УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Старая власть не любила критику. Новая власть предпочитает на нее вообще не реагировать

546
Старая власть не любила критику. Новая власть предпочитает на нее вообще не реагировать

На прошлой неделе Президент Украины, отвечая на вопросы в прямом эфире, высказал и свое мнение по поводу звучащей в адрес правительства критики. Оказывается, она бывает конструктивной, которая окрыляет, и деструктивной (термин, каемся, наш — точно ли так выразился Виктор Ющенко, не поручимся), подрезающей крылья.

Наверное, Президент прав. Весь вопрос, однако, в том, что вкладывать в то или иное понятие. Вот прежняя власть, к примеру, не ставила перед собой (явно, по крайней мере) задачи бороться с коррупцией. Нынешняя такую ношу на себя взвалила — ну, так во многом потому и стала властью. Но вот беда — настоятельно просит не критиковать себя.

Сказать, что прежняя власть критику не любила, — ничего не сказать. Однако же Юрий Кравченко, возглавлявший одно время ГНАУ, как-то заметил: 45% (он сам назвал цифру — мы ни при чем) критики его ведомства — это публикации БИЗНЕСа. И что самое смешное — со скрипом, нехотя, часто натужно, но отвечали. Реагировали на публикации, "принимали меры". Что имеем сейчас?

Вариант первый — никакой реакции; всяк говорит все, что думает; власть на думающих — ноль внимания. Речь не о конкретных газетах, журналистах, ученых, экспертах — о думающих вообще. Позиция такая некоторое время может быть весьма удобной. Но крайне непродолжительное время: чем больше думающих и осознающих вовлекается в процесс осмысления действий (или бездействия) власти, тем власти труднее игнорировать реагирующих. В пределе в думающих окажется большинство населения Украины — как тогда плевать? И чем? Пока же вполне получается. В результате, имеем, например, всяческие безответственные заявления чиновников, транслируемые на целую страну. А плевать на реакцию!

Сказала Юлия Тимошенко: мясо без труда сделаем по 18 грн. за 1 кг. Сделала. Приходишь на Бессарабку: на ценнике — 18 грн., просят все равно 35. Как так, спрашиваешь? А по 18? Это на Грушевского будешь брать по 18, раз премьер сказала, а у нас — по 35. Ну понятно же было, что и плоскогубцами не удержишь долго бензин по 2,99 грн. за 1 л — не удержали. Премьер это лучше других осознавала, но произносила-то совсем нереальные вещи. И ничего.

Или взять новую затею — массовое строительство, которое волшебно обеспечит государственное ипотечное учреждение. Только вот соберет учреждение 20 млрд грн. (!) — и враз обеспечит. А деньги эти, как утверждает премьер, должны набраться за счет 50% платежей от продажи земли. Кто-нибудь пробовал подсчитать, сколько нужно для этого продать земли? Отвечаем: с учетом местных, не столичных, цен придется сторговать участок, по площади вдвое больший, чем занимает Киев. И что, за произнесенное ответят? Ха-ха. Но красиво же, а?

Вариант второй — совершенно детские обиды: как так, да мы же все для... И т.д. Диагноз: отсутствуют рефлексы публичности. Обижаться, как дети, не иметь чувства юмора, остро реагировать на иронию и даже на сарказм политик не имеет права. Если этого не понимать, получаются всякие смешные и не очень истории. Как, к примеру, с Никопольским ферросплавным — то ли он в госсобственности, то ли нет? Премьер говорит — да, глава ФГИУ Валентина Семенюк — нет.

До недавних пор, повторимся, и первый, и второй варианты реагирования срабатывали. Теперь работают все хуже и хуже. Пример? Пожалуйста. На прошлой неделе — статья в "WSJ": в Украине существует опасность передела собственности! Украинский ЮКОС! Кажется, начали реагировать: первый вице-премьер Анатолий Кинах выступил, официально заявил, что не будет никакого ЮКОСа. Сразу все поверили? Нет, конечно. Еще недавно премьер обещала, что не будет никакого "списка 29" (перечень предприятий, приватизацию которых пересмотрят), а будут лишь общие принципы ревизии. Через несколько дней появляется г-н Кинах и говорит: да нет же, вот он, списочек. Каково? Справедливости ради скажем, что не все бизнесмены отступились от Украины — особо закаленные продолжают работать. "Евроцемент", предположим, спокойно купил "Балцем" — и хорошо себя чувствует.

И все же. Всемирный банк опубликовал исследование о роли общества в управлении страной и о подотчетности власти. Так вот, Россия в этом исследовании не дотягивает, конечно, до Мексики, но где-то рядом с Венесуэлой. А Украине удалось обогнать разве что социалистический Китай, а Бразилия — величина малодостижимая. Нет у нас никакой роли общества, поскольку правительство с этим обществом (не с Майданом, конечно, а с экспертами и советниками) ни фига не советуется. Не заведено так. А зря: мы не раз писали, что в стране существует множество "умных" экспертных групп, не претендующих на чиновные места, — обратитесь к ним. Но пока в качестве "чикагских мальчиков" выступают исключительно Сергей Терехин и Виктор Пинзеник, так и живем. На самом дне победы.

http://www.business.kiev.ua