ведь только ведутся переговоры. Я сейчас не готов говорить об этом. Но, когда они закончатся, я обязательно Вам все расскажу.

У Вас на столе стоит фотография, где Вы обнимаетесь с Юлией Владимировной и выглядите вполне счастливым в ее компании. Но в 1999 году Вы характеризовали Тимошенко так: «Судя по первому опыту ее работы - по бюджету -могу сказать, что это человек опасный. Так как тормозов у Юлии Владимировны нет. Есть желание - такое же, как у меня было в 93-м — все резко, быстро изменить, абсолютно не просчитывая щепки и трупы, которые остаются после этих изменений». Не боитесь ли Вы работать в команде с таким страшным человеком?

- Могу сказать откровенно. Когда мне было предложено идти в правительство Тимошенко, я долго думал. Но могу сказать, что первые несколько месяцев опасался того, что там такое же будет. Нет и нет. Работать с этим человеком было тяжело. Драйв зашкаливает. Задачи ставились сегодня на завтра. Но в создавшейся тогда ситуации именно это было нужно. Потому что слишком много неизвестного получено было от прошлого правительства. И поэтому у нас не было плавного перехода от одного правительства к другому и другой политической силе. Не забывайте — у нас было постреволюционное правительство. Сейчас, по крайней мере, я научился работать с Тимошенко и знаю, как развернуть все ее идеи в более технологичное русло.

- В эфире «5 канала» представитель Партии регионов Игорь Шкиря заявил, что «регионалы» готовы к радикальным методам. Т.е. инициировать роспуск парламента и провести новые выборы и парламента, и президента. Насколько это реально?

- Товарищи, ну что вы! Я понимаю — «мы всех замочим» — лозунг Партии регионов. Но, видно, Шкиря никогда не читал новую Конституцию Украины. Парламент распустить нельзя. Даже если вдруг депутатам запретят приходить, а они не послушают, то Конституция не говорит, что надо делать в этом случае. А если она не имеет пункта на этот счет, то парламент будет работать. В Конституции написано только одно — парламент дееспособный, если есть большинство — 226 голосов. Поэтому такие заявления — глупости.

- На данный момент рассматриваются две кандидатуры на должность спикера Верховной Рады. Это лидер СПУ Александр Мороз и экс-глава СНБО Петр Порошенко. Кто, по Вашему мнению, из этих политиков, окажется более влиятельным, чтобы занять кресло спикера?

— На рынке шоколадной продукции? Если серьезно, то я считаю, что любая должность требует качества и профессионализма. Не говоря уже о таких неизвестных политику качествах, как мораль и этика. Так вот, я считаю, что наиболее технологичного человека на место спикера за последние 12 лет в парламенте, лучшего, чем Александр Мороз, нет, Он наименее эмоциональный, достаточно знающий регламент, и не заангажированный в отдельной политической силе. Спикер вообще должен быть максимально отдален от политических и, не дай Бог, бизнесовых интриг.

- Кстати, о спикере. Владимир Литвин после своего провала начал резко критиковать действия окружения президента. И в особенности - руководство Секретариата Президента в лице Олега Рыбачука. С другой - демонстрирует сожаление по поводу того, что некому обустроить быт Виктора Ющенко. Не кажется ли Вам, что под стенаниями бывшего главы парламента скрывается простое и откровенное желание напроситься в «любі друзі» к президенту? И сможет ли Ющенко простить Литвина и принять его в команду?

— Знаете, перед каждой раздачей властных портфелей и постов все начинают любить власть. Поэтому ничего удивительного в этом нет. Такое в Украине чиновничество. При этом я не раз уже говорил, что стиль кадровых назначений и изменений президента лично мне не понятен. Поэтому прогнозов здесь сделать не могу.,

Беседовал Дмитрий НОВИКОВ, «Украинская газета»