Леонтьев: Украинцы есть. Причем в России. И в Канаде. И вообще, украинцев много. А страны такой нет

1,5 т.
Леонтьев: Украинцы есть. Причем в России. И в Канаде. И вообще, украинцев много. А страны такой нет

Леонтьев: Украинцы есть. Причем в России. И в Канаде. И вообще, украинцев много. А страны такой нет

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Программа "Особое мнение", 19 часов 8 минут по московскому времени. Мнение Михаила Леонтьева будет сегодня главенствовать в течение почти 45 минут эфира. Здравствуйте, Михаил.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Здравствуйте.

Видео дня

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я напоминаю эфирный пейджер 961 33 33, абн. "Эхо Москвы". Ну что, начнем, пожалуй. Первая тема, главное, это начнем с Украины. Сегодня Тимошенко выступит по украинским телеканалам, где скажет свою точку зрения на свою отставку. Как ты оцениваешь ситуацию на Украине? И что она скажет.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну что она скажет. Юлия Владимировна самостоятельная женщина, она что-нибудь такое скажет, хотя можно себе представить, что она скажет. Дело в том, что здесь в новостях я видел сюжет, где один из экспертов сказал, "она утонула". Она не утонула.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Про Тимошенко?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да. Отставка, на мой взгляд, сконструирована Юлией Владимировной самостоятельно в выгодный для нее момент, ставкой сейчас являются парламентские выборы. Начнем с того, что Юля, Юлия Владимировна Тимошенко г-на Ющенко не то, что ненавидит, она его презирает, как ничтожество, и всегда презирала. И в этом она абсолютно права, я с ней согласен. Никаких иллюзий по поводу него у нее не было, она его использовала. Разница. Вообще, в чем проблема Юлии Владимировны? Юлия Владимировна очень мощный, талантливый, публичный политический игрок.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы знакомы?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Будем считать, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Общались?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мнение такое, даже больше личное, чем политическое.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну, по поводу игрока это какое личное мнение? Есть игра, она на лицо. Абсолютно циничная, на мой взгляд. То есть она талантливая авантюристка. Как женщину это ее безумно украшает, я бы не хотел столкнуться с таким политиком. И у нее есть две особенности. Первое, что Юлия Владимировна Тимошенко не нужна никому кроме как самой себе. То есть за ней никто не стоит. В такой стране как Украина не может существовать длительное время на поверхности политик, за которым не стоят чьи-то мощные интересы, как внутренние, так и внешние. Ее единственная опора – это протестный электорат, причем такой, я бы сказал, маргинально-интеллигентский. Это "геть". И вот как только теряется "геть", она начинает сдуваться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В смысле "геть" - это вон?

М. ЛЕОНТЬЕВ: В смысле "геть", "геть" Кучму, "геть" Ющенко, еще кого-нибудь "геть". Самым кошмарным для Юлии Владимировны моментом будет, если она победит. Потому что тогда кого "геть"?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В парламентских выборах?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Просто победит. Вот она возьмет власть. То есть когда на ней будет лежать ответственность вся, вот она будет верховной властью на Украине в виде премьера полновластного, либо в виде президента, это вопрос отдельный. Просто говорю, что этот момент – это не начало ее краха, это просто одномоментный крах. Все. На этом все кончено. Остановиться она не может.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему? Она не профессиональная? Ты же сказал, она сильный человек.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Она сильная авантюристка, она игрок. За ней нет никакой политики и никаких интересов. За ней нет никакого вменяемого мировоззрения, между прочим. Она может с тем же успехом может быть и украинской националисткой и русской националисткой. Кем угодно. Или армянской националисткой. Конечно, у нее есть одно колоссальное преимущество перед 99 и может быть даже перед сотней политиков Украины – она мужик. Больше мужиков в политике на Украине нет. Вся история украинской политики, начиная с начала псевдогосударственности украинской – это история предательства. Кто первый предал, тот и выиграл. Если возьмем всех политических персонажей. Она действительно в этом смысле человек сильный. Играть с ней в коалицию России, не играть – вопрос сложный. В принципе, это не исключено. И насколько я понимаю ее попытки сразу после назначения – она хотела опереться на Россию, кстати, в противовес Ющенко, который просто является абсолютной западной креатурой. Что происходит с Ющенко? У Ющенко началось такое окостновение режима. То есть вся мифология оранжевая, вся эта революционная, квазиреволюционная мишура, она отброшена. Сейчас очевидно довольно быстро произойдет такая консолидация с посткучмовской элитой. Это даст, кстати, для Тимошенко колоссальные возможности пиарные, потому что она будет разоблачать коррупцию. Это очень интересно. Юлия Владимировна вообще-то по идее принцесса украинской коррупции. Но как-то ей так удалось, что коррупционеры…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, желательно еще и доказательства положить на стол, принцесса, принц.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Тогда все так, это была тогда такая жизнь. Но Лазаренко и Тимошенко непосредственно сидели на этой газовой трубе и с нее гребли. Огромные финансовые ресурсы, которыми обладает Юлия, и которые она очень активно вкладывала в политические проекты, это известные ресурсы, это известные деньги, это известные проекты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, по суду будет доказано.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Мы не в суде.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы не в суде, но по суду будет доказано – будешь говорить, потому что так можно нагревать воздух сколько угодно. Извини, у меня уточняющий вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я просто хочу сказать, что Юля остановиться не может. Вот все, что происходит, естественно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Юлия Владимировна.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Юлия Владимировна остановиться не может. Она будет переть как паровоз без тормозов. Удастся ей победить…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Для?.. Цель у нее какая? Пусть даже не стратегическая, а тактическая.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Цель – она сама, у ней нет никаких других целей. Она сама. Дело в том, что она, только она одна может выстроить для себя государство, в котором ее не будут преследовать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Хорошо. Скажи мне, пожалуйста, я с интересом ожидал реакцию российского президента, и она меня удивила. Он как бы спокойно сказал, что это нормальный политический процесс, если упрощать его слова, что все находится под контролем президента Украины. Означает ли это, что он реально теперь делает ставку, потому что мы знаем, любое слово Путина что-то да обозначает.

М. ЛЕОНТЬЕВ: У нас нет ставок на Украине. Нету. Или я ошибаюсь, я был бы рад, если было иначе. У нас вообще ставок нет, мы в этой игре не участвуем. С этой стороны, конечно, с медицинской точки зрения такой эксперимент, а что будет с Украиной, когда Россия ничего там не делает. И кстати в результате именно этой политики половина электората, то есть юго-восточная Украины, большинство, то есть бывший номинальный электорат Януковича, выведен вообще из политической игры, потому что они дезактивированы пассивностью России полностью. И вся игра идет на другом поле, на остальном. Она очень слабо затрагивает какие-то окраины электорального поля. Конечно, затрагивает. Но слабо. Президент сказал то, что есть на самом деле.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас пауза должна быть. Значит, президент что сказал? Президент сказал, на Украине есть президент…

М. ЛЕОНТЬЕВ: "Наша хата с краю, мы победим".

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это, ты считаешь?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что значит "мы победим" одним словом, что имеется в виду?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Сами хотели, ребята, теперь сами расхлебывайте.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это конечно нужно быть Михаилом Леонтьевым, чтобы в украинской ситуации не увидеть главное. Чтобы в этой ситуации говорить о Тимошенко, хотя хочу сказать, что это я спросил. А как тебе такая фраза, представь себе, в твоих устах. Леонтьев говорит, сейчас тебе скажу. "С этой минуты, с момента отставки правительства украинского я восхищаюсь Ющенко, - я говорю якобы твой текст, - почему я восхищаюсь Ющенко? Да потому что он, увидев, что эти ребята а) погрязли в коррупции, все, что ты о них говорил, занимаются только пиаром, - я не знаю, знаешь ли ты его вчерашнюю пресс-конференции, он там достаточно много говорил, он сказал, - "это мои друзья, я все это понимаю, но есть Украина. Я увидел, что эти люди занимаются не тем". Не улыбайся, здесь есть один момент, по которому не очень улыбнешься. И после того, как это, его друзья, с которыми он делал революцию, стояли возле него, он сказал, уйдите в отставку, потому что есть Украина. И он их убрал в отставку, своих друзей.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ни одного слова в том, что ты сказал, ни в одном слове это не соответствует действительности. Не делал Ющенко революцию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, назови это как хочешь.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Нету у него, и они не его друзья. Они такие же друзья.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: По этому процессу.

М. ЛЕОНТЬЕВ: По процессу, которого он не делал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Делал. Там же произошло что-то.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да не делал он никакой революции. Что-то там произошло. Но это что-то не называется революцией.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему ты не признаешь, что он сделал решительный шаг, отказавшись.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Его вынудили на политический шаг, для него абсолютно убийственной с электоральной точки зрения. Украина находится на пороге конституционной реформы, когда основное количество полномочий по исполнительной власти переходит премьеру. Если они собираются выполнять свои обещания. А если Юля победит на выборах…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Юлия Владимировна.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Юлия Владимировна, то она вынудит их это сделать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так скажи о нем хотя бы хорошие слова как о смелом человеке.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да не смелый он человек.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Который убрал свое окружение.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Он на веревке ходит. Абсолютно прав Затулин, он гораздо слабее ее. Если бы он смелый был, он бы ее с самого начала убрал из окружения, блин. Он сделал вынужденный политический шаг, который тянул до момента.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но другие не делают такого политического шага, не делают. Вот они идут с этим окружением.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ты намекаешь на кровавый путинский режим?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет! Слово Путин не произносил.

М. ЛЕОНТЬЕВ: А кто не делает?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай говорить о политике вообще.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Кто не делает?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не делают?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Не знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идут по жизни.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Меняют люди администрацию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Люди окружения делают преступления, замешаны в коррупции, ничего, главный политик идет по стране.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да ни в каких преступлениях он их не обвинил. Давай скажем, он обвинил в том, что он не может добиться, чтобы два клана внутри якобы его окружения, то есть его собственный клан и клан Тимошенко вели себя прилично. Поэтому он уволил Тимошенко и сделал вид, что уволил свой клан. Потому что свой клан он уволить не может. Поэтому была ритуальная ставка Порошенко. Вот и все. Вот и вся история. Абсолютно марионеточный парень. Для того и посаженный. Ничего на Украине не произошло. Спецоперация по установлению марионеточного, управляемого из Вашингтона режима на Украине осуществлена. С этой точки зрения ничего не изменилось. Юлия Владимировна Тимошенко к этой операции имела опосредованное значение. Она была инструментом, но она не хочет быть инструментом. Она будет играть дальше по выгодным для себя правилам. Она эти правила формирует, вот и все. Что ты хочешь, чтобы я говорил, то, что я считаю абсолютной ерундой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так скажи, это ерунда.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Вот это ерунда, все, что ты сказал, это ерунда, извини.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть живет политик в окружении не очень нормальных людей – это плохо, убрал политик этих людей – все равно этот политик не состоятелен.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Что значит "не очень нормальные"? Они может быть очень нормальные. Они просто не являются его сторонниками, единомышленниками. Они являются его противниками. Он держал правительство, наполненное своими политическими противниками. Причем противниками последовательными, непримиримыми. И наконец больше чем через полгода он его убрал. Ай какое мужество!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай. "Ющенко, геть!" Давай уже, дошло.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Матвей, чего ты хочешь. Ты просил мое мнение, я тебе сказал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, договорились.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ющенко как Ющенко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ющенко как Ющенко, нормальное пустое место. Почему "геть пустое место"? Как его можно "геть", если оно пустое?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Идем дальше. Александр, аспирант: "прокомментируйте, пожалуйста, - специально для тебя, - истеричную, - обожаю слово "истеричную", - истеричную реакцию польской стороны на решение России и Германии строительства новой ветки газопровода по дну Баренцева моря в обход Польши". Ну?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Подождите. Я не очень знаю географию маршрута. Я знаю, что есть решение о строительстве. Она не истеричная. Она очень рациональная реакция. Люди хотят, во-первых, находиться на стратегических путях транспортировки стратегически важного для Германии сырья. И с другой стороны, они знают, что могут этого добиться. Например, г-жа Меркель, которая с большой вероятностью выиграет выборы, заявила, что как только она выиграет выборы, это соглашение будет отменено, вот, кстати, между прочим, проантлантическое, антинациональное сознание бывает не только в России и на Украине, но и в Германии. Это абсолютное можно сказать какое-то звериное подобострастие, собачье, перед Америкой, вопреки стратегическим интересам Германии ради того, чтобы понравиться Вашингтону, она готова отменить соглашение, абсолютно и полностью лежащее в контексте германских стратегических интересов. Забавно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А это вообще хорошая идея – протянуть в обход стран Балтии.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Она выгодная. Транзит не платится. Потом, поскольку эти страны оголтелые, они используют тариф на транзит как инструмент политической компенсации.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть же еще политический аспект, что Россия в данном случае меньше теряет.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Россия меньше теряет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Имеет возможность какого-то давления.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Нет. Давления на кого?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На Польшу, на страны Балтии.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Как мы можем иметь давление, если ты ходишь через соседа в туалет, то кто на кого давит?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Объясняю, как.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Кто на кого давит: сосед, который может не пустить тебя в туалет?..

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если позволишь, я буду не про туалет, а про трубу.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Примерно одно и то же, это насущная потребность.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так пожалуйста, иди, я могу сделать паузу в передаче.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ты начнешь тариф взимать, я тебя знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тариф – 2 евро. Ты наверное слушал прошлую передачу. Значит, есть одна ветка в обход через море, а вторая напрямую. Можно сюда пускать больше, сюда пускать меньше, можно вообще эту ветку закрыть.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Вообще альтернативные пути транспортировки газа – это очень хорошо для всех, это возможность игры, как для потребителя, тем более, что потребитель практически монопольный, так и для производителя, для продавца, это обоим интересно. То есть абсолютно. В чем дело? Очевидно выгодная России и Германии вещь, и вот есть Меркель. Вот смотрите. Зачем она это делает?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Антинародная дама.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Почему она антинародная? Она считает, что атлантическая солидарность важнее. У нее такое мировоззрение.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай послушаем телефонный звонок.

АХМАД, ДАГЕСТАН: Я бы хотел, чтобы тема с хлебосольной Украины перешла на наши дагестанские жаркие горы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте коротко.

АХМАД, ДАГЕСТАН: Дело в том, что у нас в Дагестане ситуация необычная. С одной стороны, очень много терактов, а с другой стороны проходят футбольные матчи, организуются концерты, где собирается многотысячная аудитория. И так получилось, что сейчас к нам должна приехать группа "Райхан", которой кстати информационную поддержку оказывает "Эхо Москвы", и власти запретили концерт на стадионе "Динамо", обусловив тем, что не могут обеспечить полную безопасность концерта. При этом сам концерт теперь будет проводиться в мечети. Получается, футбольные матчи проводить можно, а это…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В чем ваш вопрос, вы звонили в прошлую программу.

АХМАД, ДАГЕСТАН: Не кажется ли вам, что сам запрет был связан с тем, что ксенофобские настроения у нас в руководстве Дагестана, или же это еврейская элита Москвы постаралась.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, давно я ждал.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ксенофобский к кому?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тоже не понимаю, и не понимаю насчет еврейской элиты Москвы.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я не очень понимаю, к кому ксенофобской…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идем дальше.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Потому что Дагестан – это сообщество очень многих народов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извини, мы слушаем ваш вопрос.

РУСЛАН, ВЛАДИКАВКАЗ: У меня вопрос, существует ли перспектива возвращения Белоруссии, Новороссии, Крыма, Абхазии, Южной Осетии в состав России, если да, то в каком году это будет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: День еще указать?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я считаю, что это неизбежно, примерно все, что вы сказали, и не только это, это неизбежно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Особенно Малороссии.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Новороссии человек сказал. Крыма и Новороссии.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что такое Новороссия?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Новороссией между прочим называется территория, которая сейчас это где-то примерно от Новороссийска до Одессы. Они исторически называются Новороссией. Одно из двух: либо Россия останется как страна, и тогда это все вернется. Либо России не будет. Это другая история. И тогда естественно не к кому будет возвращаться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он еще просил уточнить дату.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Дату – не могу, к сожалению. "Товарищ, верь, взойдет она…"

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хотя бы столетие.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я думаю, что это вопрос 5-10 лет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 10 лет подождем, а сейчас нужно будет подождать всего 5 минут, потому что Леонтьев остается в студии, вы будете задавать ему вопросы.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Роман, студент из, он написал: "Сибирские Афины, Томск": "Здравствуйте, Михаил, сегодня 9 сентября день образования КНДР. По официальной пропаганде именно сегодня Северная Корея объявит себя ядерным государством. Скажите, сколько еще Россия будет ублажать деспотические режимы: Узбекистан, КНДР, Куба? Я понимаю, вы скажите, что США всю жизнь придерживались такой же политики с целью противостояния СССР, но я не хочу, чтобы, - и дальше он пишет некоторые слова крупными буквами, - моя страна общалась со странами-изгоями, в том числе Белоруссией, я хочу жить в стране с чистой совестью, мне не нужны танки, самолеты, атомное оружие, ничего этого не надо, мне нужны честность и совесть как во взаимоотношениях внутри страны, так и во внешней политике. Пока этого не вижу, да и вряд ли увижу при нынешнем режиме". Студент пишет. Что скажешь?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Может быть, ему и страна не нужна?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А страна это обязательно – это все?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Во-первых, это разное. Я не считаю, что Белоруссия – страна-изгой. Мне не очень нравится Лукашенко, я неоднократно это говорил, и Матвей может подтвердить с огромным отвращением, мне не очень нравится г-н Лукашенко. Я считаю Лукашенко препятствием на пути интеграции как раз. Но Белоруссия – это не страна-изгой, и Куба – не страна-изгой. И страной-изгоем Кубу считает только США, больше никто в мире такого мнения не придерживается, хочу заметить. КНДР – неприятный в общем режим. Но это страна суверенная, с ней надо строить отношения, не только мы с ней строим отношения. В конце концов, это часть международной игры. Никого мы не ублажаем. Кстати, между прочим, ублажать. Кубу мы ублажили очень хорошо. Мы так ублажили Кубу, что после распада СССР экспорт и импорт кубинский одномоментно упал на 80%. И то, что она выжила – это чудо, такого не бывает в природе. Значит, как мы ублажаем КНДР – мне не известно совсем. У нас есть с ними торговые отношения.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты не об этом.

М. ЛЕОНТЬЕВ: То, что мы участвуем в конструктивном диалоге и являемся в значительной степени страной-посредником, которая в общем помогает тому, чтобы эти вопросы решались мирным путем, это нормально.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще раз цитирую, "мне нужна честность и совесть как во взаимоотношениях внутри страны, так и во внешней политике".

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я не вижу в том, что наш уважаемый студент формулирует, признаки отсутствия честности и совести. Я к сожалению, вижу эти признаки во многом другом, но здесь я не вижу. Для меня аргументы товарища студента неубедительны.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть все у нас нормально?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Никого мы не ублажаем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да нет, он вообще говорит.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Вот вообще не ублажаем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот в России есть честность?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Давайте поговорим о смысле жизни. Там есть конкретно сформулированный вопрос, Матвей. Он говорит, что нечестность и совесть наша проявляется в том, что мы ублажаем режимы. Мы их не ублажаем. Факт. Все. Ответил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, не ублажаем.

М. ЛЕОНТЬЕВ: А чем мы ублажили? Чем? Мы помогаем Белоруссии, которая является нашей органической частью, и какая бы ни была, как бы нам нравился или не нравился тот отдельный политический руководитель Белоруссии, избранный большинством белорусского народа, и мы его должны уважать, обязаны, если уж кого-то, то хотя бы белорусов можем уважать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ответь мне, личная просьба, прокомментируй одну фразу, которая для меня важна. "Мне нужна честность и совесть как во взаимоотношениях внутри страны, так и во внешней политике".

М. ЛЕОНТЬЕВ: Мне тоже нужна честность и совесть внутри страны и во внешней политике. Мы по-разному понимаем честность и совесть. Потому что у человека неадекватное представление о реальности, если он считает, что мы ублажаем КНДР. Вот если человек считает, что Россия ублажает КНДР, значит, он видит реальность в не понятном для меня свете. Он что-то знает про нашу политику, чего не знает кроме него никто. Вот и все.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Давай послушаем звонок.

ДМИТРИЙ, МОСКВА: Не считает ли Михаил, которого я поддерживаю и уважаю, что пора бы объяснить людям, что название Украина для страны гораздо более оскорбительное, чем Малороссия, потому что Малороссия – это Малая Россия, центр, откуда пошла Большая Россия, великая Россия, спасибо.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Название "Украина" – это безусловно окраина чего-то. Причем можно спорить, что это – окраина Польши или России. Это философский спор. Пожалуйста, выбирайте, кому что нравится. Название Украина, конечно, я не хочу никого обижать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но сейчас это сделаю…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Это дело украинцев – как себя называть. Но на мой взгляд, если уж действительно эти названия рассматривать, то конечно оно обидное.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Малороссия лучше?

М. ЛЕОНТЬЕВ: А чем Малороссия, Белороссия? Малая, Белая? Малая родина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это ваши проблемы со слушателем, как называть другую страну.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Это не другая страна.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это не другая страна.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Нет такой страны.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет такой страны. Давайте следующий звонок.

ДЕНИС, МОСКВА: Скажите, пожалуйста, г-н Леонтьев, как вы считаете, грозит ли безопасности России размещение войск в Туркменистане американских, которые вышли с Узбекистана и сейчас располагаются там? И второй вопрос.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите, второго не будет, потому что 41 минута, у нас скоро финал. Вопрос понятен?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Повтори, я не расслышал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, идем дальше.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Нет, размещение войск представляют ли опасность для России, правильно?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Совершенно верно.

М. ЛЕОНТЬЕВ: В краткосрочном плане не представляет опасность для России. В долгосрочном плане наверное как сказали американские военачальники, эти войска там находятся не потому, что они там борются с терроризмом, и не только потому, а потому что у США там есть долгосрочные стратегические интересы. Эти долгосрочные стратегические интересы безусловно представляют опасность для России. Потому что это интересы нам гадить. Других долгосрочных стратегических интересов в этом регионе у США нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тоже интересно.

М. ЛЕОНТЬЕВ: И китайцам заодно, что в какой-то степени нам выгодно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здорово, давайте еще один звонок. Долгосрочный интерес, я запомню, друзья, по Леонтьеву долгосрочные интересы США – это нам гадить.

М. ЛЕОНТЬЕВ: В этом регионе нет других задач.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, подожди, звонок уже снял.

ВЛАДИМИР, МОСКВА: Насколько я понимаю, к Юлии Владимировне есть претензии нашей прокуратуры. Может быть выгодно президенту отдать ее сейчас нам. Наша прокуратура год провозится, у него все будет нормально.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно, может быть, начать акцию?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Кто начнет? Ющенко?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, имеется в виду, российской прокуратуре активизировать акцию против Тимошенко. Тем более, что, как ты видишь, как мне кажется, все-таки Путин поддержал Ющенко.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Если мы хотим Украине добра, нам надо всячески поддерживать существующий политический конфликт между Тимошенко и Ющенко. Не надо ее нам, пусть поработает на Украине.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Чума на оба их дома, да?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Именно, она самая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Шоб оне уси кляти.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Давайте это будет такой, нет, я конечно увижу тебя в следующую пятницу, но, мне кажется, такое политическое завещание Михаила Леонтьева дружественной…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Рано ты меня хоронишь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не-не, я сказал, увидимся, все в порядке, дружеской стране, которой, как вы знаете, не существует.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Это не дружеская страна, потому что ее не существует.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Внимание, украинцы, вас нет.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Украинцы есть. Причем в России. И в Канаде. И вообще, украинцев много. А страны такой нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Итак, уважаемые украинцы, временно оккупировавшие территорию своей страны, через 50 лет вы вольетесь обратно туда, куда нужно.

М. ЛЕОНТЬЕВ: У нас общая страна. Никуда они обратно не вольются, это общая страна. Прекрати какую-то ерунду постоянно гнать. Ну что ты меня передергиваешь все время?!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если бы я сказал, что ты гонишь, то пурга – это самое спокойное слово.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Отлично.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо, наша передача закончена.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Этим мог бы ограничиться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мой любимый Леонтьев был в эфире. Сегодня, слава богу, никого не послал. До встречи.

http://echo.msk.ru/