УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Луценко уже не сможет остановиться, даже если захочет. Разборки с бывшими кучмистами закончатся только с его уходом с должности

819
Луценко уже не сможет остановиться, даже если захочет. Разборки с бывшими кучмистами закончатся только с его уходом с должности

Первым покинул пределы родины Игорь Бакай, бывший глава управления делами, за ним последовали другие известные персонажи. Сегодня список известных деятелей, которые никак не встретятся с интересующимися ими милиционерами, весьма впечатляющий. Это бывший мер Одессы Руслан Боделан, бывший глава ЦИК Сергей Кивалов, бывший губернатор Сумской области Владимир Щербань. Но, конечно же, просто победной песней в хоре разыскиваемых звучит история о том, как наша милиция по каналам Интерпола обратилась к правоохранительным органам России с просьбой установить местонахождение и гражданство (!) бывшего министра внутренних дел Николая Билоконя.

В происходящем интересно несколько моментов. Во-первых, удивляет то, что жертвы, прекрасно понимая, что до них рано или поздно доберутся правоохранители, ничего не предпринимают до тех пор, пока опасность вплотную не приблизится к порогу. Каждый считает себя невиновным до тех пор, пока не получит повестку. Видимо, это некое общечеловеческое свойство. Умберто Эко, описывая, как король Филипп расправился с орденом тамплиеров, отмечает, что процессы шли несколько лет, Филипп планомерно уничтожал монастырь за монастырем, а храбрые рыцари и не думали сопротивляться или спасаться. Конечно, у нас масштабы поменьше, да и личности помельче, но все же нельзя не поразиться наивности, с которой некоторые полагают, что их минет чаша сия.

Во-вторых, уроком для будущих чиновников-эмигрантов режима Ющенко (когда до них доберется следующий режим) должна стать явно ложная установка, постулирующая, что все, что случается на фронте публичной политики является лишь ширмой для «настоящей» закулисной политики. Иначе говоря, если кого-то преследуют за коррупцию, то это лишь потому, что он лично насолил кому-то или не договорился с кем-то. Увы, это не так. Двадцатый век продемонстрировал множество уроков того, как неотвратима бывает власть политических обещаний. Для новейшей истории Украины это, кстати, первый случай такого рода и нужно учиться на нем, пока не поздно. Министр внутренних дел Луценко уже не сможет остановиться, даже если захочет. Разборки с бывшими кучмистами закончатся только с его уходом с милицейской должности.

В-третьих, конечно же, честные милиционеры оказались в непростой ситуации. Очевидно, что в нашей богоспасаемой отчизне трудно найти некоррумпированного чиновника. Иначе говоря, сажать нужно всех, включая и некоторых деятелей новой власти. И ведь, что самое грустное, даже если допустить, что все нечистые на руку будут сидеть в тюрьме (для чего, по всей видимости, потребуется выделить несколько областей Украины), ничего не изменится. Корни коррупции не в нарушении того, что считается законом. Они даже не в плохом и противоречивом законодательстве. Непротиворечивое законодательство — это вообще нонсенс, его не может быть по определению. Коррупция — это синоним основной формулы отношений в украинском обществе, отношений сельских, феодальных — «свій до свого по своє», что на практике означает «свій до свого по моє».

Поэтому честным милиционерам рано или поздно придется остановиться, а это означает, что наказанные чиновники окажутся наказанными несправедливо, потому что точно такие же деятели останутся спокойно процветать на воле. Поэтому никакой пользы кроме вреда милицейская затея не принесет, если не будет подкреплена реальными антикоррупционными мерами, которые не имеют ничего общего ни с административной, ни с уголовной ответственностью, ни даже с экономическими интересами (дескать, повысим чиновникам зарплату, и они красть перестанут).

Украинская политическая жизнь в последнее время протекает в каком-то басенном формате. Происходящее как будто специально сжимается до предельно нравоучительной формы анекдота. Не успели позабыться обещания новой власти быть самой честной и порядочной, как на обмане попался министр. Да не простой, а министр юстиции. Да не на простом обмане, а на обмане, связанном со злополучным словом «профессор». Да к тому же не просто профессор, а американский...

Тут вот еще выяснилось, что бывший главный милиционер — человек без гражданства и, судя по всему, агент гондурасской разведки. Видимо, этот юмор не случаен, эти шутки должны нас чему-то научить. Нельзя ведь представить себе, что МВД, сегодня столь рьяно взявшееся за нарушителей закона, ничего не подозревало об отсутствии прописки у своего бывшего шефа. И раз вспоминаем книги Умберто Эко, позволю напомнить момент из «Имени розы», когда Адсон спрашивает Вильгельма о том, что его больше всего смущает в покаянии. «Поспешность», — отвечает Вильгельм Баскервильский.

Татьяна Шульгач

http://archive.kontrakty.ua/