УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Президент ассоциации издателей Александр Афонин: «В прошлом году у нас продали 83 млн. «серых»

1,2 т.
Президент ассоциации издателей Александр Афонин: «В прошлом году у нас продали 83 млн. «серых»

В этом году в Украине будет продано 125-130 млн. книг на сумму $275-290 млн. Из этого количества на долю украинских издателей придется не более 20-30 млн. Остальные 100 млн. — российские книги, причем на две трети ввезенные «по-серому». Поднявшись в 90-х, в том числе и за счет нелегального импорта в Украину, российское книгоиздание в 2004 г. вышло на 4-е место в мире (!) по количеству наименований (89 тыс. книг общим тиражом 685,8 млн.), а книжный товарооборот составил $1,5-2 млрд. Почему россияне не продают права на издание книг украинским издательствам, как случилось, что восемь из десяти продаваемых у нас книг напечатаны в России и что ждет наш рынок в будущем — обо всем этом «ЭИ» расспросили президента Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей Александра Афонина.

— Каков объем украинского книжного рынка?

— Достоверной информации нет ни у кого. В 2004 году, по моим оценкам, было продано примерно 2,3 книги на душу населения, то есть около 112-115 млн. книг за год. Если взять расчетную цену $2,2 за книгу, получается около $250 млн. В этом году ожидается 125-130 млн. книг.

— Какую долю рынка занимают украинские издания?

— Примерно $40 млн., или 20 млн. шт., вместе с коммерческими учебными изданиями, но без учебной книги, которая издается за бюджетные деньги и развозится по учебным заведениям.

— За бюджетные деньги издается много книг?

— В 2004-м было около 26 млн. шт., в этом году ожидаем 11 млн., поскольку почти вдвое уменьшили бюджетное финансирование.

— Это сколько наименований в год?

— Количество наименований учебной литературы не превышает 3 тыс. При общей численности всех наименований книг, издающихся в Украине около 15 тыс.

— Какова жанровая структура украинского книгоиздания?

— Это учебная и справочная литература, немного художественной. Учебный сегмент в Украине занимает 65-70%. Фактически разножанровая книга украинских издательств присутствует чисто номинально, и доля ее с каждым годом уменьшается.

Если в 2003 году она составляла 0,36 книги на человека (18 млн.), то в 2004-м — 0,31 (17 млн.). Это художественная литература, беллетристика, справочные издания. В этом году прогноз на уровне 0,3-0,31.

— Какова доля украиноязычных книг, если не считать учебники?

— Около 60%.

— Другими словами, в Украине в 2005 году будет продано 125-130 млн. книг, из них 20-30 млн. — украинская книга, а оставшиеся примерно 100 млн. — российская?

— Да.

— А доля «серых» поставок велика?

— По данным Госкомстата, в 2004 году в Украину импортировано меньше 12 млн. книг. Учитывая, что в прошлом году реально продали около 95 млн. российских книг, получим 83 млн. «серых» (72% рынка — «серые» поставки из России).

— С «серым» ввозом можно бороться? И как именно?

— Бороться можно и нужно. Но пока что это не стало заботой государства. Доходит до смешного, когда директор одного известного российского издательства на Форуме издателей во Львове рассказывает, что не успел официально завезти экспозицию, поэтому сформировал ее из «серого» импорта...

— Какие украинские издательства наиболее коммерчески успешны?

— «Фолио», «БАО», «Ранок», «София», «Підручники і посібники», «Богдан»… Можно назвать еще полтора десятка.

— Кроме «Софии» и «Фолио», все издают преимущественно учебную литературу?

— Да. Можно так сказать. Еще можно отметить издательства типа «Кальварии», но сказать, что они суперприбыльные, нельзя. Многие их книги — дотационные, они работают «на подпитке». Не знаю, выжили бы они, если бы дотации закончились.

— Каковы годовые тиражи «учебных» издательств?

— У коммерческих — 1-1,5 млн. У бюджетных, печатающих книгу по госзаказу,— 3-5 млн. Среди крупнейших — «Генеза», «Освіта», «Навчальна книга». Но круг таких издательств очень узок.

— В каких сегментах и на каких условиях украинские издательства могут конкурировать с российскими?

— В первую очередь, это юридическая литература — пока российские издательства не торопятся работать с нашим законодательством. Затем учебная литература, которая жестко привязана к украинским программам. В принципе, Украина могла бы конкурировать в любой нише, но у нас практически нет издательств, работающих по лицензиям на право издания, как это принято во всем мире…

— Лицензии — это немалые деньги. Могут ли изданные по лицензии книги конкурировать с российскими?

— Это вопрос, скорее, не цены, а цивилизованных отношений. Конечно, с лицензиями работают некоторые наши издательства. В частности, «Фолио», «София»… Но в целом россиянам невыгодно продавать лицензию и получать фиксированный доход, значительно меньший, чем они получают, завозя готовый продукт. По какой цене его делают и по какой цене завозят — тайна, покрытая мраком. И даже если украинская книга сегодня выровнялась по цене с российской, это вовсе не значит, что наши и российские издатели получают соизмеримую прибыль. Рентабельность украинских в лучшем случае — 8-10%. Российских — до 100% и более. То есть просто идет выкачка денег из Украины.

— Ситуацию надо менять на уровне государства?

— Да. Нужна законодательная база, позволяющая определить перечень литературы, которая может и должна завозиться в силу слабой разработки определенных жанров книги в Украине. Все остальное должно издаваться здесь после приобретения прав. Деньги, вкладываемые в издательскую сферу, должны крутиться в Украине.

— И как, по-Вашему, бороться с «серыми» поставками? Закон законом, но границы-то не закроешь…

— Наиболее реально — введением акцизных марок. А после определения реальных объемов импорта — введением дополнительных пошлин на импортируемые книги. Это защитило бы книги, изданные у нас по лицензии.

— И ввести штрафы за торговлю «безакцизными» книгами?

— Штрафы мало что изменят. Нужна система по отслеживанию процесса производства книги в Украине, импорта ее и продаж на уровне управленческих структур. Но пока об этом никто из чиновников даже не заикается.

— Почему?

— Сложно сказать. Некоторых помощников предыдущего президента «обвиняли» в лоббировании интересов российских издательских монстров. И сегодня кое-кого обвиняют… А по факту законодательная база в отношении книгоиздательства никогда не была стабильной и напоминает качели. Если в прошлом году правительство Виктора Януковича ввело в действие Закон «О государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине» с 1 июля, то усилиями правительства Юлии Тимошенко 27 марта 2005 года эти льготы урезали.

— Все льготы?

— Книготорговцев и издателей лишили льгот по уплате налога на прибыль. Правда, оставили льготы по НДС. А вот для полиграфии и бумажной промышленности, как это ни удивительно, льготы по изданию книг оставили. Но для украинских полиграфистов доходы от книгоиздания в общей структуре доходов невелики, поэтому наличие или отсутствие льгот на них сильно не влияет. А для издателей, напротив, льготы жизненно необходимы.

— Поступления в бюджет заметно увеличились после отмены льгот по налогу на прибыль?

— Нет. Отечественная издательская отрасль чрезвычайно бедна. Средняя рентабельность издательств — 2,5-10%. «Белая» торговля — магазины — имеет несколько большую. Если посчитать, получаются смешные деньги — всего $3-5 млн. налога на прибыль в год.

— Украинский издательский бизнес интересен иностранным инвесторам?

— Пока мало — в силу неустойчивости законодательной базы и отсутствия интереса к этой отрасли у власти. Хотя российские издательства активно зондируют рынок украинской учебной книги на предмет покупки издательств.

— Россияне хотят еще больше укорениться на рынке?

— Естественно. Когда-то один из очень крупных российских издателей на выставке в Москве сказал, что за счет законов о льготах российская издательская отрасль никогда не смогла бы подняться настолько быстро, если б не было такой мощной «провинции» как Украина, поглощающей львиную долю литературы, производимой в России.

— Сейчас в Украине много российского издательского капитала?

— Практически нет. Вообще, капитал, который должен был бы крутиться в издательской сфере, должен быть раз в 5-7 больше, чем сейчас (в 5-7 раз больше $40 млн., которые сегодня составляют оборот украинского книгоиздательства, т.е. $200-280 млн. — Ред.). Но эти деньги должны работать именно в издательском секторе, а не вымываться из Украины импортом готовой продукции. Сегодня в государстве не отработаны механизмы и источники финансирования издательской отрасли, а поступления от продажи книг не дают возможности для развития издательского бизнеса. Большинство издательств работает «на проедание».

— Кстати, как Вы оцениваете возможный приход российского капитала в украинский издательский бизнес?

— В полиграфии, производстве бумаги и расходных материалов должны быть созданы самые выгодные условия для иностранных инвестиций. Иначе — в издательской сфере. Дело в том, что книгоиздание — одна из немногих сфер, где чужой капитал будет вреден. Она была, есть и будет инструментом влияния на психологию людей, на их политические воззрения. Любое государство, если оно намерено сохранять хотя бы видимость независимости, никогда не будет выпускать эту сферу из поля зрения. Иначе оно должно смириться с информационной зависимостью. Кстати, Юлия Тимошенко и Виктор Ющенко — единственные чиновники такого уровня, службы которых ни разу не встретились с представителями издательского бизнеса.

— И правда, в этом году на недавнем Форуме издателей во Львове представителей власти почти не было... А раньше приезжали?

— Чиновники были, но, как и раньше, на уровне замминистров или представителей комитетов ВР. Высших должностных лиц страны, как в России, никогда не было. Скажем, московская выставка. Путин — там, Касьянов — там, Фрадков — там. Любой из мало-мальски известных российских политиков считает своим долгом посетить московскую выставку. Это элемент престижа, элемент PR — человек читающий, человек думающий, человек видящий…

У нас ситуация — «пани прибули». Все должны падать ниц, потому что ОН или ОНА пришли. Традиции ненавязчивой демонстрации приверженности книге в политическом бомонде нет.

— Раз уж начали о грустном, напрашивается следующий вопрос: улучшилась ли ситуация со сбытом книг?

— Сбыт изменился мало. Хотя есть положительные тенденции: появилось несколько сбытовых структур, позиционирующих себя как посредники между издательствами и книготорговыми организациями. То есть они сотрудничают со многими издательствами и предлагают магазинам пулы из нескольких сотен наименований. Можно назвать «Саммит-книгу», агентство «Джерела-М», «А.С.К.» и несколько других более мелких, предлагающих литературу украинских издательств книготорговым точкам по всей Украине. Что касается книжных магазинов, оставшихся от «Укркниги»,— ситуация просто трагическая…

— В смысле?

— Сегодня на их месте — а они, как правило, размещались в центральных районах областных центров — рестораны и бутики.

— Сколько сейчас книжных магазинов в Украине?

— Тех, которые можно в полной мере таковыми назвать,— менее 400. В среднем они предлагают 7-25 тыс. наименований книг. Но есть сети супермаркетов. Насколько я знаю, «Буква» насчитывает более 20 магазинов, «КС» — 16-20, «Моя книга» — 12, система НКМ «Національна книжкова мережа» (подразделение «Национального книжного проекта») — около 20 магазинов. Правда, сети, как правило, очень мало работают с украинской книгой: им невыгодно работать с несколькими сотнями наших издателей, издающих в год всего по несколько книг. Появление посредников, о которых мы говорили выше, может улучшить ситуацию с наличием украинской книги на полках этих магазинов.

Персона

Александр Афонин, президент Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей, член коллегии Госкомтелерадиовещания Украины. Родился 6 сентября 1954 г. в пгт Вильча (Киевская обл.). В 1982 г. окончил Киевский университет им. Т. Г. Шевченко, в 1990 г. — Высшую партийную школу при ЦК Компартии Украины (историк, политолог). В 1984-1991 гг. работал на разных постах в аппарате Компартии Украины (последний пост — первый секретарь Подольского райкома партии г. Киева). В 1995-2001 гг. — генеральный директор издательства гуманитарной литературы «Абрис». С 1996 г. — президент Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей.

Ассоциация

Украинская ассоциация издателей и книгораспространителей (УАИК) создана в 1994 г. В нее входят более 120 издательств и книготорговых организаций. По инициативе и при прямом участии УАИК был подготовлен действующий Закон «О государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине».

Андрей Бережанский, "Экономические Известия"