УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Червоненко отмежевался от «друзів»

Червоненко отмежевался от «друзів»

Евгений Червоненко утверждает, что его как губернатора области не интересуют проблемы собственников, и он не собирается вмешиваться в их конфликты. Евгений Червоненко считает, что пришел в Запорожье всерьез и надолго. Об этом свидетельствует как минимум то, что он оказался одним из немногих чиновников, которые в полной мере выполнили требование президента о неучастии госслужащих в парламентских выборах. После чреды смен губернаторов запорожцы смотрят на нового руководителя администрации с большой надеждой. ...

И он дает основания к этому. Предложенные им программы по контролю за экологией Запорожья, которое давно страдает от выбросов промышленных гигантов, могут, наконец, помочь решить застаревшую проблему края. Кроме того, опыт Червоненко, прирожденного бизнесмена, должен хорошо сказаться в управлении экономикой региона. Авторитет Червоненко может выгодно работать на Запорожье — прежде всего, на привлечение инвестиций для технического перевооружения предприятий. Первые ростки этого уже видны. Новый губернатор делает то, что до него не удавалось другим — он «строит» промышленную элиту региона. В результате предприятия заметно активизировали вложение своих и заемных средств в реконструкцию старых мощностей и строительство очистных сооружений.

– Вы приехали в Запорожье без своей команды. Это было условие вашего назначения?

– Нет, не было такого условия. Это было мое решение. Я понимал, что ломать через колено бело-голубой регион — это ошибка. Тем более что моя команда ориентирована на другие цели. Управление областью — это не только экономический, но и социальный менеджмент. Поэтому пошел путем, который называется «уметь слушать и слышать». И возродил здесь диалог. Это дало свои результаты.

– Какая из политических сил пользуется наибольшей поддержкой электората, учитывая то, что на президентских выборах это был бело-голубой регион?

– Все познается в сравнении. В 2002 году рейтинг «Нашей Украины» здесь был 6%. На президентских выборах все три тура область проголосовала 70% на 30% в пользу Януковича. Сегодня рейтинг «Нашей Украины» колеблется от 10 до 15%. Это результат той политики, которую провожу я. Это не я считаю, это люди, в том числе и президент. Я никогда ничего не говорю вслед другим, но это ваша газета написала, что предыдущий губернатор был слабый, а новый — сильный, разбирающийся в экономике и независимый. Судить не мне. Я предпочитаю, чтобы судили другие.

– На что могут претендовать «Регионы»?

– Пока они лидируют. Но это не факт, что в областном и городском совете у них будет контрольный пакет, потому что я консолидирую все общество. Запорожье — это не Партия регионов. Партия регионов — это Донецк. Запорожье — это Партия запорожцев. У них должно быть свое лицо на карте Украины и свое лобби в Киеве. Это объединяет нас всех.

– Вступая в должность руководителя области, в качестве приоритетной задачи вы назвали проблему экологии. Как решается этот вопрос? Какую ответную реакцию у руководителей предприятий вызывают инициативы администрации?

– Наметилась тенденция, когда предприятия стали об этом думать реально, а не отмахиваться и не покупать экологических инспекторов. Потому что все поняли, что я не сверну с этого пути. Проблему решит только независимый контроль. Система экологического контроля, которую мы предложили, заставляет сами предприятия думать об очистных сооружениях. Иначе их убьют огромные штрафы. Убираем человеческий фактор и делаем реальный контроль.

К примеру, всем известно, что на выходные директора уезжают из города и закрывают глаза на то, что идут страшные выбросы, такие, что просто голова раскалывается. Мы предложили установить на 70 крупнейших трубах опечатанные датчики, которые будут сбрасывать информацию на центральный пункт. Этот пункт будут контролировать не только экологические службы, но и различные спецслужбы, чтобы не было сговора. Раньше было: где-то выброс — пока экологи приехали, пока их пустили, успели договориться, и уже ничего не понятно. Штрафы смешные подписывали. Сейчас все будет фиксироваться. Помимо того, данные из этого центра в режиме реального времени будут идти во все СМИ и на мультимедийные табло на центральных магистралях города. Тогда народ увидит, какое предприятие и чем их травит. Мне нужна поддержка общины. Иначе директора попробуют пролоббировать мое снятие в Киеве — это дешевле, чем устанавливать дорогие фильтры.

– Как предприятия региона выдержат цены на газ? Директор «Мотор-Сичи» Богуслаев в интервью нашему изданию сказал, что «Укргаз-Энерго» уже предупредило их о цене в $165 за тысячу кубометров на следующий квартал.

– Я не знаю таких цен. Не знаю, что говорит «Укргаз-Энерго». Я воспринимаю объективную реальность. На «Запорожстали» цена объявлена 110 плюс 12 долларов транспортировка и еще НДС. Получается 145. Плохо другое. Если люди платят за газ, зачем устанавливается лимит? Почему тут же предлагается у какой-то побочной компании купить газ? Вот это меня пугает. И с этим я буду бороться. Сама жизнь и себестоимость продукции заставят предприятия думать об энергосбережении.

– Как идет этот процесс на предприятиях?

– Они вынуждены этим заниматься. Та же «Запорожсталь» будет вынуждена внедрять новые технологии. Это касается и титаномагниевого комбината, и алюминиевого. Я предложил реальную программу, как демпфировать удар от энергетического шока. Минтопэнерго и энергорынок не согласны. Суть в том, что у нас много предприятий цветной металлургии, которая является биржевой и второй по уровню поступлений налогов в бюджет. И в то же время у нас избыток неиспользуемой электрогенерации. Я говорю: «Вы знаете, что были сняты спецтарифы? В то время как во всем мире экспортные отрасли стимулируются или налогами, или спецтарифами. Дайте мне на два года право использовать избыточную генерацию, которая просто не работает». На крики «Пусть поделятся и из офшоров отдадут деньги» я отвечаю: «Нет вопросов. Легко считается. Заставьте предприятия хотя бы 70% того, что экономится по энергетике, вкладывать в энергосберегающие технологии». Не считайте чужие деньги. Они платят налоги, и этим их отношения с государством ограничиваются. В ответ — непримиримая позиция Плачкова и НКРЭ.

– Что вам известно о лицах, причастных к «РосУкрЭнерго»?

– Не знал, не знаю и не хочу знать. Мне это неинтересно. Правду знают несколько человек. Те, кто вел переговоры.

– Кого вы имеете в виду?

– Я не называю фамилий. Но за свои дела все рано или поздно ответят. Дай Бог, чтобы они были правы в том, что делают. Но всем нужно задуматься. Острова счастья в море несчастья не бывает. Сама жизнь заставит этот газовый вопрос, который испокон веков был непрозрачным, стать более прозрачным. Это мое мнение.

– Как развивается конфликт на «Днепроспецстали» (длительные судебные тяжбы с вовлечением трудового коллектива между «Днепроспецсталью» и «Регионпромсервисом» за шлакоотвалы. — ДЕЛО)?

– Этим конфликтом должны заниматься учредители. Теряют деньги, прежде всего, они. Мне важно, чтобы был социальный покой. Чтобы не сократились объемы производства и рабочие места. Как туда вмешиваться c позиций государства, я не знаю. Должны выполняться решения суда.

– Говорят, что один из собственников «Запорожстали» Шифрин хочет выкупить долю у других партнеров и давит на них. Что вам известно об этом?

– Это вопрос собственников «Запорожстали». Мне абсолютно все равно, кто там собственник. Мне важно, чтобы завод развивался.

– Не опасаетесь, что из-за передела собственности может произойти конфликт, который затронет и трудовой коллектив предприятия?

– Я знаю Шифрина с рождения, мы близкие друзья. Но у нас практически нет общего бизнеса. Мы выбрали каждый свою дорогу. Я знаю Эдика. Шантаж и давление — не его метод. Он стал богатым и сильным, потому что умел работать и анализировать. Он гениальная рабочая лошадь, работающая 24 часа в сутки. Давайте говорить не сплетнями, а фактами. У «Запорожстали» учредители не пальцем деланные. Сегодня собственность там поделена.

– По поводу собственности на ЗАлКе. Говорят, его хочет приобрести Жеваго. На какой стадии там переговоры?

– Первый раз об этом слышу. Насколько знаю, ЗАлК принадлежит российской группе «Суал», которая и обсуждает вопросы энергосбережения и сохранения конкурентоспособности завода. Больше ничего не слышал и не знаю. Ни от «Суала», ни от директората. С Жеваго не общаюсь. Я не участвую в этих процессах и не влияю.

– Будет ли приватизироваться государственное предприятие «Запорожский титаномагниевый комбинат»?

– Это решает не губернатор. Правительство и парламент. Они могут только учесть мое мнение.

– Каково ваше мнение?

– Это зависит от качества менеджмента и системы подхода.

– Какое там качество менеджмента? Насколько знаю, на генерального директора комбината заведено уголовное дело.

– Уже не заведено. Это было сделано потому, что многие хотят влиять на то, что принадлежит государству. Думаю, сама жизнь заставит предприятие идти по пути приватизации. Когда это будет, не знаю.

– Как в область идут иностранные инвестиции? Какие и с кем ведутся переговоры на данный момент?

– Об этом я разговариваю с директорами. Я объясняю им, что время «отжима» заводов как мокрой тряпки закончилось. И объясняю правила игры. За единые правила игры для всех я борюсь со времен Кучмы. Я могу привлечь инвесторов для развития региона, используя свои связи. Дальше моя роль — соблюдение законности. А договариваться должны они. Жизнь сама заставляет их энергоперевооружаться и внедрять новые технологии. И от этого не уйдет никто.

– Какие конкретно инвестиции стали приходить? На какие предприятия?

– Больше всего пришло в машиностроение. Идет реконструкция на многих машиностроительных предприятиях, на «Запорожстали». На «Запорожстали» вкладывают огромные инвестиции в энергосбережение. Мы заставили их делать инвестиции по экологическим программам. Ожидаем больших инвестиций в сельское хозяйство и в курортную инфраструктуру в Бердянске. Для этого пытаемся и аэропорт передать в коммунальную собственность.

– Вы уже успели нагнать страха на местную элиту. Умение стучать кулаком по столу мешает или помогает в работе губернатора?

– Мне уже не надо стучать кулаком по столу. Мне достаточно посмотреть в глаза и тихо сказать. Это более эффективно, чем брошенная пепельница. Все знают, что я не пропущу ни обиду, ни невыполнение обязательств. Не пропущу наплевательского отношения к команде и своим обязанностям. Но после окончания рабочего дня я самый компанейский и добрый. Это знают все. Я сказал, что покажу пример конкурентоспособной политики, и показал. Я умею слушать и умею побеждать. Я приехал сюда побеждать. И докажу это даже тем «друзям», которым я мешаю внутри нашей партии и которые думали, что я приеду сюда и окончательно кану в Лету. Что меня разотрет бело-голубая масса. Ничего подобного. Бело-голубые меня тоже уважают. Я независимый человек.

– Вы убрали свою фамилию из списка «Нашей Украины». Какие гарантии получили от Ющенко на этот счет? Как долго собираетесь работать в Запорожье?

– Никаких гарантий от Ющенко я не получал. Президент сделал мне предложение. Я как человек, у которого слова не расходятся с делом, дал согласие. Продекларировали честность все, реально вышли из списка Луценко и я. Я больше менеджер, а не кнопкодав. Существовать в этой императивной системе мне не хочется. Мне легче говорить с реальными руководителями.

– Вы приезжали в Киев на день рождения Ющенко. Что подарили ему?

– Книгу по пчеловодству 1908 года. Не очень дорогую, но интересную. Со дня инаугурации я с ним на «ты» не общаюсь, но у нас давняя дружба, которая прошла испытания не клятвами в дружбе, а жизнью и смертью. Поэтому не люблю, когда спрашивают, что подарил. Что хочу, то и дарю. Есть отношения коррупции, а есть отношения людей. Я не стал олигархом, хотя мог им стать при Кучме. Я выбрал путь вот этой коробки из-под сардин, над которой все смеются (памятная доска, вырезанная из жестяной коробки из-под рыбы, на которой висят все ордена и медали Червоненко и которую он всегда возит с собой. — ДЕЛО). А я это сделал сознательно, пусть смеются дальше. Я совершенно независимый человек. Не стал на колени ни перед кем. Один раз перед Богом, в реанимации, когда было совсем плохо с моим другом. И Бог тогда услышал меня.

http://delo.ua/