УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Кищиро Амаэ: "Инвестиционный климат в вашей стране всегда был очень плохим"

Кищиро Амаэ: 'Инвестиционный климат в вашей стране всегда был очень плохим'

Кищиро Амаэ, Чрезвычайный и Полномочный Посол Японии в Украине:

О ЯПОНСКИХ ИНВЕСТИЦИЯХ

Является ли сегодня Япония актив­ным инвестором в украинскую экономику?

— Сегодня мы практикуем два вида финансовой деятельности в вашей стра­не: предоставление грантов и выдача кредитов. Государственных кредитов мы выделили за все время существования независимой Украины на сумму около $430 млн, львиная доля которой при­ходится на кредит на строительство но­вого терминала аэропорта "Борисполь" -$173 млн.

Частные же японские инвестиции со­ставляют пока всего около $50 млн. Дело в том, что многие японские инвес­тиции приходят в Украину из европейс­ких стран: например, компания "Ядзаки

Корпорейшн" инвестировала $35 млн в организацию предприятия "Ядзаки Ук­раина" по производству электропровод­ки для автомобилей. Однако создава­лось это предприятие в Украине через "Ядзаки Европа" — дочернее предпри­ятие японской компании в Германии. Поэтому де-юре это немецкие инвес­тиции, хотя и японского происхожде­ния. Аналогичная ситуация с японской компанией Japan Tobacco International, швейцарский филиал которой вложил около $50 млн в предприятие по произ­водству сигарет в Кременчуге.

(Смеется) Статистике вообще нельзя доверять, так как зачастую она дает весьма сомнительную информацию. Вот, например, вторым крупнейшим иностранным инвестором Украины вслед за США является Кипр, вложив­ший в Украину около $1 млрд. Но ведь такой объем инвестиций просто невоз­можен для этой страны!

Так все-таки, как вы оцениваете уро­вень японских частных инвестиций в Ук­раину?

— Если учитывать косвенные инвести­ции, сделанные японскими компаниями, зарегистрированными в других странах, то в 2004 г. в Украину было инвестиро­вано около $200 млн, что в сравнении с США, Германией и Россией, конечно же, маловато. До Президента Ющенко в Японию из окружения Виктора Андрее­вича приезжал один человек (фамилию его я называть не буду), который встре­чался с японскими компаниями с целью найти инвестора для строительства скоростной дороги на воздушной по­душке между Киевом и Борисполем (а это ни много ни мало $500 млн). Он не говорил: "...мы возьмем кредит на $500 млн и построим". Он просто узнавал, за­интересованы ли японские компании в подобном проекте. Поэтому инвестиции в размере $1 млрд {такую сумму назвал Виктор Ющенко, пребывая с официальным визитом в Японии 18-24 июля. — Авт.) я как посол не могу подтвердить, так как для их осуществления необходимо раз­работать соответствующие инвестицион­ные проекты. А пока это все разговоры.

Что мешает японским инвесторам вкладывать средства в украинскую эко­номику?

— Политические изменения, поли­тическая нестабильность не позволя­ют Японии инвестировать в Украину. Хотя "оранжевая" революция была важным событием для вашей страны, но вот постреволюционная обстанов­ка препятствовала развитию внешней торговли и притоку инвестиций со сто­роны Японии. Новая власть изменила много законов и других нормативных документов, что также повлияло в зна­чительной мере на инвестиционный климат страны. Приведу пример: в Уж­городе существовала специальная эко­номическая зона "Закарпатье", в кото­рой компания "Ядзаки Корпорейшн" открыла свое предприятие "Ядзаки Украина", вложив в него $35 млн, создав 1500 рабочих мест. Но сегодня ру­ководство компании серьезно обеспо­коено отменой всех льгот и думает, не свернуть ли свой бизнес в Украине и не открыть ли новый завод в Румынии.

Как вы оцениваете перспективы ин­вестирования в украинскую непроизводс­твенную сферу, например, в сферу услуг, в финансовый сектор?

— Японские банки очень давно рабо­тают на инвестиционных рынках мира, как правило, они действуют в паре с торговыми компаниями. Например, если "Мицуи" и "Мицубиси" хотят до­бывать нефть на Дальнем Востоке, они объясняют японским банкам, на что им нужны кредиты. Это японский тип инвестирования — банк сам никогда не вкладывает в бизнес.

Инвестирование в непроизводствен­ную сферу Украины вполне возможно. В июле 2005 г. Японский банк междуна­родного сотрудничества (JBIC) подписал с Укрэксимбанком договор на предо­ставление кредита в $50 млн. С помо­щью этих средств ваш банк сможет кре­дитовать местные компании. Японские частные банки до сих пор не кредитова­ли Украину, но в будущем это возмож­но. Я также не исключаю, что японский банк купит акции какого-то украинс­кого банка и будет работать с ним как партнер.

О ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ

А какой была реакция японского биз­нес-истеблишмента на смену правительс­тва в Украине?

— Смена правительства вызвала у японских бизнесменов неоднозначную реакцию. Ведь они полагали, что пос­ле "оранжевой" революции в Украине установятся прозрачные правила игры, а этого так и не произошло. Сейчас все надеются, что в вашей стране все-таки наступит политическая стабиль­ность, которой за последние восемь месяцев достичь не удалось: каждый министр получал двойные инструк­ции, например, от премьер-министра и секретаря СНБОУ. Кроме того, пре­жний кадровый состав был полностью отстранен от власти, а компетентность нового не соответствовала потребнос­тям времени.

Политическая стабильность крайне важна для привлечения иностранных инвестиций. Что отличает Западную Европу, Японию или США от Укра­ины? Смена правительства в вышепе­речисленных государствах не влечет за собой изменения всего экономическо­го уклада страны. У вас же очень сла­ба основа демократии и современного государственного строя, поэтому, когда приходит новый президент или пре­мьер-министр, меняется практически все. А политическая нестабильность ведет к нестабильности экономичес­кой. Японские банкиры и бизнесмены никогда не захотят вкладывать деньги в Украину, если этот рынок, имеющий, кстати, очень большой потенциал, бу­дет столь изменчив.

Вы пытались как посол повлиять на ситуацию, принять какие-то меры, чтобы предотвратить уход японских компаний с украинского рынка?

— Ямного раз беседовал с Анатолием Кинахом и Сергеем Терехиным о пос­тоянных изменениях ваших законов, инициированных отдельными минис­терствами, а также об отсутствии ста­бильности во властных структурах.

И что вам ответили вышеперечислен­ные чиновники?

— Они сообщили мне, что будет раз­работан новый закон, который будет включать два важных положения. Пер­вое — в Украине будет создан индус­триальный парк и предоставлены со­ответствующие льготы и привилегии для иностранных инвесторов (в част­ности, снижены таможенные пошлины на пять лет). Второе — деятельность компаний, работающих в специальных экономических зонах, будет проверена. И если окажется, что компания добро­совестно работала и соблюдала законы, тогда правительство возместит ущерб, который оно причинило, отменив все льготы.

А при Леониде Кучме и его ко­манде была политическая стабильность?

— Да, определенная стабильность тог­да существовала, и политическая в том числе. Ежегодный экономический рост в 2002-2004 гг. составлял примерно 10-12%. Но наряду с этим процветала кор­рупция. Возьмем, к примеру, государс­твенные тендеры. В Западной Европе, если проводят тендер, обязательны рав­ные условия для всех кандидатов, жела­ющих принять в нем участие. У вас же, когда объявлялся тендер, его победи­тель был известен заранее. Я сторонник демократизации и создания рыночной экономики, прозрачности и равенства возможностей для всех предприятий, поэтому считаю, что после "оранже­вой" революции ваша страна получила больше возможностей для нормального развития конкуренции на рынке. Рево­люционные изменения были необходимы, каждая страна проходит через это. Украина — совсем молодая страна, ей только 15 лет, и в таком возрасте, как и человек, она только начинает формиро­ваться, чему надо всячески помогать и содействовать.

Хорошо, а инвестиционный кли­мат при Леониде Кучме был лучше или хуже?

— Инвестиционный климат в ва­шей стране всегда был очень плохим. Например, как-то мне показали сво­бодную экономическую зону возле Яворова (Львовская обл.). Мне тог­да сказали: "Господин посол, вот здесь будет СЭЗ. Любая японская компания сможет построить здесь свой завод и получить льготы". Я спрашиваю: "А где электричество? Где коммуникации? Где дороги?". — "А это потом", — отвеча­ют. Разве можно так работать?! Почему сегодня все говорят о китайском эко­номическом чуде?! Да китайцы просто предоставляли готовые площади под застройку с коммуникациями, подъезд­ными путями и прочими условиями: пожалуйста, только вкладывайте де­ньги!

КУДА ИНВЕСТИРОВАТЬ

Некоторые послы иностранных го­сударств рассказывали БИЗНЕСу, что инвесторы часто обращаются к ним с вопросом: куда лучше вкладывать — в Украину или все-таки в соседнюю Рос­сию? К вам с такими вопросами не об­ращались?

(Смеется) Да, такой вопрос задают весьма часто. Скажу вам так: в России стабильность есть, хотя она немного отличается от стабильности в Запад­ной Европе. Выбирая, куда вложить свои деньги, многие инвесторы, скорее всего, выберут Украину, но этот вы­бор они делают исходя исключительно из сиюминутной ситуации: тут риски больше, а значит, и доходность выше. Но японские инвесторы видят сотруд­ничество, как правило, в долгосрочной перспективе. То есть японцы никогда не покупают акции, чтобы их потом перепродать. Финансовые инвестиции — большая редкость для японских ком­паний (исключением могут быть толь­ко страны Европы и США, где сущес­твенно меньше риск потери вложений).

Как правило, мы создаем промышлен­ные предприятия, нанимаем местных рабочих, обучаем их, и только через 10-20 лет получаем прибыль. Японцы не ждут быстрой прибыли, тщательно при­сматриваются к потенциальным пар­тнерам, анализируют различные фак­торы и ориентируются на длительное, почти вечное сотрудничество с местны­ми бизнесменами. Поэтому с этой точ­ки зрения Украина все-таки уступает России, но это дело времени.

Бытует мнение, что иностранные инвесторы не пойдут в Украину до пар­ламентских выборов...

— В какой-то мере это так. Надеюсь, что после выборов в парламент поли­тическая стабильность будет достигну­та. Тогда оба колеса — политическое и экономическое — будут вертеться с одинаковой скоростью, т.е. появится возможность для иностранцев вкла­дывать деньги в Украину. А сейчас японские инвесторы только собирают информацию, присматриваются и слу­шают, что новое правительство хочет сделать, анализируют — вкладывать или нет.

Я вижу, что потенциал у страны ог­ромный, необходимо найти хороших партнеров, и тогда уже после выборов решение об инвестировании будет при­нято быстрее. С украинской же сторо­ны необходимо обеспечить прозрач­ную и конкурентную среду, тогда будет возможность привлечь инвестиции на сумму, значительно превышающую $1 млрд, так как для японской эконо­мики это просто мизерная сумма.

Михаил Бно-Айриян, Ольга Андрущенко, «Бизнес»

http://business.ua