Выполнили ли партии обещанное в 2002 году?

1,0 т.
Выполнили ли партии обещанное в 2002 году?

Обіцянки-цяцянки

Раздав в марте 2006 г. сотни предвыборных обещаний, партии скромно умолчали о том, удалось ли им выполнить обещанное в 2002 г. Ответ на этот вопрос нашел корреспондент БИЗНЕСа

КОНЕЦ "ЕДИНОЙ УКРАИНЫ"

В парламент 4-го созыва пришли шесть партий, которые заняли чуть меньше половины депутатских кресел: блок Виктора Ющенко "Наша Украина", Блок Юлии Тимошенко, блок "За Единую Украину!", Коммунистическая партия Украины, Социалистическая партия Украины и Социал-демократическая партия Украины (объединенная). Оставшуюся часть поделили 250 депутатов, избранные в мажоритарных округах. Политическая окраска новоизбранного парламента показала, что стабильного большинства не получится — уж слишком пестрая компания подобралась. Новоизбранный парламент собрался на первое заседание 13 мая 2002 г., и "свежеиспеченные" депутаты сразу же принялись делить власть внутри Верховной Рады. Несмотря на отсутствие явно выраженного большинства, борьба была недолгой. Стороны достигли компромисса: представителям пропрезидентских сил — должности в руководстве парламента, представителям оппозиции — в ключевых комитетах. Гарантией от "кидка" должен был служить пакетный принцип голосования, к которому впоследствии прибегали не единожды. 28 мая 2002 г. депутаты избрали руководство парламента: председатель Верховной Рады — Владимир Литвин, его первый заместитель — Геннадий Васильев и заместитель — Александр Зинченко. 7 июня "пакетом" утвердили руководство комитетов ВР.

Спустя 13 дней пропрезидентский блок "За Единую Украину!", который в парламенте был представлен фракцией "Единая Украина", первым нарушил свой же главный лозунг о единении. Участники блока, разобрав руководящие должности в парламенте, разбились на множество фракций ("Регионы Украины", "Аграрии Украины", ПППУ, "Трудовая Украина" и НДП). Таким образом, на 58-м дне жизни депутатская фракция "Единая Украина" перестала существовать.

Под занавес первой сессии Верховной Рады 4-го созыва парламентарии выдали на-гора множество постановлений и законов. Среди наиболее значимых — Таможенный кодекс и Закон "О статусе депутатов местных советов". Последний отменил депутатскую неприкосновенность депутатов местных советов. Кроме того, именно во время первой сессии депутаты сумели "проделать" в Бюджете новую "черную дыру", приняв Закон "Об инновационной деятельности", который предоставлял инновационно ориентированным предприятиям значительные налоговые льготы.

СТАВКА НА "ДОНЕЦКИХ"

Вернувшись из отпуска, депутаты окунулись в пучину политического кризиса, который надолго лишил их возможности полноценно трудиться. Не имея возможности сформировать парламентское большинство, провластные фракции возлагали немалые надежды на "Нашу Украину" (НУ) как на потенциального партнера по коалиции. Если бы фракция Виктора Ющенко вошла в коалицию, в парламенте появилась бы политическая сила, способная не только принимать законы, но и при необходимости вносить изменения в Конституцию без переговоров с оппозицией. Руководство НУ не говорило ни да, ни нет, предпочитая вести крайне осторожную переговорную политику с обеими сторонами. Последовавшие за этим обвинения со стороны США в адрес Президента Леонида Кучмы в продаже Ираку комплексов ПВО "Кольчуга", "кассетный" скандал, уличные акции оппозиции "Восстань, Украина!" с требованием отставки Президента и втягивание в них лидера НУ Виктора Ющенко поставили крест на идее создания пропрезидентского большинства. Получив в союзники "Нашу Украину", оппозиция с удвоенным рвением бросилась на борьбу с режимом, допустив при этом очевидный промах. 24 октября 2002 г. на голосование был поставлен Закон "О социальных гарантиях малообеспеченным гражданам", который, в частности, увеличивал размеры социальных выплат. Сориентировались только коммунисты, проголосовавшие "за". Организованная оппозиция упустила шанс выполнить ряд социальных обещаний избирателям.

Парламентское же большинство на Банковой решили "лепить" из того, что было, делая при этом ставку на "донецких". О методах работы власти с депутатами в тот период позже емко сказал спикер парламента Владимир Литвин: "Ломали через колено". А о баснословных суммах в $300 тыс., которые предлагали за выход из оппозиции и поддержку кандидатуры донецкого губернатора Виктора Януковича на должность премьер-министра, до сих пор ходят разговоры в парламенте. Тем не менее после создания большинства и прихода к власти "донецких" парламент смог не только наладить работу, но и принять по итогам второй сессии 919 законодательных актов. Предмет гордости депутатов большинства — Хозяйственный и Гражданский кодексы.

ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ

Приближающиеся президентские выборы и высокий рейтинг Виктора Ющенко дали оппозиции надежду на изменение ситуации в борьбе с пропрезидентскими силами. В ответ Президент Леонид Кучма выдвинул инициативу изменить Конституцию, урезав полномочия Президента и передав их парламенту. Давняя мечта социалистов, заложенная в их партийной программе, вдруг стала вполне реальной, и руководство СПУ решило воспользоваться ситуацией. Это едва не привело к расколу оппозиции, однако после жестоких парламентских баталий с драками и блокированием трибуны идея конституционной реформы провалилась. Спасти реформу могло только чудо, коим оказалась "оранжевая" революция. Правда, для Виктора Ющенко это решение было вынужденным, иначе на помощь социалистов можно было не рассчитывать. Темп работы законодателей несколько снизился, но по итогам сессии остался на довольно высоком уровне — 838 принятых документов.

В 2005 г., когда до парламентских выборов оставался год, новая власть активно бросилась выполнять свои обещания, проталкивая в парламенте множество инициатив и законов. Правительство Юлии Тимошенко активно раскручивало идею реприватизации. Каким бы спорным этот пункт ни был, программа БЮТ его предусматривала. В свою очередь, "Наша Украина" и Президент Виктор Ющенко развернули активную деятельность в сфере адаптации украинского законодательства к стандартам ВТО. Принятие или непринятие этих законопроектов соответствовало букве предвыборных программ "Нашей Украины" и КПУ. Первые продемонстрировали, что могут держать свое слово, данное в предвыборных обещаниях, вторые же на всю страну показали, что готовы с кулаками защищать отечественного производителя. Победа "оранжевых" несколько деморализовала бывшее пропрезидентское большинство, что дало возможность новой власти протолкнуть в стенах Верховной Рады еще немало законов. В итоге, 2005 г. для парламента стал рекордным по числу принятых документов — 922.

Смена власти отразилась и на конфигурации парламента: ярые сторонники прежнего руководства страны стали оппозиционерами, а примкнувшие к ним из меркантильных интересов начали искать прибежища в "оранжевых" рядах. Начался период большого рекрутирования, в первую очередь это коснулось СПУ и БЮТ, ряды которых пополнились не только новыми депутатскими голосами, но и дополнительными финансовыми ресурсами.

ВРЕМЯ ЛОББИСТОВ

Кроме отстаивания электорального интереса, парламентские партии неплохо проявили себя также в деле защиты бизнеса. Причем не бизнеса в общем понимании этого слова, а вполне конкретного предприятия, группы предприятий или отрасли. В частности, депутаты, пришедшие в ВР под знаменами "Нашей Украины", отличались завидной всеядностью, "защищая" представителей различных сфер бизнеса: от банков до сельского хозяйства.

Одним из любимых законодательных полей для "нашеукраинцев" стала нефтегазовая отрасль. На ее ниве небезуспешно трудились руководитель фракции Николай Мартыненко, депутаты Александр Третьяков, Сергей Слабенко, Вадим Литвин, Игорь Насалик. Тарас Довгий в тандеме с Иваном Васюником защищал от зарубежных конкурентов отечественную радиоэлектронику, Олег Зимин — украинские аккумуляторы для автомобилей, а Алексей Козаченко был весьма неравнодушен к металлолому. Олег Гуменюк проявлял заботу о государственных банках и поддерживал инициативы Укрэк-симбанка.

Весьма активную и разностороннюю законодательную деятельность вел Сергей Терехин, на боевом счету которого немало законов, в частности, в деле облегчения налогового бремени в тех или иных сферах экономической деятельности. Виктор Пинзеник проявил себя как защитник интересов продавцов, банкиров и Министерства финансов, которому пожелал переподчинить Налоговую администрациию и Таможенную службу, а также КРУ.

В рьяной поддержке сельхозпроизводителей за счет государственного субсидирования был замечен Иван Томич. Сельское хозяйство в области виноделия опекал Владимир Фиалковский.

Во фракции БЮТ тоже не обошлось без бизнес-заинтересованных депутатов. Юрий Крук, долгое время курировавший вопросы морского транспорта, предлагал разрешить приватизацию трех судоремонтных заводов: Азовского, Ильи-чевского и Керченского. Геннадий Астров-Шумилов защитил от приватизации "Ровенькиантрацит", настояв на включении его в список объектов, не подлежащих приватизации.

Депутаты из СПУ отметились в нефтедобывающей отрасли (Николай Рудьковский) и виноделии (Николай Мельничук). Фракция КПУ тоже может похвастать своими достижениями в сфере защиты бизнеса, причем не только государственного. Так, например, Станислав Гуренко добился государственных дотаций для судостроителей. Владимир Пузаков пытался лоббировать интересы легпрома и текстильщиков, а Бмельян Парубок — производителей агротехники.

Сравнение программ партий с их деятельностью в парламенте позволяет сделать неутешительный вывод: программные документы — это красивая ширма, призванная скрыть прагматичные интересы влиятельных политиков и бизнесменов. Кроме того, нелепые порой положения программ наводят на мысль о том, что некоторым партиям еще далеко до реального партийного строительства, которое разительно отличается от пламенных речей и блокирования парламентской трибуны. Насколько обязательными будут партии в следующем парламенте, сказать трудно. Главным образом это будет зависеть от того, насколько жизнеспособным окажется новое парламентское большинство.

Дмитрий Рогожин, Любовь Беленок, «Бизнес»

http://business.ua